ЛитМир - Электронная Библиотека

Выйдя из храма в ночь, Криста остановилась взглянуть на звезды. Была ли это лишь игра ее воображения, но ей казалось, что сейчас и Хоук смотрит на небо. Как отчаянно ей захотелось дотянуться до одного из небесных светильников на черном бархате неба, дотронуться до него, словно до самого Хоука.

Она вздохнула при мысли, как тяжело ей будет спать одной, но в эту минуту из-за угла церкви появилась темная тень. Криста не успела подумать, как чья-то ладонь зажала ей рот, а сильная рука обхватила за талию.

— Сука! — услышала она свистящий шепот. — Ты вообразила, что можешь оскорбить меня и не заплатить за это?

Ужас охватил Кристу. Она отчаянно отбивалась и попыталась укусить ладонь, зажавшую ей рот. Но тут ее с такой силой швырнули на землю, что она чуть не потеряла сознание. Ее руки завернули за спину и крепко связали. Она попробовала встать на ноги, но ее снова бросили на землю и связали лодыжки.

— Быстрей! — приказал Юделл.

Кто-то поднял Кристу и понес во тьму.

Глава 17

Хоук остановил коня и принялся разглядывать следы на влажной земле. Большой конный отряд проехал здесь несколько часов назад и, видимо, очень спешил. Неподалеку, на развилке дороги, что-то лежало. Один из военачальников Хоука поднял вещь, развернул и со смехом протянул лорду женский плащ. Тот стал рассматривать находку и увидел вышитую золотом большую бабочку.

— Не думал, что мне когда-нибудь доведется признать, что у леди Изы такой изысканный вкус в одежде, — произнес он.

Убедившись, что путь выбран верно, отряд двинулся дальше. Через час Хоук решил, что они нагоняют мерсианцев. Следы, оставленные их лошадьми, были совершенно свежими. Лорд Эссекс мрачно кивнул, поняв, что беглецы направляются прямо к засаде, подготовленной Альфредом. Как только те пересекут границу Мерсии, они будут считать себя в полной безопасности, а на самом деле попадут в клещи между Этелредом и самим Хоуком. Женщине скорее всего сохранят жизнь, поскольку никто не жаждет ее смерти, хотя Этелфлад может высказать особое мнение по поводу судьбы Изы.

Но по мере того как следы конских копыт становились все четче, настроение у Хоука ухудшалось. Он предусмотрительно выяснил, сколько мерсианцев находилось при дворе, и помнил их число. Теперь ему казалось, что всадников было меньше. Неожиданно он скомандовал своим людям остановиться и спешился, чтобы получше разглядеть следы,

— Что-то не так, милорд? — спросил один из военачальников и взял в руку поводья жеребца Хоука. Предводитель медленно выпрямился.

— Я думаю, их около дюжины, — сказал он, по-прежнему глядя на следы.

Услышав это, те, кто находился близко к Хоуку, удивленно переглянулись.

— Земля очень мягкая, милорд, — проговорил тот, кто удерживал поводья коня. — Кажется, одни следы перекрывают другие.

— Возможно, — согласился Хоук, не слишком в этом уверенный.

Ему пришла в голову мысль, что беглецы могли разделиться. Охваченные страхом и желанием поскорее скрыться, некоторые из них предпочли выбрать другую дорогу. Такая вероятность есть, однако за всем этим вполне может стоять нечто иное.

Юделл — самоуверенный предатель, подлый ублюдок. Но он вовсе не глуп. Истинный глупец не выжил бы столько времени в той сети интриг, какую являла собой английская политика.

Присев на корточки возле отпечатков копыт, Хоук вдруг заметил стаю воронов, усевшихся на деревья. Несколько минут назад их не было.

— Вороны, — пробормотал он, и его военачальник сдвинул брови, стараясь понять, о чем задумался лорд.

— Это всего лишь птицы, — заметил он.

— Совершенно верно, всего лишь птицы. Именно так я и сказал, а ты услышал.

Один из воронов, самый крупный в стае, громко каркнул. В ту же секунду Хоук услышал шорох в ближайших кустах, резко вскочил и ухватился за рукоять меча. К нему бросился большой пес и, подбежав совсем близко, встал на задние лапы, передними уперся в грудь и облизал сосредоточенное лицо влажным языком.

— Он вас любит, — хихикнув, проговорил Торголд. Маленький человек вышел на дорогу и свистнул собаке, которая тотчас оставила Хоука и подбежала к троллю. Присев на задние лапы, она радостно замахала хвостом.

— Он хороший пес, — сказал Торголд и ласково погладил животное, которое при этом завиляло хвостом еще быстрее.

Приглядевшись повнимательнее, Хоук заметил на собаке следы жестоких побоев, явно недавних, но залеченных с необыкновенной — как он выразился про себя, «сверхъестественной» — быстротой.

— Это тот?..

— Он самый, — кивнул Торголд.

— Я рад, что он уже на ногах, — улыбнувшись, заметил Хоук. — На всех четырех.

— Да, он поправился. Пес запомнил запах Юделла и может выследить его даже на голых камнях.

— Значит, он здесь, потому что вы преследуете Юделла?

— Нет, потому что вы его не преследуете.

Хоук уставился на старого тролля, подтвердившего то, что сам он прочитал по следам. Костяшки пальцев на руке, сжимавшей рукоять меча, побелели. Лорд разразился таким громовым проклятием, что стая воронов разом взвилась в небо.

Торголд подождал, пока утихнет шорох листвы, и после этого сказал Хоуку слова, которые, как и ожидал старый тролль, приведут лорда в состояние неистовой ярости. После этого Торголд спокойно стоял и смотрел, как Хоук с молниеносной быстротой разделил свой отряд. Лорд Эссекс с безошибочной точностью выбрал среди людей самых грозных убийц. По его приказу они отдали остальным все то, что из-за своей тяжести могло замедлить движение.

Привели запасную лошадь. Торголд вскарабкался на нее и свистнул псу, который прыгнул на седло перед ним. Хоук бросил единственный взгляд, чтобы убедиться, что все готовы к дороге, и пустил коня в галоп. Отряд поскакал назад, к Винчестеру. Единственная мысль владела лордом Эссексом:

найти женщину, которую он полюбил на всю жизнь.

Лежа в лодке, куда ее бросили, заткнув кляпом рот, Криста боролась с двумя демонами одновременно — страхом и тошнотой. Ее молитвы о том, чтобы их перехватили и остановили по дороге из Винчестера, остались безответными. Прячась в тени, передвигаясь пешком, Юделл и его люди сумели ускользнуть от стражи. Им удалось то, что не удалось бы вражеской армии. Оказавшись за городом, они направились к ожидавшей их лодке на реке Итчен. До рассвета, яростно работая веслами, они проплыли достаточное расстояние, чтобы не опасаться погони.

Время от времени, в долгие часы темноты, Юделл обращался к Кристе, сообщая о том, что он с ней сделает. Он описывал предстоящие пытки в красочных подробностях, объясняя, какие именно мучения ей придется терпеть, и уверял, что постарается, чтобы она умирала медленной смертью. Его голос сам по себе был пыткой, напоминая Кристе, как далека она от надежды и помощи.

Когда лодка наконец повернула к берегу, Криста закрыла глаза и принялась жарко молиться о том, чтобы ей были даны силы без страха встретить смерть.

Сотрясая воздух угрозами, Юделл не принял во внимание, что обстоятельства для приведения их в исполнение не вполне подходящие. Он слишком спешил, чтобы задержаться и что-то сделать с Кристой. Лошади ждали их на небольшой поляне неподалеку от берега. Несколько прятавшихся поблизости мужчин, опасливо озираясь, приняли тяжелый мешок с деньгами и снова исчезли в лесу. При сером предрассветном свете мерсианцы поспешили сесть в седла, чтобы поскорее убраться отсюда. Кристу, все еще связанную, бросили поперек седла, и ее лихорадочные протесты привлекли внимание Юделла.

— Иисусе, она визжит так громко, что и мертвого разбудит. Может, лучше сразу убить тебя, сука, и на том покончить дело?!

За долгие часы, проведенные на дне лодки, Криста имела достаточно времени обдумать случившееся и сделать выводы насчет того, зачем Юделлу понадобилось рисковать, похищая ее из-под самого носа королевской стражи. И сильно засомневалась, что сделал он это только ради мести. Поэтому она не пожелала молчать и продолжала свои протесты, пока Юделл в бешенстве не выхватил у нее изо рта кляп.

61
{"b":"17672","o":1}