ЛитМир - Электронная Библиотека

Поначалу она ничего не могла разглядеть, и ее охватила паника. Но она напомнила себе о Ройсе, и этого оказалось достаточно – воспоминания о брате придавали ей смелости, и страх постепенно отступал. Правда, Джоанна не совсем избавилась от него, но теперь страх не подавлял ее, и она могла спокойно обдумать ситуацию, в которой оказалась.

В темноте – она абсолютно ничего не видела – все остальные ее чувства обострились до предела. Джоанна слышала каждый шорох и, конечно же, слышала голоса, однако сейчас они уже не пугали ее; она полагала, что здесь ее едва ли обнаружат. Да и легкое покачивание корабля немного успокаивало.

В трюме пахло смолой, древесиной и оливковым маслом. Пахло также вином, кожей… и еще чем-то. «Кажется, это металл», – подумала Джоанна. Она не могла бы объяснить, как пахнет металл, однако была уверена, что почувствовала его запах.

Вытянув перед собой руки, Джоанна осторожно сделала несколько шагов. И вдруг наткнулась на что-то большое и очень твердое. В следующее мгновение ее пальцы нащупали продолговатый и округлый металлический предмет, прикрепленный к полу трюма тяжелыми цепями. Джоанна чуть наклонилась и тут же уловила новый запах. Причем она нисколько не сомневалась: это был запах пороха.

Следовательно, металлический предмет, на который она наткнулась… Конечно же, это пушка!

«Что ж, ничего удивительного, – размышляла Джоанна. – Разумеется, акорцы не могли отправиться в плавание без пушки и едва ли эта – одна-единственная». Несколько минут спустя Джоанна убедилась в том, что не ошиблась. Она обнаружила еще две пушки, причем обе оказались необычайно большие, гораздо больше первой. Возможно, в трюме были и другие орудия, но она их не нашла.

Когда-то Ройс, как и большинство мальчишек, очень интересовался всевозможным оружием, просто с ума сходил. Джоанна же отчасти разделяла увлечения брата. Однако ей и в голову никогда не приходило, что полученные тогда знания могут когда-нибудь ей пригодиться. Зато сейчас она была убеждена: пушки акорцев гораздо больше, чем обычные орудия, – во всяком случае, две последние. Да и лафеты у них были слишком уж большие. Акорцы считались знатоками оружия и никогда не покупали его за границей, даже если узнавали, что где-то произвели что-то стоящее. «Видимо, они опасаются чужого влияния, – думала Джоанна. – А может, просто уверены в своем превосходстве?»

От размышлений ее отвлек неожиданный толчок. А потом раздался скрежет – поднимали якорь.

Джоанна снова вытянула перед собой руки и, спотыкаясь, пошла по трюму. Наткнувшись на стену, остановилась и, присев на какой-то ящик, попыталась успокоиться. К добру ли, к худу ли, но она совершила безумный поступок. Впрочем, Джоанна была абсолютно уверена в том, что поступила правильно.

Вскоре ей действительно удалось успокоиться, и она немного расслабилась. А потом вдруг почувствовала невероятную усталость – сказывались дни безумного напряжения и почти бессонные ночи. В какой-то момент глаза ее закрылись, а голова упала на грудь. Джоанна заснула.

Ее разбудил свет, пробивавшийся сквозь палубные доски у нее над головой. Свет был неяркий, но и его оказалось достаточно – теперь Джоанна могла как следует разглядеть свое убежище. Она сразу увидела пушки, и они действительно были гораздо больше обычных орудий.

Джоанна попыталась встать, чтобы осмотреть весь трюм, но вдруг почувствовала резкую боль. Невольно застонав, она снова опустилась на ящик. И только теперь заметила, что ее рука в крови.

– Что это?.. – пробормотала Джоанна, с удивлением осматривая рукав своей куртки.

Почти весь рукав был пропитан кровью. Кое-где кровь уже запеклась и потемнела, но ярко-красные пятна все же выделялись – значит, рана еще кровоточила.

И тут Джоанна вспомнила, что задела что-то острое, когда пробиралась в иллюминатор. Тогда она не обратила на это внимания, а рана, видимо, на какое-то время закрылась, но теперь, когда она потревожила ее резким движением, снова начала кровоточить.

Сжав зубы, чтобы не закричать от боли, Джоанна осторожно высвободила руку из рукава. Увиденное поразило ее. Кровоточившая рана оказалась глубокой и наверняка была довольно опасной. Если бы Джоанна сейчас находилась в Хоукфорте, она немедленно позаботилась бы о том, чтобы как следует промыть ее и тщательно перевязать. Здесь же у нее имелась только небольшая бутыль с водой и самые необходимые медицинские принадлежности, которые она прихватила с собой. «Но все равно необходимо сделать все, что можно», – решила Джоанна.

Воду она намеревалась пить понемногу, после чего следовало как-то возобновить запас. Вернее, Джоанна надеялась, что через два дня, когда корабль уйдет уже далеко в море, ей нечего будет опасаться, даже если ее обнаружат. Она полагала, что на сей раз у Даркурта не останется выхода и ему придется выслушать ее. Но теперь стало ясно, что вода понадобится ей гораздо раньше. Возможно, придется совсем не пить и терпеть как можно дольше – до тех пор, пока она не сочтет возможным отправиться на поиски камбуза.

Превозмогая боль, Джоанна принялась возиться с раной – промывала ее водой из бутылки и перебинтовывала полоской льняной материи, оторванной от запасной рубашки. Через несколько минут, совершенно обессилев, она опустилась на пол, чтобы немного передохнуть. В узелке у нее были сухари и сушеное мясо, но Джоанна чувствовала, что не сможет сейчас есть. Прислонившись спиной к стене, она прикрыла глаза и постаралась не обращать внимания на резкую пульсирующую боль в руке.

Джоанна ненадолго задремала. Проснувшись же, услышала голоса матросов, ходивших по палубе, и почувствовала легкую качку. «Сейчас мы, наверное, уже у французского побережья, – подумала она. – Наверняка французские корабли патрулируют берег, но едва ли среди капитанов найдется безумец, который решится напасть на акорское судно, пусть и идущее из Англии».

Джоанна еще немного подремала. А проснулась от ужасной жажды. Не в силах совладать с собой, она выпила половину оставшейся воды и с тяжелым вздохом спрятала бутылку в узелок – до следующего раза. Есть ей по-прежнему не хотелось, но она заставила себя пожевать сухарь и кусочек сушеного мяса. Джоанна понимала, что иначе лишилась бы последних сил.

Она еще чувствовала боль в руке, но все же решила подняться и как следует осмотреть свое укрытие. Вскоре Джоанна обнаружила еще три пушки – они оказались такие же большие. Кроме того, в трюме стояли огромные сундуки, в которых, вероятно, хранилось оружие. И все же значительная часть трюма оставалась незаполненной, и это немного удивляло – ведь всем было известно, что Акора необычайное богатое королевство. «А впрочем, ничего удивительного, – подумала Джоанна. – Наверное, акорцы просто не захотели брать на борт ничего иноземного».

Но, может быть, для каких-то грузов они все-таки делали исключение? Если так, то что же это за грузы?

Может, Ройс догадался об этом? Интересно, он представлял себе, как рискует, отправляясь в столь опасное путешествие? Вообще-то ее брат был человеком вполне разумным, но, к сожалению, нередко совершал легкомысленные поступки.

«Вернусь к Рождеству, – сказал он, заехав в Хоукфорт попрощаться. И, улыбнувшись, добавил: – Не вздумай беспокоиться. Со мной ничего не случится».

Но Рождество прошло, минуло еще шесть месяцев, а о Ройсе до сих пор ничего не известно. Временами Джоанне даже казалось, что она уже никогда не увидит брата.

«Нет, нельзя отчаиваться, – сказала она себе. – Ты должна верить в успех, иначе не сумеешь осуществить задуманное».

Время шло, и Джоанна чувствовала, что боль в руке с каждой минутой усиливается. Потом боль вроде бы утихла, но в голове вдруг зашумело – и все поплыло у нее перед глазами…

Очнувшись, она обнаружила, что лежит на полу. И тотчас же почувствовала, что в трюме ужасно жарко. Джоанна невольно усмехнулась, вспомнив о том, что прихватила с собой на всякий случай даже тоненькое одеяло – полагала, что на акорском судне будет очень холодно. Какое одеяло?! Она сейчас мечтала о льде! Джоанна тут же вспомнила о хоукфортских прудах, по которым зимой так приятно кататься на коньках. Да, необыкновенно приятно! А лед… Они складывали куски льда в ледник и держали там до лета, чтобы подавать со свежими фруктами. Это было невероятно вкусно, особенно в летнюю жару.

9
{"b":"17671","o":1}