ЛитМир - Электронная Библиотека

— Убью тебя! Я убью тебя! Как ты смеешь… Снова сверкнула сталь. Нож выпал из руки Доры и отлетел в дальний конец чулана. Криста не раздумывая бросила железку и кинулась за оружием. Она должна схватить его, прежде чем это успеет сделать Дора.

Дикий смех разнесся под каменным сводом, когда Криста ухватилась за рукоятку ножа. Она обернулась, и ужас снова обуял ее. Дора нависла над ней, сжимая железный прут.

— Вздумала помешать мне? Не выйдет. Я все равно убью тебя, а обвинят Хоука. Ты дура, дура и…

Глаза у помешанной выкатились из орбит, она уронила железку и факел, вцепившись в могучую руку, стиснувшую ей горло.

Хоук? Окаменевшее в ярости лицо, беспощадные глаза…

Криста бросила нож и кинулась к мужу. Повисла на неумолимой руке.

— Она твоя сестра, у вас был один отец! Не убивай ее! Он смотрел на нее, не веря своим глазам.

— Она хотела убить тебя и нашего ребенка, а ты просишь пощадить ее?

— Пощади себя! Не запятнай руки ее кровью. Потом это будет преследовать тебя всю жизнь. Подумай, Хоук! Ведь ты хочешь мира, а не убийств.

Дора била ногами по воздуху, глаза ее закатились. Она была на волосок от смерти. Медленно, не отводя взгляда от Юристы, Хоук ослабил хватку.

— Я догадывался, что у нее с головой не в порядке. Он произнес это с такой печалью, что у Кристы на глаза навернулись слезы. Она протянула руку и дотронулась до лица мужа. На земле догорал факел, отбрасывая на стены извилистые тени.

— Она предлагала, чтобы мы оставили поиски до утра, — сказал Хоук. — Я подумал о том, сколько она теряет с твоим приездом, но с непонятной веселостью говорит об этом. Она никогда не была веселой, ни при каких обстоятельствах. — Он глубоко вздохнул. — Слава Богу, что я последовал за ней.

Криста кивнула. На большее не оставалось сил. Она еле плелась вместе с Хоуком по проходу, потом в дом, где их сразу окружили ликующие люди.

Глава 22

Яркий свет ударил прямо в глаза, и Криста повернула голову. Сонная дрема развеялась, сменившись ощущением чего-то необычного.

Криста медленно села в кровати и огляделась. Тело казалось непривычно тяжелым.

Комната была полна солнечного света, льющегося в окна. Небо на западе пылало красками заката. Стало быть, она проспала весь день. Криста откинула одеяло и собиралась встать с постели, но тут к ней вернулась память.

Дора… чулан… ужасные часы, проведенные в темноте… чудесное видение сына… и последняя схватка с безумной женщиной, чью жизнь она сочла нужным спасти.

— О Боже, — пробормотала Криста, потому что больше сказать было нечего.

Она поспешила одеться и узнать, что происходило, пока она спала, но тут к ней явилась Рейвен.

— Слава Богу! — воскликнула Криста. — Куда запропастились вы с Торголдом? Надеюсь, Дора не пыталась напасть на вас?

Рейвен вздрогнула, и глаза у нее так и вспыхнули при упоминании о безумной женщине.

— Как ты можешь думать, что она этого не сделала, если мы оба не смогли позаботиться о твоей безопасности? Этот ужасный священник, отец Элберт, заманил нас в лес и упрятал в железную ловушку. Настоящий разбойник! Как мы ни старались, но не могли вырваться оттуда.

— Хоук знает о его участии в этом деле? Я пыталась ему сказать ночью, но он был такой усталый. Отец Элберт знал, что я ушла с Дорой, но не сообщил об этом.

— Ни слова не сказал, но твой муж теперь знает обо всем. Этот замечательный парень, лорд Дракон, отыскал и освободил нас, благослови его Бог. Он рассказал Хоуку о том, что случилось, но Чудовище Дора уже объявила всем и каждому, что это отец Элберт завлек ее на путь предательства. Она уверяет, что он работает на датчан и обещал разрушить союз саксов и норвежцев в обмен на богатство и почести.

Притихшая Криста вгляделась в лицо Рейвен.

— Ты считаешь, что это правда? Старая женщина пожала плечами:

— Не знаю. Священник уверяет, что нет. Говорит, будто бы все затеяла Дора. Если верить ему, то это она украла у Хоука его печать и написала от его имени письмо Вулфу с отказом отдать ему в жены леди Кимбру. Это Дора всему голова, утверждает отец Элберт. А она с ним спорит, обвиняет его в том, что он задумал убить тебя.

— Значит, они обвиняют друг друга и невозможно узнать правду?

— Выходит, так, — согласилась Рейвен. — Но это ничего не значит. Обоих уже отослали. Отца Элберта — в его прежний монастырь. Там его будут судить честные служители Бога. А Дору — в женскую обитель, где ее заточат.

Криста вздохнула с облегчением. Радуясь, что избавилась от этой пары, она была довольна, что Хоук не обагрил руки кровью. Кровопролитий и без того было достаточно в его жизни. Теперь для него настало время наслаждаться плодами мира…

Она замышляла убить тебя и нашего ребенка…

Эти слова Хоука вдруг пронеслись в голове Кристы. Вчера ночью она была слишком измучена и напугана, чтобы обратить на них внимание, но они четко отложились в памяти. Хоук знал. Каким-то образом он узнал, что она носит в себе дитя, и не сказал ни словечка. Негодник!

— Мне нужно одеться, — твердо проговорила Криста. — И разыскать дорогого мужа. Я должна сказать ему одну вещь… одну из многих.

Рейвен хмыкнула и исчезла, а в комнату немедленно ворвалась Элфит.

— Так я и знала! — вскричала она. — Не успела отлучиться на несколько минут, а вы уже встали с постели и собрались все делать сами. — Не дожидаясь ответа Кристы, девушка выхватила у нее из рук платье и быстро надела ей через голову. — Вы пережили такой ужас, — просветила она свою госпожу. — Я просто вообразить не могу, как оно было, знаю только, что невыносимо и ужасно. — Элфит повернула Кристу спиной к себе и принялась завязывать шнуровку. Покончив с этим, усадила на табурет и занялась прической. — Я прекрасно знаю, что сказал бы лорд Хоук, если бы ему стало известно, что вы встали и взялись за дела. Этот замечательный человек столько вынес, уж вы постарайтесь поменьше его тревожить.

— Да, разумеется, но…

— Как говорит моя мама, все мы крепки задним умом. Какие ленточки для волос вы хотите повязать? По-моему, к этому платью очень подойдут розовые и сиреневые, вам не кажется?

Криста молча кивнула.

— Так, — произнесла Элфит, окинув хозяйку придирчивым оком. — Выглядите вы чудесно. Принести вам поесть?

— Благодарю тебя, не надо, — ответила Криста. — Где лорд Хоук?

— Он внизу. Пойду скажу ему, что вы встали. Он так будет рад, что вам лучше. Он провел здесь почти всю ночь, не отходил от вашей постели. Поспал несколько часов и проснулся на заре. Смотреть на такое очень приятно, но лорду Хоуку надо бы отдохнуть…

Элфит не успела договорить, как Криста была уже у двери. Если кому-то и надо кое-что сказать Хоуку, так это ей. Он ни разу не обмолвился о том, что знает о ее беременности, молчал в Винчестере, ничем себя не выдавая, разве что выражение лица у него было особенное, когда она чувствовала тошноту. Даже когда они любили друг друга, он не говорил об этом, но ласкал ее с нежностью, не проявляя бурной страсти.

Впрочем, Криста не была на него в обиде. Она могла думать лишь о том, как сильно любит Хоука и какое это благословение небес, что они вместе.

Спустившись по лестнице, она ненадолго остановилась. Ласково погладила живот. Там ее ребенок, он растет, и она, его мать, уже хорошо это чувствует. «Отрасти себе сильные крылья, маленький Фалькон», — прошептала Криста.

Войдя в зал, она сразу увидела мужа. Он сидел за почетным столом, увлеченный разговором с Драконом и Торголдом. Все трое заметили ее и прервали оживленную беседу. Хоук встал и направился к ней, нахмурив брови.

— Стоило ли тебе вставать с постели? Ты достаточно отдохнула? Элфит должна была прийти и сказать мне. Ты пережила такое испытание…

— Хватит, — остановила Криста.

Она подошла к мужу, приподнялась на цыпочки и прильнула губами к его губам. Потом тихонько проговорила:

— Я самая счастливая из женщин. Все мои испытания — ничто по сравнению с той радостью, которую даешь мне ты.

76
{"b":"17672","o":1}