ЛитМир - Электронная Библиотека

Подавленная, Криста украдкой бросила взгляд на Хоука, но тот был поглощен разговором с королем и священником, занимавшим соседнее кресло. Все трое оживленно беседовали. Насколько могла судить Криста, Хоук не обращал никакого внимания на присутствие женщины, надеявшейся на скорую женитьбу. Более того, его внимание привлекла Криста. Он заметил, что она выглядит очень усталой. Хоук что-то тихонько сказал королю, а тот, в свою очередь, обратился к королеве, и та подозвала нескольких слуг.

— Простите меня, дорогая, — сказала Илсвит. — Я так увлеклась разговором. Вижу, вы устали от путешествия. Покои для вас приготовлены. Пойдите и отдохните хорошенько. — Королева ласково улыбнулась. — Муж, кажется, задумал на завтра какую-то прогулку. На нее приглашены и вы.

Едва дослушав последнюю фразу, Криста пробормотала слова благодарности. Поднялся со своего места и Хоук. Проводив ее до подножия лестницы, ведущей в покои для гостей, он остановился, коснулся ее руки легким поцелуем и пристально посмотрел в глаза.

— Доброй тебе ночи, спи крепко.

Криста кивнула, хоть и не верила, что сможет уснуть. Она даже не заметила, что комната, отведенная для нее, убрана так же роскошно, как и та, которую она занимала в Хоукфорте. Улыбчивая молодая служанка сделала все от нее зависящее, чтобы Криста не заметила отсутствия Элфит. Криста искупалась, надела рубашку, а служанка, расчесав ей волосы, удалилась. Оставшись в одиночестве, она несколько минут посидела у окна, прислушиваясь к шуму веселья, доносящемуся из зала. Однако вскоре шум начал стихать. Голова у Кристы сделалась тяжелой. Она легла на кровать и через несколько секунд уже спала.

Криста пробудилась среди ночи, повернулась на другой бок и невольно потянулась к теплу и силе, к которым успела привыкнуть. Но рядом было пусто. Этого оказалось достаточно, чтобы сон исчез. Она села в постели и в недоумении оглядывалась по сторонам до тех пор, пока не вспомнила, где находится. И поняла, почему проснулась. С легким вздохом снова откинулась на подушку, поджала колени и попыталась уснуть. Однако сон не шел. Тогда она встала с подстели и снова подошла к окну.

Как и в Хоукфорте, на стенах стояли дозорные. При свете факелов было видно, как они ходят взад и вперед.

Чтобы хоть чем-то отвлечься, Криста начала осматривать комнату. Каменный пол был устлан плетеными камышовыми циновками, а не просто застлан камышом, как это обычно делается. Стены обшиты деревянными панелями, уложенными замысловатым узором. На одной из них висел гобелен с изображением охотников, преследующих дикого кабана. Любуясь картиной, Криста вдруг заметила среди деревянных панелей дверь, на которую раньше не обратила внимания. Она тронула щеколду и удивилась, когда дверь открылась в соседнюю комнату.

Хоук услышал, как отворилась дверь, и притих. При обычных обстоятельствах он даже здесь, в резиденции короля, тотчас протянул бы руку к мечу. Однако сейчас он знал, кто занимает соседнюю комнату. Ему об этом сказал мажордом Альфреда, духовный родственник грозного Эдварда, разумеется, проявив доверительность и такт, обязательные в его положении. Подобная предусмотрительность не удивила Хоука. Альфред, при своем искреннем благочестии, был мужчиной, который в молодые годы боролся с тем, что он называл неумеренным влечением к женщинам. В браке он обрел равновесие между страстью и набожностью и был этим счастлив, но не забыл и о том, как жарко может бежать кровь в жилах.

Не шевелясь и закрыв глаза, Хоук прислушивался к тихим шагам Кристы. Несколько раз она останавливалась и некоторое время выжидала, а один раз, кажется, повернулась к двери, чтобы уйти. Она была уже возле кровати, когда Хоук услышал ее учащенное дыхание. Ночь была теплой, и он спал голым и без одеяла. Понимание того, что Криста смотрит на него, произвело вполне предсказуемое действие. Но как долго он сможет притворяться спящим? Криста Тихонько вздохнула, и сердце у Хоука сжалось. Он понимал, что испытываемый им соблазн предосудителен, но напомнил себе, что все придет к достойному концу — Криста выйдет за него замуж. Более того, в битвах он никогда не упускал случая воспользоваться своим преимуществом или чьей-то слабостью. И не сомневался, что и теперь ведет своего рода борьбу. Он просто успокоил совесть, подумав, что ничего не намерен упускать.

И все же он заставил себя не шевелиться, почувствовав, как Криста почти неощутимым и полным нежности движением отвела прядь волос, упавшую ему на лоб. Она снова вздохнула, но на этот раз вздох скорее напоминал всхлип. Хоук вцепился обеими руками в матрас, чтобы не протянуть их к ней, и надеялся, что она этого не заметила.

Охваченная бурными эмоциями, Криста и вправду не заметила, как напряглись мышцы Хоука. Она должна была уйти. Должна! Однако стояла в оцепенении, сгорая от желания дотронуться до Хоука снова. Сбросить рубашку и лечь на кровать рядом с ним. Провести пальцами по крепко сжатым губам. Накрутить на палец прядь кудрявых волос. Погладить широкие плечи и мускулистую грудь…

В комнате было очень жарко. Криста с трудом переносила даже легкое прикосновение такни своей рубашки к отвердевшим соскам. Если бы она только могла броситься сейчас в глубокую, прохладную воду, то, наверное, избавилась бы от недостойных побуждений тела.

Глупо стоять здесь так долго. Не смея взглянуть на Хоука еще раз — тогда бы ей уже ничто не помогло, Криста отступила от постели на шаг. Подол рубашки натянулся, и она не могла двигаться дальше. Она широко раскрыла глаза, увидев руку, ухватившую тонкую ткань. Посмотрела Хоуку в лицо. Сонная улыбка изогнула такие знакомые губы.

— Не уходи, — только и сказал он.

— Я не должна была приходить. Он слегка привстал, и взгляд Кристы беспомощно скользнул по его телу, остановившись на возбужденном копье.

— Ты спала, прижавшись ко мне, последние три ночи. Зачем нам теперь спать врозь?

— Я не думала, что ты об этом знаешь. Каждое утро, когда я просыпалась, ты крепко спал.

— Я сплю очень чутко, это наследие множества битв. — Хоук отпустил рубашку и взял Кристу за руку. Совесть его изъявила последний протест и решительно удалилась. Ему почти не приходилось упрашивать женщин, но с Кристой это давалось легко. — Милая Криста, не уходи от меня сейчас. Кто знает, как долго нам доведется быть вместе. Мир так переменчив, жизнь — это лишь мгновение.

Он быстро провел губами по ее пальцам, другой рукой обхватил ее бедра и привлек к себе. Криста надавила руками ему на плечи — это была последняя и неуверенная попытка уйти. Но Хоук уже снимал с нее рубашку, обнажая длинные стройные ноги, целуя живот; эти поцелуи и веяние теплого дыхания унесли последние остатки сопротивления.

Он прав, время летит быстро. Прошлое миновало, будущее неясно, нет ничего, кроме настоящего. Неужели так ужасно ее желание получить хоть капельку счастья? Перед Кристой внезапно, словно яркая вспышка, возник образ леди Изы с ее холодной, высокомерной красотой. Станет ли она той единственной, на ком в конце концов женится Хоук, истинно благородной леди, достойной занять место рядом с ним? Возможно, что и так, ведь она очень красива и полна решимости.

Если так и случится, то единственное, чего она жаждет всем сердцем, до боли, — это чтобы Хоук не забыл ее. Чтобы, став очень старым человеком, о чем она молит небеса, он помнил бы все о ней: прикосновения, вкус поцелуев, ее голос и чувства. Пусть память об их близости сделает светлыми его сны навсегда… и ее сны тоже.

Хоук почувствовал момент, когда она сдалась, и победа его заключала в себе сладость и горечь — ведь он победил, не разбираясь в средствах, а этого не должно было случиться… Он стянул с Кристы рубашку через голову и швырнул на пол. Кожа девушки сияла, словно холодный алебастр, но жаркая страсть ее отвечала его собственной. Он уложил ее на спину, накрыв собственным телом. Гладил ее и целовал, и жажда его была тем более сильной, что целых три дня и ночи он провел рядом с ней, не смея утолить свое желание. И теперь он хотел одного: овладеть ею, сделать своей и отдать ей себя.

47
{"b":"17672","o":1}