ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

На нее с новой силой нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. То, что ей приснился сон об Элфлинн, – неудивительно. Она его видела, когда уставала или была чем-то напугана. Но удивительна причуда памяти – думать, что это он, викинг, приходил и нежно обнимал ее, говорил слова утешения… Или он, в самом деле, это делал и оставался с ней всю ночь, целомудренно обнимая и прогоняя страхи?

Хорошая еда и горячая вода – уже достаточно необычно. А то, что он утешал и успокаивал ее, вообще невозможно. Однако же вмятина на кровати свидетельствовала об ином. Повинуясь порыву, Рикка наклонилась к постели, приложила голову к гладкому белью и принюхалась. Она ощутила запах солнца… ветра… моря… шепот девственного леса и мужскую мощь. На все это инстинктивно откликнулась вся ее сущность – гордая, сильная, женская. Она сглотнула, быстро отошла от кровати и облачилась в свой мальчишеский наряд. Открыв дверь, Рикка вышла наружу и оказалась под сенью деревьев, через листву которых пробивались солнечные лучи.

Дракон сидел на корточках у костра. Увидев Рикку, он поднялся. Она выглядит хорошо, подумал он, гораздо лучше, чем можно было ожидать после ночи с кошмарными сновидениями. Правда, она отводила взгляд, в котором было заметно смущение.

Ни одна из многочисленных женщин, которых он знал, не испытывала бы ни малейшего стеснения, проведя с ним ночь в постели. У нее же щеки разрумянились, взгляд блуждал по сторонам.

Дракон сдержал улыбку и сосредоточил внимание на костре.

– Если ты голодна, готова каша.

Рикка пожала плечами, однако подошла поближе. Приняв это за согласие, он наполнил едой деревянную миску, добавил туда меда и украсил ее ягодами земляники, которую успел собрать утром.

– Еще один рецепт друга? – спросила девушка, принимая из рук викинга миску.

– Для каши не требуется никакого рецепта.

Рикка принялась за еду. Каша была съедена в мгновение ока.

– Есть еще, – предложил Дракон, однако Рикка покачала головой, снова слегка смутившись.

– Что касается минувшей ночи… – начала она.

– Тебе приснился дурной сон. Я просто обнял тебя, и ты успокоилась, только и всего.

– Это очень любезно с вашей стороны. – Девушка быстро взглянула на викинга и снова отвела взор. – Спасибо.

– Похоже, ты не слишком привыкла к доброму отношению.

Рикка вымыла миску и вернула Дракону. Вероятно, ей запали в душу слова о том, что она будет помогать ему по хозяйству. А может, она просто хотела выиграть время для ответа на вопрос, чтобы каким-то образом не раскрыть свое инкогнито.

– Я такая, какая есть. – Сама того, не сознавая, Рикка высказала мысль, которая пришла в голову Дракону этой ночью. Это заявление поразило его. Означает ли это, что они так похожи? Несмотря на естественные отличия, существующие между мужчиной и женщиной, он чувствовал в ней гордость и силу, мужество и стойкость – те самые черты, которыми, ему хотелось думать, обладал он сам.

Его скульптурные черты лица осветила неожиданная улыбка. Рикка удивленно взглянула на мужчину, затем нахмурилась.

– Чему вы улыбаетесь?

– Я просто подумал, что ты похожа на воина, а точнее – на воительницу. Существуют легенды о таких женщинах.

– Боадицея не из легенды. Она реальна.

– Боадицея… Это была… Ага, вспомнил. Это древняя королева бриттов, которая выступила против римлян. – Этих людей Дракон считал мифическими созданиями до того времени, пока не попал в Византию и не убедился в обратном. Будь он саксом, он знал бы о королеве бриттов, как знала эта девушка. – Ну да, Боадицея. А как насчет амазонок?

– Насчет кого?

– Амазонок. Может, я расскажу тебе о них. Ты что собираешься делать сегодня?

Захваченная врасплох, Рикка сказала первое, что пришло ей в голову:

– Сбежать.

Его улыбка превратилась в гримасу.

– Ты, по крайней мере, честная.

Конечно, она была честная, правда для нее была так же естественна, как для других – дыхание. Для нее в этом отношении и не существовало альтернативы. Но тот факт, что он разглядел в ней эту черту, впитанную с молоком матери, удивил Рикку. Викинг вдруг показался ей даже ближе, чем тогда, когда лежал рядом на кровати.

Рикка сказала без обиняков:

– Вы могли бы взять меня этой ночью. Мы оба понимаем, что я не смогла бы этому воспрепятствовать, но вы этого не сделали. Поэтому я спрашиваю: почему вы держите меня здесь?

– Я твой должник. Из-за меня ты поранилась. Я хочу проводить тебя в безопасное место, если ты позволишь.

– Я освобождаю вас от долга. Отпустите меня.

В этом суть всего. Она отпускала ему долги, он имел право либо уйти, либо позволить ей сделать то же самое. Тем не менее, Дракон не мог так поступить. Он искренне беспокоился о безопасности девушки. Но к этому чувству примешивалось кое-что еще. В незнакомке было нечто притягательное.

Будучи человеком здравого ума, Дракон не поддался бы влечению, которое испытывал, находясь рядом с девушкой. Тем более что нужно было сначала решить вопрос о ее безопасности.

– Куда ты пойдешь? К твоему брату, который неизвестно где? Ты сможешь туда благополучно добраться? Опять же, чем ты собираешься питаться? У тебя нет орудий для охоты, а если есть монеты, чтобы уплатить за еду или что-то другое, то ты их слишком хорошо прячешь.

Рикка ничего не ответила, лишь молча посмотрела на викинга, и он усилил напор.

– Ты чуть не умерла вчера. Ты так хочешь проститься с жизнью, что готова идти одна, подвергая себя риску? Поверь, в этом нет никакой необходимости!

– Необходимость есть. Я не могу здесь оставаться.

– Скажи мне, кто ты, и я провожу тебя в безопасное место. Ковыряя носком ботинка траву, Рикка медленно проговорила:

– Вам должно быть понятно, что если бы я могла это сделать, то сделала бы вчера.

Дракон кивнул. Он понял – девушка ему не доверяет. Конечно, он для нее чужак, но это не единственная причина ее недоверия. У нее была какая-то тайна, которая заставляла ее скрывать ото всех свое имя.

– Ну ладно, – сказал он. – Предлагаю сделку. Ты побудешь здесь в течение нескольких дней. Обещаю не причинять никакого зла, и если ты за это время не пожелаешь сказать, кто ты такая, я отпущу тебя.

Напряженность, которая гнездилась в душе Рикки с того момента, как она проснулась, начала постепенно слабеть. Он сделает то, что сказал. По какой-то причине он действительно хотел помочь ей. Видит небо, она нуждалась в помощи. Ситуация, в которой она оказалась, была угрожающая, перспективы мрачные. Без помощи она может не суметь добраться до побережья, а тем более – сесть на корабль, идущий в Нормандию.

Однако Рикка колебалась, потому что наряду с признанием того, что ей требуется помощь, она ощущала потребность иного рода. Она никогда не обращала внимания на мужчин, а если видела, то спешила поскорее отвести от них глаза. Если раньше самым сильным чувством у нее был страх, то сейчас на первый план выходило желание.

Он искушал ее, этот мужчина, которому были присущи деликатность и честность, искушал, как никто на свете. В самом деле, это был новый мир – мир искушений, о существовании которых Рикка не подозревала. Если бы он был просто красив, было бы проще. Но в этом воине сочеталась как физическая, так и душевная красота, и это обезоруживало.

Или по крайней мере пугало. Рикка попыталась представить, что будет, если она поддастся искушению, но, не имея опыта, не сумела.

Итак, этот человек предлагает ей провести несколько дней в его обществе, под его опекой. Ее секрет останется при ней, после чего он обещает помочь осуществить то, что ей весьма затруднительно сделать одной. Как иначе можно ответить на его предложение, кроме…

– Согласна. – Рикка протянула руку, тоненькую, слегка загоревшую под летним солнцем, с чуть мозолистыми ладонями. Дракон протянул свою. Некоторое время они стояли, соприкасаясь руками и глядя друг на друга, затем, словно спохватившись, разъединили руки, и оба отступили на шаг назад. Дракон откашлялся.

10
{"b":"17673","o":1}