ЛитМир - Электронная Библиотека

Хоук оцепенел. Он, мужчина, не медливший ни мгновения в сотнях сражений, чья реакция была молниеносной, стоял теперь, глядя на воду и не веря своим глазам. Невозможно, чтобы его нареченная вот так скрылась под водой. Невозможно, чтобы день, начавшийся так чудесно, обернулся неожиданной, ужасной бедой.

Но так могло случиться и случилось. Хоук взревел от ярости на коварную судьбу, сбросил плащ и кинулся в воду. Вынырнул на поверхность и лихорадочно огляделся по сторонам. Кристы нигде не было. Набрав побольше воздуха в легкие, он снова нырнул. Долгие, мучительные мгновения искал Кристу, но безуспешно. Легкие жгло, и Хоук был вынужден снова подняться на поверхность. Набрав воздуха, собирался опять погрузиться в волны, но тут его внимание привлекла быстро двигающаяся в воде фигура.

Криста вынырнула и засмеялась. Ее волосы потемнели от воды и прилипли к голове. Девушка плыла с уверенной легкостью, несмотря на вес платья, и была в полном восторге.

— Это просто замечательно! Почему мне никто не сказал, что здесь такая теплая вода?

Пока Хоук, не в силах вымолвить ни слова, глазел на суженую, открыв рот, Криста снова нырнула и снова появилась на поверхности, но уже футах в пятидесяти от него.

— Вы умеете плавать, — сказал Хоук, с опозданием сообразив, что нет никакой необходимости утверждать нечто вполне очевидное.

— Рейвен и Торголд уверяют, что я умела плавать с самого рождения, — с широкой улыбкой произнесла Криста. — Думаю, они преувеличивают, но я и вправду всегда любила воду. — Она снова исчезла под водой и на этот раз вынырнула рядом с ним. Лицо ее сияло от счастья. — Мне приходилось иногда плавать в озерах среди скал, там тоже вода теплая, но море у Уэстфолда холодное даже в разгар лета. Это просто невероятно.

Хоук, который находил воду приятной, но весьма прохладной, только вздохнул. Он, разумеется, почувствовал немалое облегчение оттого, что с Кристой ничего плохого не случилось, но ужас, пережитый им, все еще не отпускал его. Он не помнил случая, чтобы страх охватывал его с такой силой — даже на поле битвы, где это чувство было неизменным спутником каждого разумного человека.

Страх вынудил его говорить строже, чем того требовали обстоятельства.

— Вода не слишком-то теплая. Пожалуй, пора кончать. Криста выглядела удивленной и разочарованной, но не спорила. Она по крайней мере послушна, сказал он себе, когда они вышли на берег. Но, наклонившись и выжимая мокрое платье, Криста сказала:

— Я полагаю, что не стоит плавать в одежде. — Она подняла голову, посмотрела на Хоука и добавила: — Дома я плавала в рубашке.

Она не сообщила, хотя какое-то озорное чувство так и подмывало ее сделать это, что иногда плавала и вовсе без иного одеяния, кроме покрывала из ее шелковистых волос.

Хоук смотрел на нее недоверчиво, пока не сообразил, что девушка говорит всерьез. Значит, стоит только поощрить се самую малость, и леди Криста вернется в воду в одной рубашке. А ему что останется делать? Сидеть на берегу и наслаждаться картиной? Или, может, присоединиться к ней? Что ж, превосходная мысль. Желание, с которым он боролся все утро, снова вспыхнуло. Он выругался себе под нос и бросил Кристе свой плащ.

— Вот, наденьте это. Она возразила:

— Мне не холодно.

Криста была явно равнодушна к тому, что мокрое платье облепило ее, подчеркнув высокую грудь и сделав заметными твердые кончики сосков; тоненькая гибкая талия, плавные очертания бедер, стройные длинные ноги… Хоук никогда не считал себя человеком с большим воображением, но сейчас оно ему и не требовалось, чтобы представить Кристу обнаженной. Она была его суженая. Многие пары спали вместе до брака, и многие невесты получали благословение церкви уже после того, как их первый ребенок был зачат. Никто не станет осуждать его. Никто… за исключением разве что самой леди Кристы, но, судя по тому поцелую, которым они обменялись в конюшне, преодолеть се сопротивление было бы легко и приятно для них обоих.

Но он человек твердых правил — черт побери! — и ни одна женщина, пусть самая желанная, не заставит его забыть об этом. Он сделает се своей женой в установленное им самим время и на собственных условиях.

— Наденьте плащ, — повторил он, и на этот раз тон его голоса предупредил Кристу об опасности.

Она подняла голову и посмотрела прямо на Хоука. Яркий румянец расцвел на ее щеках. Криста поспешила отвернуться. Когда она села в седло, плащ плотно облегал тело.

Они возвращались той же дорогой, но молча. Несмотря на сумятицу в мыслях, Хоук пристально вглядывался в Кристу. Она ехала гораздо лучше, чем считанные часы тому назад. Быстро научилась, врожденная ловкость хорошо служила ей. Лорд поймал себя на том, что вспоминает, как она танцевала, и поскорее переключился на другой предмет размышлений, однако это не помешало появлению ее образа в ином виде. Она легко и свободно плыла перед ним в воде, двигаясь с божественной грацией… Да, от такого возбуждения, которое он испытал, когда она лежала на песке, можно избавиться только на поле для тренировок. Он соберет полдюжины молодцов, вообразивших, что нынче у них легкий денек, и, загоняет вместе с ними себя до такой степени, что забудет обо всем…

Но этот замысел провалился. Три длинных корабля — на носу у каждого из них вздымался высоко над водой грозный дракон[8] — один за другим обогнули мыс, вошли в гавань и направились к пристани. Хоук привстал в седле, глядя на полные ветра паруса, украшенные гордой эмблемой герба. Он выругался еще раз и ударил жеребца каблуками в бока, пустив его в галоп.

Глава 7

— Насколько я могу предположить, — заговорил Хоук, — ты проплывал мимо и решил навестить меня?

Мужчина, сидящий напротив него, молча улыбнулся. Он был таким же рослым и мускулистым, как хозяин Хоукфорта; золотисто-каштановые волосы падали на широкие плечи, глаза своим цветом и сиянием напоминали желтый Топаз. На нем была простая туника из тонкой черной шерсти и начищенные до блеска кожаные сапоги. Никаких украшении, намекающих на истинный ранг и влияние, если не считать меча из искусно выделанной стали. Безошибочно распознаваемая аура знатности и благородства исходила от него самого, аура, отнюдь не уменьшаемая игрой природы, наделившей мужчину необычайной красотой.

Во всяком случае, не менее шести молоденьких служанок вертелись поблизости от него под любым предлогом. Хоук в изумлении думал, что никогда еще не видел такого количества вожделеющих женских взглядов, направленных на одного мужчину, но его гость, казалось, и не замечал этого. Нельзя сказать, однако, что он не замечал самих девушек, наоборот, он для каждой находил дружелюбную и приветливую улыбку. Хоук вздохнул, припомнив, что викинг прямо-таки обожал женщин, щедро раздавая им тот лучший дар, которым боги наделили мужскую половину человечества. И женщины, видимо, понимали это и отвечали на его внимание тем, что можно было бы определить только как неудержимое восхищение.

— Каким же я был бы другом, если бы проплыл мимо, не завернув, чтобы хоть словом перемолвиться? — спросил гость, глядя вслед хорошенькой рыжей девчонке, которая проскользнула мимо, зазывно покачивая бедрами. — Кроме того, мне казалось, что ты не прочь узнать новости о твоем племяннике.

Хоук взглянул на человека, который от ледяных северных просторов до шумных базаров Византии известен был под именем Дракон.

— И как поживает Львенок?

Хоук давно уже не удивлялся тому, что сестра вошла в семью, в которой тоже существовало обыкновение давать младенцам мужского пола весьма выразительные имена. Он должен был признать, что в грозном Норвежском Волке Кимбра нашла себе достойную пару. Рождение их сына в Хоукфорте несколько месяцев назад принесло огромную радость всем не в последнюю очередь потому, что отвратило мысли Вулфа от намерения разрушить крепость, как он угрожал, до последней щепки и последнего камня в отместку Хоуку за его неуклюжее «спасение» сестры.

вернуться

8

Обычай украшать нос корабля вырезанным из дерена и позолоченным изображением дракона ввели мореплаватели-викинги; скандинавское название таких кораблей — драккар, то есть морской дракон.

25
{"b":"17672","o":1}