ЛитМир - Электронная Библиотека

Но как заставить ее раскрыть свою тайну? В этом и состояла проблема.

Размышляя, таким образом, Дракон не заметил, как подошел к домику. Девушки нигде не было видно. Он предположил, что она еще, наверное, спит. Он собрался, было идти ее будить, когда Рикка вышла из-за конюшни. Она улыбнулась своей будничной улыбкой. Ее щеки были покрыты румянцем – должно быть, после сна, решил Дракон.

– Вы вернулись.

– Я ходил купаться. Между прочим, здесь есть сауна, если хочешь, можешь ею воспользоваться.

Похоже, это смутило ее, вероятно, сауна была ей чужда.

– Я предпочитаю реку, – сказала она. – Вода достаточно теплая.

– Да, вода хорошая, очень освежает.

Они заговорили о погоде. Даже после того поцелуя она не выглядела такой смущенной, какой казалась сейчас. Тогда она была несколько озабоченной, но не более того. Сейчас ее явно что-то взволновало. Ей приходилось совершать над собой усилие, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Очевидно, со временем к ней пришло угрызение совести.

Дракон не меньше сожалел о свершившемся, поскольку теперь заслужить ее доверие станет еще сложнее. Однако воспоминание о поцелуе было весьма сладостным.

– Я займусь рыбой, – сказал он.

Рикка собрала траву и ягоды, пока он готовил ужин. Большую часть времени они ели молча, если не считать высказанной ею похвалы по поводу приготовленной рыбы да краткого разговора о том, как можно поймать самую лучшую форель. Она предпочитала сети, он – удочки. Разговор носил очень вежливый характер.

Когда ужин был окончен, сгустились сумерки. Они потягивали терпкое вино, которое Дракон нашел в кладовой.

На небе показался красноватый Марс, рядом с ним засияла яркая звезда Спика. Луны в эту ночь не будет, небо ясное. Весьма удобное время, чтобы изучать звезды.

– Вы знаете, истории о звездах? – спросила Рикка. Она видела, куда было обращено внимание воина.

– Есть несколько, – ответил Дракон и улыбнулся. Он убаюкает ее сказками, подобно тому, как мать успокаивает ребенка. Он сплетет нить удивительных легенд и басен, а может, и правдивых историй, пока она не забудет все другое. Протянув руку, он снова наполнил их кубки. – Вон, видишь? Две яркие звезды, одна почти над другой, а остальные звезды чуть в стороне, слева. Это Кассиопея. Она была королевой Эфиопии, древней страны, которая находится далеко на юге. Хвастливая женщина, прикованная к трону за то, что рассердила богов. Иногда она висит головой вниз.

– Как ужасно!

Он пожал плечами.

– Вероятно. Однако арабы говорят, что это всего лишь опустившийся на колени верблюд, так что кто знает? А теперь посмотри правее. Это ее дочь, Андромеда. Когда Кассиопея пыталась избежать своей судьбы, она решила пожертвовать Андромедой, чтобы умилостивить богов. Она приковала ее цепью к скале у моря, где ее должен был сожрать монстр. К счастью, герой Персей спустился с неба на громадном крылатом корабле и успел спасти ее.

– Везучая эта Андромеда, – пробормотала Рикка.

Дракон увидел в этом свой шанс и воспользовался им. Он сказал спокойным тоном:

– Иногда людям требуется помощь. Иногда им нужно доверять. Это может вызволить их из беды.

– Я не прикована цепью к скале, – быстро среагировала девушка.

– Это может случиться, если ты будешь пытаться все делать на свои страх и риск, как раньше.

– Что произошло с Андромедой после того, как Персей спас ее?

– Какое это имеет значение?

– Это ведь часть истории, не так ли?

– Да.

– В таком случае, пожалуйста, доскажите.

Она сказала «пожалуйста». Это обезоружило викинга. Он не любил отказывать женщинам.

– Они горячо полюбили друг друга и поженились. Андромеда родила Персею шестерых сыновей и дочь, однако их жизнь не была безоблачной. Сбылось предсказание, высказанное еще в детстве, что он непреднамеренно убьет своего деда. Он вынужден был бежать из родной страны, и основал новое великое королевство, откуда вышло много героев. На этом история кончается.

Сумерки сменились темнотой. Дракон видел лицо незнакомки, на которое ложились отсветы пламени.

– Сказка со счастливым концом, не более, – проговорила Рикка.

– Такое могло произойти.

Она ничего не сказала. Но он знал, что она с этим не согласна.

Потом они отправились спать – Рикка в домик, Дракой остался на открытом воздухе.

Темнота сгустилась еще сильнее. Из мшистых ущелий т берег вышли олени, продремавшие в укрытии весь день. Выползли из нор лисы. Над головой пролетела сова, едва шевеля крыльями. Между деревьев пронеслись несколько летучи; мышей. В конюшне Ромул и Рем видели сны о бескрайних сочных лугах.

Дракон смотрел на небо. Он увидел своего тезку – Дракона, большую дугу на небе. Некоторые люди говорили, что некогда самая яркая звезда этого созвездия была Полярной. Сейчас она не была таковой, однако звезды пусть медленно, но движутся, так что, возможно, она снова когда-нибудь станет Полярной.

Он выпил еще вина. Звезда прочертила путь по небу и погасла, словно ее никогда раньше и не было. Проклятие! Жизнь так коротка!

Рикка снова взбила подушку. То, что до этого было таким удобным, сейчас казалось комковатым. Покрывала раздражали кожу. Под ними ей было слишком жарко, без них – холодно. Кровать казалась излишне широкой, воздух – спертым, ночь – бесконечно длинной.

Ну да, Андромеда. А он – Персей, спустившийся на крылатом коне. Семеро детей… утраченное королевство и новая земля. Хороша сказочка!

Тупо ныло в груди. Она ощущала какую-то пустоту. Почему жизнь так трудна? Она и ее брат-близнец делали общее дело и старались всячески помочь друг другу, а в остальном она помнила лишь бессердечность, склоки, безграничную жестокость. И это весь итог ее жизни? Даже если она доберется до Нормандии, что ее там ждет? У Терлоу свои дела, она не может во всем рассчитывать на него. У нее есть только две возможности – либо монастырь, либо замужество. И то и другое – своего рода тюрьма.

Рикка знала, что, возможно, нечто большее, она чувствовала это всеми фибрами души, даже чувствовала, что это в пределах ее досягаемости, когда она кружилась на берегу моря, наслаждаясь свободой. Но какой толк от свободы, если она несет одиночество? Какой толк от дружеского общения, если оно подразумевает порабощенность? Проклятая подушка! Рикка встала, подошла к окну, снова отошла, провела пальцами по ребру стола, вспомнила поцелуи. Еще сильнее заныло в груди.

Вероятно, ее поймают. Несколько дней она не хотела это признать, но суровая правда не выходила из головы. Добраться до Хоукфорта довольно трудно. А сейчас, когда дошла весть о ее бегстве и ее станут искать, это почти невозможно. Даже с помощью воина ее шансы оказаться в безопасности весьма ничтожны. А если она не добьется этого… Рикка содрогнулась при мысли о том, что ее ожидало в этом случае.

Она полагала, что ее посадят под замок, вероятно, оставят умирать. Ее семья вполне способна на это. Ее свободой могла стать только смерть.

К горлу подкатил комок. Рикке хотелось жить, наслаждаться каждым мигом жизни и поделиться этой радостью, если только…

Если только что?

«Дерзай!» – шепнул ей разум, и сердце тревожно и отзывчиво встрепенулось.

Глава 5

Снаружи было прохладнее, чем днем, но не так чтобы слишком. Воздух освежал кожу Рикки сквозь тонкую ночную рубашку. Пожалуй, это слишком дерзко – выходить наружу столь скудно одетой, поскольку, хотя рубашка и доходила до щиколоток, она пропускала звездный свет. На мгновение Рикка подумала о женщине, для которой была сшита эта одежда, и ощутила какое-то родственное чувство к незнакомой леди. Босая, с распущенными по плечам волосами, Рикка подошла к костру, рядом с которым лежал Дракон.

Он спал, лежа на спине. Его рука была вытянута в сторону… гм… пустого кувшина с вином. Голова была повернута в ее сторону, губы слегка приоткрыты. Из груди спящего мужчины вырывался негромкий храп. Рикки улыбнулась. То, что незнакомец слегка похрапывал, было ей на руку. Это делало его более доступным. Она была рада, что могла некоторое время посмотреть на него без всякого смущения.

14
{"b":"17673","o":1}