ЛитМир - Электронная Библиотека

Криста и в самом деле не имела представления об этом, поскольку не знала, каким образом Альфред создал этот союз. Но разумеется, ничего хорошего в случае его распада быть не может.

— А с какой стати саксам быть настолько глупыми, чтобы выступить против вождя, принесшего им единение и мир? — спросила она.

Иза передернула плечами.

— Вы, видимо, и вправду глупы. Они поступят так, потому что мужчины. Мужчинам всегда нравится сражаться и выступать друг против друга. С того времени, как один завоевывает верховенство, все остальные его утрачивают. Альфред уже немолод. Он надорвал свои силы, воюя с датчанами. Кроме того, многие осуждают его увлечение наукой и считают это слабостью и глупостью. Кому нужны такие вещи, когда только власть имеет значение?

Как ни хотелось Кристе верить, что Иза говорит все это в порядке подстрекательства и со злости, на душе у нее стало скверно: видимо, леди так и думает — в ее ясных серых глазах только высокомерие и презрение, ничего больше.

— Лорд Хоук тоже высоко ценит науку, — сказала она. — У него есть книги, и он их читает.

— Ну и что? Сейчас это принято.

— Для него это не так. У лорда острый ум и желание им пользоваться.

— Ах вот как? — Как ни странно, леди Иза изобразила подобие любезной улыбки. — Вы так хорошо его знаете? И само собой, именно его ум занимает вас? Что же вы делаете, оставаясь наедине? Ведете ученые разговоры?

Спутницы Изы расхохотались. Криста попыталась сдержать гнев, но у нее это не совсем получилось.

— Вы судите о том, что вас не касается, — резко бросила она. — Насколько мне известно, лорд Хоук не имеет к вам отношения.

— Неужели? — На лице у леди вспыхнул румянец — не багровые пятна, какие появляются в раздражении, нет, она лишь слегка порозовела и сделалась оттого еще красивее, хотя губы ее сжались в тонкую полоску. — Я его знаю гораздо лучше, чем ты, потому что знакомство наше более долгое. — Она помолчала, холодно улыбнулась и добавила: — Правда, оно не столь интимное, как ваше, я ведь не дура. Он ведь уже обладал вами, и вы для него всего лишь еще одна женщина, с которой он спал, за исключением того, что вы существо безответственное и достаточно глупое для того, чтобы опозорить его, прикинувшись служанкой, и достаточно безнравственное, чтобы спать с ним до вступления в законный брак. Причем предполагается, что вы приносите в приданое мир с норвежцами. Какой вздор! Хоук никогда не заботился ни о чем, кроме собственных владений. Ему нет дела до того, что не имеет отношения к его власти, и как только он узнает… — Иза оборвала свою речь и посмотрела на Кристу с выражением притворной жалости. — Ручаюсь, что вы исчезнете еще до того, как луна совершит свой круг.

Слабость охватила Кристу. Не телесное недомогание, которое она испытывала с утра, а слабость духа. При всей своей красоте Иза была женщиной, достойной презрения, руководимой только жаждой власти и положения, но это не мешало ей быть правой, даже более правой, чем она сама сознавала, потому что ей не была известна тайна рождения Кристы. В этом Криста была уверена — иначе Иза бросила бы ей в лицо и еще одно обвинение. Но то было слабое утешение, оно ничуть не облегчало ощущение беспомощности.

Иза, кажется, поняла, что на этот раз навредила достаточно. С еще одной жалостливой улыбочкой она посторонилась, давая Кристе пройти. Но как только та отошла, крикнула вслед:

— Бегите к Илсвит, маленькая служаночка. Пусть утешит вас, пока может. И помните, у нее нет власти. Власть у меня и моего брата, и мы не замедлим ею воспользоваться.

Криста не оглядывалась, но слова Изы отпечатались у нее в памяти. Неужели леди настолько глупа, чтобы угрожать войной с Мерсией, если Криста не освободит ей дорогу? И неужели существует возможность такого поворота событий? Мысли о собственном будущем улетучились, едва Криста представила себе, что угрозы могут оказаться не просто пустой болтовней. Но как быть? Криста все еще лихорадочно размышляла об этом, когда входила в покои королевы. Илсвит была там вместе со своими придворными дамами и приветливо улыбнулась, увидев гостью.

— Входите и присаживайтесь, дорогая. Как вы себя чувствуете?

Криста ощутила тот же прилив уверенности в себе, какой испытала в присутствии королевы накануне, и обрадовалась искреннему радушию Илсвит.

— Очень хорошо, благодарю вас, миледи, и спасибо за сердечную заботу. Я вам очень признательна.

— Не стоит благодарности. Я была рада помочь. Вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы еще почитать нам?

Криста не могла представить обстоятельства, при которых она не захотела бы читать. Она взяла книгу басен Эзопа и начала читать с того места, на котором остановилась. Но мысль об Изе и обитателях Мерсии не оставляла ее. Она неотступно думала, как ей улучить возможность переговорить об этом с королевой, как вдруг в полдень Илсвит отложила шитье, отпустила придворных дам и предложила Кристе прогуляться вместе с ней в саду.

Окруженный стенами сад был прибежищем тишины и покоя. Посреди него находился небольшой водоем, из которого пили птицы. Рядом высился старый дуб, тень от его широко распростертых ветвей падала на каменную скамью. Поздно цветущие астры и маргаритки поднимали головки на заботливо ухоженных клумбах. Целебные травы, которых осталось уже немного, ждали, когда их сорвут. Илсвит наклонилась, чтобы выдернуть случайный сорняк, и, распрямившись, огляделась с видимым удовольствием.

— Альфред велел насадить этот сад, когда родился наш первый ребенок. Он хотел, чтобы у меня было спокойное место для отдыха, где я могла бы укрыться от шума и суеты двора. — Она указала на скамейку. — Здесь я привыкла сидеть и смотреть, как играют наши дети. Случается, я вспоминаю себя такой, какой была годы назад, и словно вижу, как дети перебрасываются мячом и катают свои обручи. Признаться, бывает, что я ужасно скучаю без них. — Илсвит вздохнула, потом распрямила плечи и виновато улыбнулась. — Простите, дорогая. Сегодня утром я получила письмо от дочери, нашей старшенькой, Этелфлад. Она замужем за илдорменом[17] Этелредом из Мерсии. Этелфлад — славная девочка, и мы с ней остались близкими, несмотря на расстояние, которое нас разделило. Мы с ней не похожи, она вся пошла в отца. Теперь дочь пишет мне, что они с мужем решили строить хорошо укрепленные города.

— Это вас беспокоит? — негромко спросила Криста.

— Надеюсь, что беспокоиться не о чем. Города, в которых люди чувствуют себя защищенными, хороши для торговли, и уже одно это может служить достаточной причиной для их создания. Но я гадаю, только ли это на уме у Этелфлад и ее супруга.

С этими словами королева подошла к каменной скамье и опустилась на нее. Криста последовала за ней.

— В Мерсии сейчас спокойно? — спросила Криста. Заботясь о чувствах Илсвит, она старалась быть осторожной, но королева невольно предоставила ей возможность, от которой не стоило отказываться.

— То, что осталось от Мерсии, пребывает в мире, — мягко поправила ее Илсвит. — Половина страны попала в руки датчан много лет назад. Подозреваю, что они захватили бы всю Мерсию, если бы отец Альфреда, который был тогда королем Уэссекса, не пришел ей на помощь.

— Это произошло, когда вы и Альфред уже были женаты?

— Да, после битвы при Ноттингеме, в которой дом Уэссексов вынудил датчан отступить. Альфред был тогда всего лишь младшим сыном, и никто не думал, что он станет королем. Но этому суждено было сбыться, и Мерсия от этого выиграла. В то время он был… всего лишь советником.

— Советником короля Мерсии?

— В Мерсии нет короля. Последний был данником датчан. Когда он умер, илдормены и епископы отказались короновать наследника и передали почти все полномочия короля одному из их среды, илдормену Этелреду, мужу моей дочери.

Итак, Мерсия перестала быть королевством и получила вместо короля правителя, женатого на дочери короля Альфреда из Уэссекса. И это, безусловно, устраивает королевский дом Уэссексов, но Криста не могла не задаться вопросом, устраивает ли это знатные семьи Мерсии, в том числе семью Изы. И осторожно спросила:

вернуться

17

То же, что современный олдермеи, старший советник городского управления

53
{"b":"17672","o":1}