ЛитМир - Электронная Библиотека

Солнце село, люди зажгли факелы. В свете пляшущих языков пламени мир, казалось, погрузился в древние тени.

— Король и королева урожая, — пояснил Хоук, указывая на кукол. — Многие верят, что оказание им почестей делает наши земли плодородными.

— А вы этому верите? — тихо спросила Криста.

— Я не вижу в этом ничего плохого, — пожав плечами, ответил лорд.

Все еще держа ее руку в своей, он, как положено в торжественных случаях, препроводил Кристу на ее место за столом. Едва они уселись, как цепочка молодых людей в белых одеяниях, но с вычерненными лицами выбежала на открытое место перед обедающими. С их костюмов свисали сотни кусочков блестящего, отполированного металла, который отражал свет пламени, и оттого каждый юноша казался как бы центром крошечного солнца. В руках танцующие держали жезлы и ритмично ударяли одним о другой в такт музыке старинного танца, унаследованного вместе с кровью предков.

Криста смотрела на представление с восторгом — для нес, так любящей танцы, хоть в этом было нечто знакомое. Она видела похожие танцы в исполнении обитателей Уэстфолда.

Хоук тем временем наблюдал за девушкой и радовался, что она повеселела. Он вес еще не догадывался, что же ее огорчило, но дал себе слово исправить положение. Дело взаимного узнавания достаточно затянулось. Он собирался сказать об этом Кристе, но только не здесь и не теперь, в разгар шумного веселья. Для этого нужна была минута особой близости, редчайший из даров, который он намерен был получить для них обоих в ближайшее время.

Он перевел взгляд в сторону моря и улыбнулся, зная, что принесет завтрашнее утро.

Глава 10

Криста остановилась и огляделась по сторонам, прежде чем миновать последние ступеньки лестницы, ведущей в зал. Не видно было ни Доры, ни отца Элберта, и она мысленно возблагодарила судьбу за это. Она не сомневалась, что, вынужденная смириться с проведением праздника урожая, Дора, хотя представление происходило достаточно далеко от ее обиталища, находилась сегодня в еще худшем, чем обычно, расположении духа. Она изливала бы свое недовольство всеми доступными ей способами, а Криста была для этого самой подходящей целью. Поэтому девушка намеревалась придумать для себя занятие, которое позволило бы ей избежать нежеланной встречи, пусть даже на короткое время. Она раздумывала над этим и ела яблоко, как вдруг в зад вошел Хоук. Увидел Кристу и улыбнулся.

— Я искал вас, миледи. Хорошо ли вы спали? Ей вовсе не хотелось говорить с ним на эту тему, тем более что она промучилась бессонницей. К концу праздника, когда пиво и мед лились рекой, парочки начали рука об руку исчезать одна задругой, чтобы полюбезничать наедине. Даже степенного Эдварда нигде не было видно; исчезла, разумеется, и Элфит. Зависть — мелкое чувство, но Криста его не избежала. Мало того, оно не давало ей спать всю ночь.

— Зачем вы меня искали, милорд? — спросила она, уклонившись от ответа.

— Чтобы узнать, не хотите ли вы совершить прогулку в, море под парусом.

— Под парусом? С вами вместе?

— Я не стал бы предлагать вам такую поездку в одиночестве.

— Конечно, нет, я просто подумала… — Взволнованная, она перевела дыхание и заговорила снова, несмотря на сильное сердцебиение: — Да, благодарю вас, я бы с удовольствием отправилась на прогулку под парусом.

Хоук усмехнулся церемонной строгости ее ответа, но был явно доволен, что Криста согласилась.

— Так идемте, пока управляющий благонамеренным народом не явился с дюжиной дел, требующих нашего немедленного внимания.

Нашего. Внезапная беззаботность охватила Кристу. Она рассмеялась и приняла предложенную Хоуком руку. Задними дорожками они ускользнули из замка на пристань, где лорд держал свою лодку. Он помог Кристе спуститься в суденышко, отвязал причальный канат и присоединился к своей спутнице ловким прыжком. Только кот, слоняющийся между бочками с соленой рыбой, наблюдал за их отплытием.

Хоук установил единственную мачту, развернул парус. Ветер тотчас наполнил его, и судно легко понеслось по воде. Лорд взялся за руль и направил лодку в залив. Сидя рядом с ним на корме, Криста глубоко дышала соленым воздухом, подставив лицо солнечным лучам. Она слишком долго обходилась без этого и ужасно стосковалась по морю. С каждой минутой она испытывала прилив новых чувств. Смотрела на изогнутую линию золотисто-белого берега и улыбалась.

— Ваши руки выглядят замечательно, милорд, когда вы сидите в седле, но должна сказать, что здесь они имеют еще более великолепный вид.

Хоук засмеялся, довольный ее бодрым настроением.

— Должен ли я прийти к заключению, что вы предпочитаете морские прогулки верховой езде?

— Вы не ошиблись.

— В таком случае, может, вам стоит самой попробовать вести лодку?

Море было спокойное, ветер умеренный. Хоук не видел никакой опасности в том, чтобы передать Кристе руль.

— Вы не против? — удивилась она.

— Если вы не перевернете судно, — усмехнулся он. — Вот, позвольте мне показать…

Но Криста уже взялась за руль. Она засмеялась от счастья, когда ветер растрепал ей волосы и бросил в лицо капли соленой воды. Девушка немедленно развернула лодку так, что ветер ударил в корму. И тотчас они словно прыгнули вперед. На глазах у изумленного Хоука Криста с легкостью повернула на другой галс — по направлению к порту, и скорость движения уменьшилась под влиянием встречного ветра.

— Вы умеете ходить под парусом, — признал лорд, хотя лицо у него было сердитое.

— Когда я не плавала, то занималась именно этим. Опасаясь, не перешла ли она некую границу дозволенного, Криста хотела передать руль Хоуку, но тот покачал головой.

— Ну уж нет, миледи. Коль уж вы можете ходить под парусом, так и поработайте. А я посижу на корме в полное свое удовольствие.

Криста посмотрела на лорда с недоверием, но он настоял на своем и, раскинув руки, оперся ими на бортовое ограждение с самым беззаботным видом. Хоук даже сделал вид, что закрыл глаза, но Криста заметила, что время от времени он все же открывает их, наблюдая за ее усилиями.

— Дальше на этом направлении камни, — не удержался он наконец за секунду до того, когда Криста углядела круги на воде, обозначающие опасность.

Она легко обошла это место и продолжала вести судно на север вдоль берега, который был изрезан заливами и фиордами, куда меньшими, чем в Уэстфолде, но такими же красивыми. Густые лесные заросли спускались почти к самой воде, хотя там и сям были просеки, свидетельствующие о том, что места эти обитаемы. Криста подумала о том, насколько этот приветливый край не похож на дикий, суровый Уэстфолд, и вдруг впервые сообразила, что не может припомнить, когда в последний раз возвращалась мыслями к родному дому.

— Что вас огорчает? — вдруг услышала она вопрос Хоука. Вернувшись к реальности, Криста удивленно посмотрела на него.

— Ничего. Я просто думала, насколько эти края отличаются от Уэстфолда.

Хоук помолчал, как бы размышляя, не стоит ли сменить тему разговора, но все же продолжил:

— Я имею в виду не сию минуту, а несколько последних дней. После того как уехал Дракон, что-то вас огорчило и сделало несчастной.

Криста не понимала, какую он мог найти связь между отъездом Дракона и ее огорчением, и не находила что сказать.

— Вы тоскуете но дому? — спросил Хоук. — Приезд Дракона напомнил вам о покинутом доме?

— Нет! Честное слово, я об этом и не думала. Я вовсе не тоскую по родной земле.

Лорд глубоко вздохнул и запустил пальцы в густые кудри. Криста была так увлечена игрой солнечных лучей на воде, что едва не пропустила мимо ушей следующие слова:

— Значит, вас огорчает наша помолвка?..

Девушка покачала головой. Ей был неясен ход мыслей Хоука — скорее всего потому, что ее Слишком поражало само его внимание к ее чувствам. И то, что он пришел к совершенно ложному выводу, увеличивало ее смятение.

— Меня не огорчает наша помолвка. Я считала, что это вы о ней сожалеете.

38
{"b":"17672","o":1}