ЛитМир - Электронная Библиотека

Оказавшись на свежем воздухе, Ройс глубоко вздохнул, потряс головой и быстро пришел в себя.

– Ну и представление, – сухо заметил он. – Принни превзошел себя.

– Похоже, его очень интересуют мертвецы, – заметил Алекс.

Молодые люди посмотрели друг на друга, как полководцы, готовящиеся к решающей схватке.

– Думаю, большинству представителей королевского дома в эти дни нелегко, – поспешила вмешаться Джоанна. – Все это началось с революции во Франции и ее орудия гильотины. Они опасаются, наверное, что она доберется и сюда.

– Да, тут есть причина для беспокойства, – согласился Ройс, не отрывая глаз от Алекса. – Но, возможно, в Акоре против таких вещей имеется иммунитет.

Господи, мелькнуло в голове у Джоанны, уже! Она была в восторге от брата. Всего несколько минут назад он был в ужасном состоянии, а теперь готов ринуться в атаку.

– Вас интересует, боимся ли мы в Акоре революции? – спросил Алекс с подчеркнутым спокойствием.

– Если, как мне сказали, – Ройс кивком указал на сестру, – ваш брат не имел отношения к моему заточению, значит, кто-то в Акоре отчаянно пытается навредить вам и вашей семье.

– Мой брат имеет отношение?.. – Алекс буквально оторопел.

Но тут же понял, что Хоукфорт сделал провокационный выпад. Хитрая бестия, он неожиданно выдвинул против Атреуса обвинение, чтобы увидеть реакцию Алекса. Отличная тактика, только Алекс при этом чувствовал себя чертовски неприятно.

– Абсурдное обвинение, – сказал Даркурт, окончательно овладев собой. Он перевел взгляд на Джоанну. – Ты об этом знала? – В ответ та лишь коротко кивнула, но этого было достаточно. – Так вы именно по этой причине в такой спешке уехали из Акоры?

– Пожалуйста, Алекс, – заговорила Джоанна, – постарайся понять. Мне нужна была уверенность, что мой брат в безопасности.

– И все же ты могла мне сказать… – Алексу было больно от мысли, что Джоанна промолчала, но в то же время он испытывал огромное облегчение. Теперь хотя бы ясна причина ее странного поведения и бегства.

– Ты бы меня не понял, – сказала Джоанна. – Нам обоим известно, что у тебя были и собственные сомнения относительно Ройса.

– Какие еще сомнения? – вмешался в их диалог Ройс. До сих пор он лишь молча слушал их, но теперь счел нужным заговорить.

– Сомнения относительно вас, – прямо ответил Алекс. – И того, что привело вас в Акору. Когда мы с вами разговаривали в прошлом году, я недвусмысленно дал понять, что ваш приезд нежелателен.

– Верно, – признался Ройс. – Но вы не назвали причин.

– Мне казалось, что они очевидны. Акора не любит иностранцев. – Поймав на себе насмешливый взгляд Ройса, Даркурт поспешил добавить: – Официально. Но те ксс-ноксы, которые приезжают к нам, там и остаются. Вас это не устраивало. Вы намеревались вернуться в Англию.

– Разумеется, я намеревался вернуться, но сначала хотел увидеть ванакса, – промолвил Ройс. – Я хотел, чтобы он понял, что в Британии есть люди, которые хотят дружеских и мирных отношений с Акорой. Я думал подготовить почву для дальнейшего диалога.

– Но почему же вы прямо мне об этом не сказали? – спросил Даркурт.

– Потому что вы изначально были против моей поездки, не объясняя причин. Вы старались для себя или для Акоры?

Джоанна прерывисто задышала и инстинктивно встала между братом и Алексом, которого Ройс только что намеренно оскорбил. Причины ее поступка были ясны, но мужчин он рассердил. Они взяли ее под руки и приподняли, чтобы переместить в сторону.

– Ради Бога! – возмутилась она. – Я вам не кукла и не куриная косточка, которую разламывают, загадывая желание. Отпустите меня.

Мужчины повиновались, глядя друг на друга с некоторым удивлением, словно были поражены неожиданной слаженностью действий.

– Может быть, вы, – заговорил Алекс, подавив гнев, – соблаговолите объяснить, почему считаете меня способным предать Акору?

– Я не в том смысле… Я вообще-то так не считаю, – сбивчиво объяснил Ройс. – Мне просто пришло в голову, что если вы принц Акоры, то, возможно, вы не хотите во всем подчиняться брату. Для вас есть резон стать губернатором страны, которую контролирует Британия.

Алекс был в шоке от его слов. Наступившее после признания Ройса молчание нарушила Джоанна:

– Как это ни печально, есть люди, которые повели бы себя именно так. Но Алекс не принадлежит к их числу.

– Вы наполовину англичанин, – вымолвил Ройс. – И если Персевалю удастся воплотить в жизнь свой план завоевания Акоры, то лучшего губернатора, представителя английского короля, не найти.

– Едва ли, потому что я не доживу до этого дня, – холодно заметил Даркурт. – Я не стану жить в покоренной Акоре.

Ройс несколько мгновений задумчиво смотрел на Даркурта. Взгляд его постепенно теплел, а слова прозвучали неожиданно для всех:

– Возможно, моя сестра не зря вам доверяла. – Ройсу было нелегко произнести это.

Джоанна вздохнула с видимым облегчением. Пик напряженности между Алексом и ее братом прошел, однако окончательно расслабляться было рано.

– Думаю, здесь не лучшее место для подобных разговоров, – заметила она.

Представление с волшебным фонарем уже завершилось, и гости стали потихоньку выходить из дома, чтобы глотнуть свежего воздуха, прежде чем занять места за игорными столами или предаться иным развлечениям, приготовленным для них хозяином. Без сомнения, празднество затянется до утра.

– Принни обидится, если мы уйдем слишком рано, – сказал Ройс и протянул Алексу карточку. – По этому адресу мы можем встретиться в Брайтоне, мы с сестрой остановились в этом доме. Предлагаю потолковать поосновательнее, когда за нами не будут наблюдать столь пристально. Дежурный констебль делает обходы сначала в три, а затем в четыре часа.

– Я приду в половине четвертого. – Даркурт собрался было уйти, но не успел он сделать и нескольких шагов, как Ройс остановил его:

– Я еще не поблагодарил вас за то, что спасли меня и защитили Джоанну.

Алекс пожал протянутую ему руку. Несколько мгновений мужчины молча смотрели друг на друга, после чего разошлись в разные стороны.

Джоанна осталась с братом. Она все еще опасалась за его состояние, и он, казалось, не был расположен расставаться с ней даже ненадолго. Несколько раз она заметила, как брат с опаской посматривает на молодых людей, пытавшихся поухаживать за ней. Джоанна едва не рассмеялась, до того нелепой показалась ей ситуация.

Она, которая терпеть не может высший свет, вдруг оказалась в центре внимания. Помоги ей Господь.

Поэтому, прежде чем ей надоест назойливое ухаживание незадачливых кавалеров, Джоанна решила переключить внимание на принца и постараться его очаровать.

Это оказалось удивительно просто. Она слышала много нелестных отзывов о Принни, но в эту ночь он был чрезвычайно мил. А уж узнав, что Джоанна, как и Ройс, бегло говорит по-древнегречески, принц вообще пришел в восторг. Забыв о гостях, принц завел долгую, но увлекательную дискуссию о греках, которых Джоанна так любила, она даже не заметила, как летит время. Вскоре к ним присоединился Алекс. Забыв на время об Акоре, он продемонстрировал такое блистательное знание древнегреческой истории, что принц был очарован и им. Было уже далеко за полночь, когда гости стали постепенно расходиться. Их парики обвисли, косметика смазалась, но они старались не показать усталости. Премьер-министра нигде не было видно; Джоанна слышала краем уха, что он, недовольный вечером, ушел раньше.

Когда пробило два часа ночи, Джоанна с Ройсом собрались уходить. Ночь была чудесной, с моря дул прохладный свежий ветерок. Джоанна задремала в экипаже под равномерный стук копыт и проснулась лишь когда Болкум остановил лошадей перед их домом.

– Ты не привыкла бодрствовать в такое время, – заметил Ройс.

– Нам обоим не помешает выпить по чашке крепкого чая, – выходя из кареты, сказала Джоанна.

– Ты не сомневаешься в том, что Даркурт придет? Вопрос брата удивил Джоанну:

– Нет, конечно, а у тебя есть сомнения?

60
{"b":"17671","o":1}