ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Несбывшийся ребенок
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Девочки-мотыльки
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Ледовые странники
Моцарт в джунглях
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Венеция не в Италии

— Латыни? — воскликнул Альфред и теперь уже посмотрел на Кристу как на существо, до сих пор им не виданное. — Вы читаете по-латыни?

— Я счастлива, что оказалась способной на это. Брат Малкольм был очень добрым и терпеливым учителем. Когда он умер, мы все глубоко скорбели о нем.

— И ваши люди восприняли учение Христа? — спросил отец Эсоер.

Криста кивнула.

— Мы все его приняли, а в последующие годы приняли и многие другие. Даже мой отец к концу жизни понял, что нечего страшиться тому, кто надеется попасть в лучший мир.

— Значит, брат Малкольм не зря прожил жизнь, — сказал Альфред. — Видимо, он был человеком необыкновенным, если изыскал возможность наставлять юную девочку. Я всегда верил, что человек здравомыслящий начинает строить на скромном основании и постепенно переходит к вещам, более значительным. Нам бы тоже следовало предложить дочерям некоторых наших лордов несколько простых уроков и посмотреть, склонны ли они пойти дальше.

— Отличная мысль, милорд, — поспешил откликнуться на эти слова Хоук и получил в награду хоть и удивленный, но одобрительный взгляд Кристы. — При условии, если они не станут в результате уклоняться от исполнения своего женского долга.

— Да, это было бы нежелательно, — согласился король. — Мы этим не занимались, но можно попробовать… — Он вдруг умолк, очевидно, обдумывая затронутую тему, потом виновато улыбнулся. — Вы должны простить меня. Я постоянно размышляю о том, как мне справиться с житейскими делами, в которых я погряз. Во всяком случае, дорогая моя, первый список новой книги только что закончен. Она трактует об управлении государством. Я пришел посмотреть на него, а когда приглашал Хоука присоединиться ко мне, он сказал, что и вам, по его мнению, это будет по душе.

Так вот какую прогулку задумал король! Как это необычно и как много говорит о человеке! И как славно, что Хоук вспомнил о ней и взял с собой. Это одно из его многих достоинств. Взволнованная предстоящей возможностью увидеть новую книгу, увидеть одной из первых, она сказала:

— Я просто счастлива, милорд. Пока я не приехала в Хоукфорт, я видела очень мало книг. Теперь мне кажется, что сколько бы я их ни получила, все будет мало.

— Это прекрасная жажда, моя дорогая, — сказал король, любезно предлагая Кристе руку.

Хоук и отец Эссер последовали за ними, в то время как Альфред вел Кристу к скрипторию. Попав туда, Криста тотчас решила, что более удивительного места она и вообразить не могла. Во-первых, запахи. Живительный аромат нового пергамента, резкий запах клея, тонкий, даже изысканный — дорогой кожи, с привкусом морской соли — чернил, особый, металлический — золота, и еще острые запахи смесей, из которых делают краски. Криста на минуту закрыла глаза и вдохнула в себя все это, чтобы запомнить навсегда и потом узнавать повсюду.

Но это было только начало. На высоких деревянных столах лежали открытые книги, одни еще неоконченные, другие уже готовые для чтения. Кристе бросились в глаза краски — сияющая золотом, синяя, красная, зеленая, черная, — соединенные в извилистых линиях букв и в сложных, изящных рисунках, которых на страницах книг было очень много.

Она с восторгом любовалась заглавным А в виде переплетающихся между собой виноградных лоз, на которых было изображено множество птиц, но тут Хоук кашлянул, привлекая ее внимание. Альфред и священник направлялись к столу в дальнем конце комнаты, на котором лежал новый фолиант, охраняемый пожилым монахом.

— Ты просто очаровала Альфреда, — негромко проговорил Хоук. — Впрочем, я и не ожидал от тебя меньшего. Его похвала согрела Кристу, но и взволновала.

— Я ничего не знаю об искусстве очаровывать, милорд. Это не входило в мое воспитание, — искренне призналась она.

— Этому искусству нельзя научить, миледи. Наверное, оно есть плод открытого сердца и нежной души.

Она взглянула на Хоука с нескрываемым изумлением.

— Простите, милорд, но вам ли из всех мужчин называть мою душу нежной? — со смехом возразила она. — Не далее чем вчера я высказала предположение, что вам хорошо бы получить удар веслом по черепу.

Хоук тоже рассмеялся, но в глазах у него промелькнула тень беспокойства.

— Лучше прямо говорить что думаешь, чем награждать притворными улыбками и скрывать за ними подлинные мысли. Именно это присуще всем, кто находится здесь, где собираются власть имущие. Тебе следует помнить об этом.

Его предостережение отрезвило Кристу — у нее самой сложилось ощущение того, о чем сказал сейчас Хоук. Открытое пренебрежение лорда Юделла и его сестры не было забыто. Криста гадала, найдутся ли другие, готовые оскорбить ее своим высокомерием, и при одной мысли об этом внутренне вздрогнула.

Теплая и сильная рука Хоука коснулась ее руки. Они поспешили присоединиться к королю и отцу Эссеру.

Глава 13

Покои королевы занимали средний этаж в восточном крыле королевской резиденции. Там была большая и светлая комната, отлично приспособленная для занятий шитьем и вышиванием, к чему, как считалось, были привержены даже самые знатные леди. После посещения скриптория Криста нашла туда дорогу с помощью служанки. Она поняла, что королю и Хоуку есть о чем поговорить; охотнее всего она послушала бы их разговоры, но не слишком удивилась, когда ее ласково, но твердо спровадили. Была пресечена и врожденная склонность к одиноким прогулкам. Хоук, попросив у короля извинения, сам пошел проводить ее до резиденции и заставил служанку дать ему обещание, что она отведет леди туда, где ее ожидают.

Едва переступив порог комнаты, Криста убедилась, что совершила ужасную ошибку. Здесь собралось несколько десятков женщин самого разного возраста, схожих между собой лишь тем, что все они были великолепно одеты. Они напомнили Кристе птиц, сидящих на лозах буквы А, — все в богатом оперении. Прежде чем она успела перевести дух, на нее устремились пронзительные взгляды, любопытные и оценивающие одновременно. Она так и замерла на месте и в течение поистине ужасной минуты думала, что вообще не сможет двигаться. Но тут Илсвит, мудрая королева и нежная мать, увидела ее. Улыбка королевы была прямо-таки веревкой спасения, брошенной тонущему в бурном море. Криста подошла и заняла по указанию королевы место рядом с ней.

— Я надеялась, что вы придете, — сказала Илсвит. — Непременно расскажите нам о посещении скриптория. Оправдала ли новая книга надежды моего мужа?

Несколько леди, сидящих поблизости, изобразили на лицах вежливый интерес, лишь одна этого не сделала. Леди Иза по-прежнему сосредоточенно продолжала вышивать. Только легкая сардоническая усмешка искривила красивые губы.

— Книга прекрасна, миледи, — ответила Криста, подчеркнуто не обращая внимания на леди Изу. — Она очень хорошо переплетена и четко написана. В ней изложены законы, которые король Альфред считает самыми важными для соблюдения порядка в государстве. Книга разделена на три части: первая — о законах для людей, которые молятся, вторая — для людей, которые трудятся, и третья — для воинов. Написано это умелой рукой, и читается легче тех книг, какие я знала раньше. В ней много прекрасных рисунков, а заглавные буквы выписаны золотом.

— Как мне приятно слышать это, — сказала Илсвит. — Клянусь, что мой дорогой муж заботится о книгах почти как о собственных детях, и, правду говоря, дело это великое.

Все леди мило улыбнулись, за исключением Изы — она лишь слегка округлила глаза.

Королева то ли не заметила этого, то ли намеренно не обратила внимания. Криста подозревала последнее. Королева так же мудра, как и ее муж.

— Понравился ли вам скрипторий? — спросила Илсвит.

— Я считаю, что это самое удивительное место из всех, какие я видела, — откровенно призналась Криста. — Мы пробыли там достаточно долго, чтобы я успела прочитать по одной-две страницы из разных книг, а король был так добр, что позволил мне взять с собой одну на время.

— Как это хорошо, что вы умеете читать, — сказала королева. — Я подумывала о том, чтобы научиться, но с детьми и прочими делами времени для этого не выберешь.

49
{"b":"17672","o":1}