ЛитМир - Электронная Библиотека

Криста кивнула, представив, насколько трудно королеве урвать свободный час-другой.

— Я счастлива, что научилась читать еще в детстве.

— Счастлива? — Голос Изы звучал мягко, но настолько многозначительно, что многие из присутствующих дам навострили ушки, словно только того и ждали. Леди Иза очаровательно улыбнулась. — Я не думаю, что это можно было бы назвать счастьем. Расти без родителей где-то на краю света. Я слышала, что Уэстфолд — ужасное место, совершенно голое и дикое. Неудивительно, что вы так рвались сюда и даже переоделись служанкой, чтобы достичь цели. — Она опустила глаза на свой хорошенький носик и поинтересовалась самым сладким тоном: — Ведь именно ради этого вы решились на вопиющий обман, дорогая?

Прежде чем Илсвит успела вмешаться, Криста ответила:

— Нет, вовсе не поэтому я так поступила. Уэстфолд — отнюдь не голое место, он по-своему прекрасен, и я не стремилась покинуть его во что бы то ни стало.

— Понимаю, — сказала Иза, однако выражение ее лица свидетельствовало, что это не так. — Значит, вы просто считали забавным прикинуться служанкой и одурачить лорда Хоука?

Леди встрепенулись. Им предстояло редкое развлечение, и они ему явно радовались. Королева, кажется, снова хотела вмешаться, но Криста опять опередила ее. Она не хотела, чтобы присутствующие подумали, что она не может постоять за себя.

— Мои причины касаются только меня, и я не намерена выставлять их напоказ.

Леди Иза прищурила глаза, и губы ее недовольно скривились.

— Уверена, что это было бы неприглядно. Иза замолчала, давая своим сторонницам время выразить веселость сдавленными смешками и переглядыванием.

— Пожалуйста, извините, — сказала Илсвит. — Ветер разносит сплетни, и от них не больше пользы, чем от мякины. К сожалению, есть среди нас такие, — тут она устремила пристальный взгляд на леди Изу, — кому недостает ума не обращать на сплетни внимания.

В ту же секунду Иза приняла вид полного раскаяния.

— О, миледи, если я причинила обиду, прошу меня простить. Просто я, как и все здесь присутствующие, настолько преклоняюсь перед лордом Хоуком, настолько восхищаюсь всеми его поступками, что малейший намек на оскорбление его особы пробуждает во мне чувство… я бы сказала — гнева, если бы такое чувство не считалось неподобающим для женщины.

Криста. отнюдь не чуралась этого неженственного чувства. Она с трудом, крепко стиснув пальцы, удерживалась от того, чтобы не схватить со стола один из кувшинов и не выплеснуть его содержимое в самодовольную физиономию соперницы.

Илсвит отложила в сторону тунику, которую вышивала, и заговорила спокойно, но твердо:

— Леди Криста — нареченная лорда Хоука, их брак — краеугольный камень мира, который король старается заключить между норвежцами и саксами, чтобы защитить нас от разрушительных набегов датчан. Давайте вспомним о том, как наш Спаситель благословил брак в Кане Галилейской и как Он говорил, что блаженны миротворцы, ибо их есть Царствие Небесное. И потому нам следует признать, что такой союз вдвойне ценен в Его глазах.

У Кристы сдавило горло, она хотела крикнуть, что королева ошибается, не благословен этот союз, Хоук должен жениться на другой во имя своей чести и благополучия. Но к счастью, она не могла выговорить ни единого слова и оставалась безмолвной, в то время как леди Иза сердито надула губы и, вернувшись к своему вышиванию, тыкала иголкой не глядя, куда попало.

Волнение мало-помалу улеглось, и леди вернулись к своему рукоделию. Тогда Илсвит подозвала к себе служанку, что-то тихонько ей сказала и снова начала вышивать. Чуть позже в комнату вошел совсем молодой монах, по-видимому, сильно взволнованный тем, что попал в непривычное для себя женское общество. Он принес с собой книгу.

— Если вы не возражаете, дорогая, — обратилась королева к Кристе, — то я попросила бы вас почитать нам, пока мы шьем. Я убеждена, что написанное на этих страницах несравнимо возвышенней наших разговоров.

Монах помедлил, но под властным взглядом королевы положил — с явной неохотой — книгу перед Кристой. Девушка осторожно полистала ее и с восторгом обнаружила, что перед ней собрание басен прославленного грека Эзопа.

— Я слышала об этих баснях, но сама их не читала. Говорят, они просто замечательны.

Королева одобрительно улыбнулась и снова принялась за шитье. Криста бережно открыла книгу и начала читать.

Остаток дня прошел спокойно и гладко. Возможно, потому, что леди Иза пожаловалась на головную боль и удалилась, прихватив с собой своих приятельниц. С их уходом в комнате стало легче дышать. Впрочем, может, Кристе это лишь показалось. Во всяком случае, сама она почувствовала себя намного раскованнее.

Мужчины все еще были заняты делами, и в полдень леди поели без них. Впервые Криста по-настоящему радовалась женскому обществу. Она припомнила, как Хоук поддразнивал ее, утверждая, что она почувствует себя гораздо лучше, когда «посидит в обществе женщин, занимаясь шитьем и сплетнями», и как она обижалась на него, но все вышло по-другому. За трапезой дамы беседовали о тех историях, которые она им читала, приводили похожие случаи из собственной жизни и много смеялись. Одни женщины были приятнее, чем другие, остроумнее и живее, но в каждой из них Криста нашла для себя что-то хорошее…

И тем не менее мысль о том, что Хоук может жениться на такой женщине, как Иза, наполняла Кристу ужасом. Он заслуживает лучшей доли — и уж во всяком случае, по-настоящему доброй жены. Она сама по глупости надеялась ею стать и стала бы, если бы любовь таким бременем не легла на ее совесть. Но Криста не в состоянии принести такую тяжкую жертву только ради того, чтобы увидеть его женатым на женщине холодной, жестокой и себялюбивой.

Снова и снова Криста ловила себя на том, что вот-вот заплачет. Чувства ее перепутались, боль и радость владели ею одновременно, Криста просто разрывалась между ними. Ничего удивительного, что ее вдруг затошнило. Илсвит пригляделась к гостье и нахмурилась.

— Дорогая, вам нехорошо?

— Да, кажется…

У Кристы вдруг закружилась голова. Она на минуту закрыла глаза, надеясь, что все пройдет, но это не помогло. Королева наклонилась и по-матерински ласково, но твердо положила руку на ладонь Кристы.

— У вас влажная кожа. Вы ели что-нибудь сегодня, кроме того, что подавали нам здесь?

— У меня не было времени. Я долго спала, а потом…

Некоторые из дам вдруг захихикали, смутились, даже покраснели. Королева бросила на них строгий предостерегающий взгляд, но было уже поздно. Криста побледнела.

— Вы и вправду неважно выглядите, милая. — Женщина жестом подозвала нескольких служанок. — Идите к себе, дорогая, а мы тут подумаем, как вам помочь. Думаю, что беспокоиться особо не о чем, но сейчас такое время года, когда подобные недомогания обычны.

Радуясь поводу уйти, Криста встала, но вдруг пошатнулась от нового приступа головокружения. Однако все же смогла идти.

— Пожалуйста, не тревожьтесь, — обратилась она к Илсвит. — Все обойдется.

— Я ничуть в этом не сомневаюсь, — ответила королева. — Но тем не менее пойду с вами.

Отвергнув дальнейшие возражения, королева проводила Кристу в комнату и проследила, чтобы ее удобно уложили в постель, после чего настояла на том, чтобы девушка выпила настой ромашки. Криста сделала это лишь из вежливости, однако, к своему удивлению, обнаружила, что скоро ей стало лучше.

— Представить не могу, что это со мной произошло, — проговорила она с виноватой улыбкой. — Я никогда не болею.

— Я бы сказала, что в последнее время вам пришлось столкнуться со многими трудностями. Это может вызвать дурное самочувствие.

Сочувственное понимание королевы глубоко тронуло Кристу. Она никогда не знала материнской любви и заботы.

— Ваши дети должны быть счастливы. Вы заботливая мать, миледи, а ваш муж — прекрасный отец.

Илсвит выглядела удивленной и одновременно обрадованной этими словам.

— Благодарю вас, дорогая. Мне иногда кажется, что я не слишком хорошо справляюсь с серьезными и бурными делами двора, но утешаю себя тем, что моя семья благополучна и счастлива.

50
{"b":"17672","o":1}