ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
П. Ш.
Милые обманщицы. Соучастницы
Три версии нас
Перстень Ивана Грозного
Зулейха открывает глаза
Элиты Эдема
Зло
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН

Прижавшись к стене и обхватив себя руками, она вновь подумала о своем ребенке.

— Прости меня, — прошептала она обреченно. — Я знаю, что должна спасти нас обоих, и старалась изо всех сил. Дора вернется. Она безумна и хочет погубить нас. Я буду бороться с ней, пусть и без оружия, но у нас с тобой мало надежды.

Она прижала руки к своему плоскому животу и вообразила, что держит на руках своего ребенка, смешливого малыша с темными, как у Хоука, волосами и с зелеными, как у нее самой, глазами. Он подрастет, начнет ходить, потом бегать по всему Хоукфорту, обучаться воинскому искусству под руководством отца и наконец превратиться в сильного молодого мужчину и благородного вождя,

Криста все стояла и смотрела в непроглядную тьму; глаза ее были широко открыты, слезы текли по щекам, и внезапно перед ней возник он, ее взрослый сын, она точно узнала его в светлом, переливающемся видении, которое улыбалось ей.

— Фалькон… сокол, — пробормотала она, и улыбка его стала шире.

Она протянула к нему руки в жажде дотронуться до него хоть раз, прежде чем вечная тьма опустится на них обоих. Если бы только сила ее любви могла победить смерть и дать ему возможность жить. Если бы только…

Она изо всех сил тянулась к нему, но вдруг споткнулась и упала на колени, ударившись так больно, что у нее перехватило дыхание. Когда она снова подняла глаза, видение исчезло.

— Не-е-т!

Крик вырвался из самого сердца. Всхлипывая, Криста попыталась встать, но силы ее оставили. Зачем вставать, зачем бороться, почему не покориться судьбе?

Но нет, быть может… На что это наткнулись ее пальцы? Оно лежит на земляном полу рядом с ней. Твердое, холодное, длинное… Криста подняла голову и продолжала ощупывать свою находку. Толстый и длинный железный прут, вполне способный служить оружием.

Криста очень осторожно встала на ноги. Ощупью вернулась к стене. Без этого у нее не было возможности хоть как-то определиться в темноте. Она медленно двинулась вдоль стены, пока не добралась до двери. Возле нее лучше всего затаиться, когда она откроется.

Держа железный прут в одной руке, другую она положила на живот, в котором спало ее дитя. Слез уже не было. Их сменила улыбка — такая же, какой улыбался ей сын.

— Благодарю тебя, — проговорила она, чувствуя, как исчезает страх и остается только твердая решимость.

Хоук знал, что такое страх. Кто не ведает страха в сражениях — глупец и скорее всего обречен на смерть. Страх удерживает тебя от безрассудных глупостей, а порой сберегает для жизни, для других времен, другого дыхания, другого часа, другого дня и другой битвы.

Теперь это был не страх. Ужас — вот что это такое. И он сжигал душу на медленном огне.

Криста исчезла. После долгих поисков Хоук убедился, что это так. Но почему и каким образом это произошло, ему было неведомо. Возможно ли, что она ушла от него добровольно?

Этот вопрос пришел в голову, когда Хоук узнал, что Торголд и Рейвен тоже не найдены. И все же он не верил. Криста любила его так же сильно, как он любил ее. Она отбросила все сомнения и страхи, когда они поженились.

И все же она исчезла.

Но не по своей воле, в этом он был уверен. Кто-то похитил ее, увез неизвестно куда и как. Ее и их ребенка. Эта последняя мысль пронзила Хоука невыносимой болью.

Если понадобится, он разберет Хоукфорт камень за камнем. Он перевернет всю окружающую его страну, обдерет ее догола, но, во имя Господа и всех святых, отыщет Кристу.

— Брат…

Он обернулся, увидел Дору, но некоторое время, как бы не узнавая, молча смотрел в ее серое лицо.

— Брат, — повторила она, — уже очень поздно. Все измучены, в том числе и ты. Не лучше ли продолжить поиски с утра, при свете дня, когда все хорошо видно?

При свете? Не было света, и никогда его больше не будет без Кристы. Он не устал, такого понятия не существует. Если устали другие, пусть так. Для него нет разницы.

— Иди в постель.

— Я просто имела в виду…

Хоук не хотел казаться грубым. И без того уже слишком много боли, чтобы добавлять еще.

— Я понимаю, что ты имела в виду. Но те, кто хочет, могут продолжать поиски. А ты иди в постель, — повторил Хоук.

Как это могло быть? Уже далеко за полночь, а по всему Хоукфорту горит свет. Ни один мужчина, ни одна женщина или ребенок не ушли отдыхать. Повсюду люди, в доме и вне его, во всех комнатах, кладовых и переходах, и все они ищут. Повсюду раздаются призывы: «Леди Криста-а-а!.. Леди Кри-ста-а-а!..» Это сведет ее с ума.

О чем они беспокоятся? Зачем им надо, чтобы эта норвежская шлюха нашлась? Почему Хоук не возмущен невероятным беспокойством, причиной которого она послужила? Почему он не радуется ее исчезновению?

Но все это ничего не значит. Она слишком долго ждала, чтобы изменить свои планы. Ей просто нужно быть более осторожной, а она достаточно умна, чтобы с этим справиться. Намного, намного умнее, чем любой из них.

Лучше не ждать дольше, а завершить дело и радоваться предчувствию открытия и той бури, которое оно вызовет. О да, это очень, очень хорошо.

Криста моргнула раз, потом другой, чтобы убедиться, что ей не почудилось. Нет, не почудилось: появился свет. У нее сильно заболело под ложечкой, но она еще крепче сжала в руке железный прут. Искушение закричать как можно громче на тот случай, если это идут те, кто хочет ее спасти, было велико, однако Криста подавила его и стояла молча. Те, кто ищет ее, окликнули бы непременно. В подземном коридоре было тихо. Только свет приближался. Наконец в отверстии на двери показалось лицо Доры. Губы ее кривились, а голос прозвучал пронзительно:

— Так, ты ждала достаточно долго. Ты боялась, что я не вернусь? Но я вернулась, и посмотри, что я принесла с собой!

Она поднесла что-то к отверстию в двери. В свете факела ярко блеснул металл.

— Узнаешь? А должна бы. Это собственный нож Хоука. Ты будешь убита этим ножом, и в убийстве обвинят твоего мужа.

Как ни старалась Криста сдерживать себя. Дора услышала ее участившееся дыхание.

— Что, удивилась? А ведь неплохо придумано! — Золовка расхохоталась. — Хоук на самом деле никогда не хотел мира с норвежцами. Он отклонил, предложение Вулфа Хаконсона о союзе и написал ему, что не отдаст свою сестру в жены грязному викингу. Он рассвирепел, когда Вулф увез ее хитростью и сделал своей женой. Хоук сам отправился в Скирингешил и похитил сестру, но после снова отдал ее Вулфу, когда тот подступил к Хоукфорту с большой армией. Мир, который они тогда заключили, был фальшивым. Хоук жаждал только мести. Он не хотел жениться на тебе, это Альфред принудил его. А теперь наш великий король получит все основания разгневаться на Хоука, и норвежцы тоже. Он будет низложен, как того и заслуживает, и Альфред казнит его точно так же, как моего глупого мужа.

— Нет! — вскричала Криста. — Все это ложь! Хоук никогда не отказывался от союза и никогда бы его не предал. Он не посылал Вулфу никакого письма, и никто не поверит, что он способен убить меня!

— Почему? Потому что он прикинулся влюбленным? Ты глупая девчонка. Когда тебя найдут мертвой с его ножом в груди, люди вспомнят, что было раньше, и обвинят Хоука.

Страх охватил Кристу. Дора, безусловно, сошла с ума и верила всему, что говорила. Это значит, что она начнет действовать.

— Отойди от двери! — приказала Дора. — Если ты не причинишь мне хлопот, я сделаю все быстро. Иначе тебе придется помучиться.

Криста ничего не ответила. Собралась с духом и взяла железку в обе руки. Дверь распахнулась. Дора бросила факел внутрь. Кристе удалось укрыться в тени.

— Выйди вперед, не смей прятаться! Иначе будешь молить о смерти.

Еще немного, пусть она сделает несколько шагов… Свет полосой лег на грязный пол. Криста задержала дыхание.

— Где ты? Тебе не спрятаться от меня! Дора взмахнула ножом, сверкнула холодная сталь. Криста сделала шаг вперед, подняла железный прут над головой и нанесла удар.

Золовка дико заорала и свалилась на пол, но удар пришелся сбоку и безумная оставалась в сознании. Она продолжала кричать и старалась встать.

75
{"b":"17672","o":1}