ЛитМир - Электронная Библиотека

Криста вскочила с постели и уставилась на слуг в полном изумлении.

— Я не собираюсь ничего говорить! Это все испортит. Как же я узнаю то, что так сильно хочу узнать?

— А что там узнавать-то? — возразила Рейвен. — Все мужчины одинаковы… Гордецы, упрямцы, ничего не хотят понимать.

— Самонадеянные, невнимательные, грубые, — продолжил Торголд.

— Должны же у них быть хоть какие-то подкупающие женщину черты, — возразила Криста. — Когда он посмотрел на меня, я почувствовала… — Она запнулась, пытаясь в точности уловить, что же именно она почувствовала, когда эти выразительные голубые глаза смотрели на нее. Большую силу, ум и что-то еще… завораживающее, притягивающее к себе… Страсть?

Был ли владетель Хоукфорта страстным мужчиной? Криста прогнала от себя эту мысль, которая сейчас казалась ей мучительной. Став ее мужем, он будет иметь право обладать ею, как не обладал никто. Криста знала, в чем заключается такое обладание, однако понимала, что под этим, в темной, непроницаемой глубине, таится еще многое, непредсказуемое, способное в любую минуту вырваться на поверхность как нечто ужасное или, наоборот, прекрасное.

Оставляя в стороне страсть, Хоук оказался настолько мудр, что решился на союз, который нес мир как для его, так и для ее народа. Это свидетельствует об уме Хоука и самообладании. Криста по достоинству ценила эти качества, но тем не менее томительная мысль о правах мужа и о ее обязанностях как жены вызвала на ее нежных щеках румянец и вынудила слуг обменяться понимающим взглядом.

— Обыкновенные смертные, — пробормотал Торголд, прежде чем направиться к месту своего ночлега.

Он оставил в помещении для слуг-мужчин кое-какие свои вещи, чтобы это выглядело так, словно он уже устроился там. Однако гораздо больше Торголда привлекал маленький мостик перед входом в Хоукфорт.

— Тебе надо отдохнуть, — обратилась Криста к своей спутнице, едва они остались одни.

Поездка сначала по морю, а потом в седле утомила всех, но Рейвен была самой старшей, и когда они добрались до цели, было бы разумно, чтобы пожилая женщина передохнула. Но та ни о чем подобном и не помышляла.

— Сидя верхом на лошади, ничего толком не разглядишь. Мне хотелось бы разузнать, насколько богат лорд Хоук и какой властью он обладает.

С этими словами Рейвен удалилась. Криста даже не успела предупредить ее об осторожности — в помещении словно пронеслось слабое, быстро затухающее веяние птичьих крыльев.

Чуть позже, расправив, насколько могла, помятое платье и расчесав волосы, Криста тоже вышла из дома, но в более неторопливой и сдержанной манере. Она постояла несколько минут, наслаждаясь прикосновением солнечных лучей к коже, и только потом пригляделась к окружающему.

Замок Хоукфорт располагался у самого моря, на юго-восточном побережье Британии, в месте, которое, как знала Криста, называлось Эссекс. Сторожевые башни крепости были размещены на определенных расстояниях вдоль всей бревенчатой стены, и с них было легко заметить любое движение как на суше, так и на море. Еще выше вздымалась центральная башня — четыре се этажа господствовали над замковым двором. Привычная к крепостным твердыням родной Норвегии, Криста тем не менее испытала сильное впечатление.

Стоял день, и деревянные ворота в наружных стенах вокруг замка были открыты. Через них двигался непрерывный поток людей, лошадей и повозок. Криста разглядывала саксов с нескрываемым интересом. Девушка отметила про себя, что вопреки глупым слухам у этих людей не было ни рогов, ни раздвоенных копыт. Легкая улыбка тронула ее губы, когда она подумала, что собственные разумные предположения подтвердились. Люди как люди, такие же, как все. Скоро они станут ее народом, так же как их владыка станет… нет, разумеется, не ее хозяином, а мужем. Криста решила, что у нее не будет причин сожалеть об этом, какие бы гадости ни говорила эта прокисшая Дора.

Она станет самой лучшей женой лорду Хоуку. Украшением его дома, отрадой его дней, помощницей в усилиях установить мир между их народами. Чего еще мог бы он желать? Сказать по правде, ничего, и пусть он полюбит ее, как должно любить, чтобы она не испытала злую участь своей матери.

Глаза Кристы затуманились. Глухой отзвук старой боли прошел через сердце. Ее мать… Ушедшая так давно, она рисковала собственной жизнью ради смертельной любви и погибла. Отец Кристы желал ее мать, но не любил ее так, как она в том нуждалась, и тонкая нить, связывавшая их, не выдержала. Когда она порвалась, настал конец не только мечте о любви, но и привязанности к дочери, к ней, Кристе, предоставленной заботам Торголда и Рейвен. Едва их воспитанница подросла, они предупредили ее, что такая же судьба может выпасть и на ее долю. Криста не задумывалась над этими предостережениями, ведь сама мысль о каком-то мужчине в ее жизни казалась такой далекой, почти нереальной. Но прошло время, и ей пришлось стоять в родном доме под устремленным на нее взглядом сводного брата, полным ненависти, и узнать, что се выдают замуж за незнакомого человека, который если не полюбит свою жену, то разрушит се жизнь.

Этого не случится, твердо решила Криста. Хоук полюбит се. Не важно, что она почти ничего не знает о мужчинах и еще меньше о браке. Опасаясь, что в своем неведении она может совершить ошибку, Криста придумала совершенно необычный, но, как она считала, разумный план — явиться в Хоукфорт под видом собственной служанки. Если вести себя умно, она узнает о человеке, чьей женой должна стать, все, что необходимо. Когда она этого добьется, девушка-служанка исчезнет, смыв черную краску со своих от природы золотистых волос, и появится леди Криста, которая станет лучшей — и любимейшей — супругой лорда Хоука.

Для Кристы это было исполнено величайшего смысла; она не могла нарадоваться тому, что сама придумала такой прекрасный план. Правда, Торголд и Рейвен отговаривали ее, пока она мягко, но уверенно не напомнила, что ни у той ни у другого нет опыта в подобных делах. Сложности брака были такой же загадкой для любимых слуг Кристы, как и для нее самой. Но не надолго. О нет, она уверена, что пройдет совсем немного времени, и она получит ответы на все вопросы, примет решение и путь ее определится. Итак, все правильно.

Но с чего начать? Присмотревшись к тому, что происходило во дворе замка, Криста пришла к заключению, что люди выглядят здоровыми, сытыми, что они вполне хорошо одеты. У каждого было свое дело, и занимался он работой прилежно. Криста даже заметила нескольких ребятишек, которые сидели на земле и чесали шерсть.

Они привлекли внимание Кристы — ведь и она была лишь ребенком в своем родном доме. Там она жила от рождения и до того самого дня, когда покинула его несколько недель назад. Пока отец был жив, он изредка навещал дочь, но никогда не высказывал ни малейшего намека на то, что ей придется покинуть собственный дом и приехать в семейное обиталище, где живут сводные братья и сестры, дети отца от первого брака. После смерти отца Криста осталась в одиночестве. Впрочем, она была довольна своей жизнью. Правда, у нее всегда было при этом ощущение, что вот-вот произойдет нечто особенное.

И оно произошло. Криста не могла подавить охватившее ее возбуждение — в особенности с той минуты, когда наконец увидела лорда Хоука. Она снова окинула двор ищущим взглядом, но хозяина замка не увидела. Тогда Криста подошла к детям. Мальчуган с карими глазами, подняв голову, посмотрел на нее с улыбкой.

— Можно я помогу вам? — спросила она. Одна из маленьких девочек, видимо, главная в детской стайке, пригляделась к ней, кивнула и вручила Кристе несколько узеньких вальков с проволочными зубчиками на одном конце. Криста уселась на пыльную землю, присмотрелась к тому, как дети выполняют работу, и попробовала делать то же самое. Управляться с зубчатыми вальками оказалось труднее, чем она думала. Криста поцарапала костяшки пальцев.

— Вот как надо, — сказала маленькая руководительница и, положив свои ручонки на руки Кристы, показала ей правильное движение.

3
{"b":"17672","o":1}