ЛитМир - Электронная Библиотека

Что может быть смешнее самой жизни?

Редьярд энергично выругался. Сидя в седле, он потребовал, чтобы Дракон не загораживал ему путь.

– Нет, – ответил викинг.

Лорд Вулскрофт собрался, было возразить, но понял, что это глупо. Дракон не тот человек, которому можно бросить вызов, к тому же отцовские права пасуют перед властью мужа.

– Тысяча извинений, лорд Хаконсон, – сказал Редьярд, мгновенно сориентировавшись и беря на вооружение скромность, как это делал при общении с Альфредом. – Моя дочь предала нас обоих. Если бы она оставалась со мной, я бы навеки упрятал ее в темницу. А сейчас… – В его взгляде отразились животная ненависть и мрачное удовольствие, когда он посмотрел на дочь. – А сейчас, очевидно, человек столь высокого положения не может взять ее в жены, не зная, где она была, а точнее – с кем. Если ты делил с ней ложе, то же самое могли с ней делать другие. Если ты все же намерен жениться, ее нужно осмотреть. Обещаю тебе, что, если она более не девственница, она умрет.

Зловещее обещание отца повисло в воздухе и поплыло, словно прибрежный туман, вдоль притихшей дороги. Дракон встретился взглядом с Риккой. Невысказанным между ними было понимание того, что он получил оружие, позволявшее ему освободиться от женитьбы, которой не хотел, и невесты, которой не мог доверять. После осмотра, если ей откажут в целомудрии, никто не поверит, что она делила ложе с мужчиной, за которого должна была выйти замуж. Все, что он должен был сделать, это смолчать. И она умрет.

Дракон не колебался и не мешкал. Он просто решительно заявил:

– Никто не смеет ее тронуть. Наша женитьба – это залог мира между нашими народами. Она состоится, невзирая на ее чувства. – И тихо добавил: – Или мои.

Прежде чем кто-то успел прореагировать, Дракон нагнулся, подхватил стальной рукой Рикку и усадил в седло перед собой. Лицо его было суровым, когда он свистнул Слейпниру, пришпорил Грэни и пустил его галопом в сторону Хоукфорта.

Глава 6

Криста находилась в огороженном стеной саду перед усадьбой, когда услышала крики. Она перестала сеять укроп, схватила Фолкона, который тут же засмеялся от предвкушаемого удовольствия, и поспешила внутрь. Повсюду суетились слуги, забыв про свои обязанности, что было весьма странно видеть в таком замке, как Хоукфорт. Она остановила одну из горничных и спросила, что происходит.

– Кто-то приехал, миледи. Я не знаю, кто именно, но приезд какой-то необычный.

И в самом деле необычный, поскольку Хоукфорт был деловым портом и резиденцией одного из самых влиятельных лордов Англии – второго после короля, как говорили некоторые. Сюда приезжали самые разные люди практически каждый день – королевские герольды, священники, купцы даже из самой Византии.

Так что тогда так разволновало людей?

Прижав к себе сына, она прошла через зал, вышла наружу и тут же увидела тяжеловооруженного всадника.

– Кто-нибудь послал за его светлостью?

Хоук находился на тренировочном поле, продолжая обучать армию, которая помогала Альфреду удерживаться на троне и сохранять мир. Не далее как в прошлом году эта армия дала отпор лорду Юделлу из Мерсии, который попытался свергнуть короля. Хоук собственноручно убил негодяя отнюдь не из-за того, что тот имел дерзость увести Кристу. Хотя они и не были женаты в то время, она, сама того не зная, была беременна его ребенком. Все закончилось хорошо, и с тех пор не проходило и дня, чтобы Криста не возносила благодарность за это.

Солдат поспешил кивнуть: закаленный в боях воин был явно смущен тем, что к нему обратилась жена Хоука. Слегка покраснев, он сказал:

– Да, миледи, за его светлостью послали.

Удовлетворенная ответом, Криста увидела проходящую мимо няню Рейвен и окликнула ее.

– Возьми-ка Фолкона, а я посмотрю, кто приехал. Сухощавая, одетая в черное женщина любовно взяла младенца и, покачивая его, улыбнулась.

– Как чувствует себя наш маленький цыпленок? Клянусь, он вырос на дюйм или даже на два за эту ночь!

Малыш залопотал и замахал ручками, а Криста засмеялась. Сын был воплощением здоровья и явно обещал догнать по росту отца. Волосы у него были каштановые, почти как у Хоука, и чуть темнее, чем у Кристы, а вот глаза в последнее время превратились из голубых в зеленые. Это нисколько не удивляло Кристу, ибо она хранила воспоминание о странном видении, которое явилось ей за несколько месяцев до родов, когда и ее, и его жизни угрожала большая опасность. Перед ней возник образ молодого человека, она знала, что это был ее сын. Он успокоил Кристу и влил в нее бодрость и силы. Ее кидало в дрожь при мысли о том, как близки они были к тому, чтобы погибнуть от рук безумной женщины, но некогда гнездившийся в сознании страх, в конце концов, рассеялся. Криста жила, окруженная любовью мужа, испытав в полной мере радость материнства, и уважением людей, которые теперь принадлежали также и ей. Ничто более не омрачало ее дни.

Тем не менее в душе родились нехорошие предчувствия, когда она, переходя поле перед усадьбой, увидела всадника, который въехал через охраняемые ворота. Криста хорошо знала Дракона Хаконсона. Он неоднократно приезжал в Хоукфорт, и его всегда здесь встречали очень тепло. Сестра Хоука, леди Кимбра, была замужем за братом Дракона – Вулфом. Так что их связывали и семейные, и дружеские узы.

Но не появление Дракона породило в душе Кристы беспокойство. Перед ним на седле сидела девушка. Причем то, что это девушка, можно было определить лишь по распущенным волосам медного отлива. Одета она была в мальчишеский наряд, но странность заключалась не только в этом. На теле незнакомки были видны следы синяков.

– Что случилось? – спросила Криста, ускоряя шаг. Чем ближе она подходила к девушке, тем больше возрастала тревога. Бросились в глаза синяки над бровью и еще более страшные – на левой щеке. Одежда была настолько испачкана, словно девушка каталась по грязи. Виднелись царапины на руках и ногах.

Дракон опустил девушку, передав в руки воину, спешился и тут же снова забрал ее. Он любезно кивнул Кристе, но сделал это без улыбки, что было непривычно. Непривычен был и его мрачный взор.

– Хоук дома?

– На тренировочном поле. За ним послали. Входи, вноси ее внутрь.

Когда это было необходимо, Криста становилась настоящей хозяйкой поместья. Кто бы ни была эта девушка, ей требовалась срочная помощь. Собственно говоря, Дракон и сам это понимал, но Криста сочла нужным сказать это, учитывая мрачное настроение викинга.

Он последовал за ней. Криста направилась к гостевым комнатам на втором этаже. По пути она приказала слугам принести горячей воды, сумку с лекарствами, бинты и прочее. Открыв тяжелую деревянную дверь, она жестом пригласила Дракона войти. Лишь сейчас она поняла, что они пришли в комнату, которая предназначалась для него самого, а не для этой юной женщины, которая, вероятно, была для него незнакомкой. Однако Дракон тут же прояснил ситуацию:

– Это леди Рикка Вулскрофт. – Судя по тому, каким тоном он это произнес, сие обстоятельство его нисколько не радовало.

Сама девушка не произнесла ни слова, однако во взгляде ее было такое страдание, что у Кристы сжалось сердце. Здесь наверняка крылась какая-то тайна, ибо Дракон Хаконсон не тот человек, который способен причинить боль женщине, но с вопросами придется повременить.

В комнате засуетились горничные. Улучив момент, Дракон кивнул и удалился.

Он направился в большой зал, где столкнулся с Хоуком. Они оба были высокие, крепко сложенные мужчины. Если бы какой-нибудь бедолага оказался между ними, он был бы раздавлен. Друзья обменялись рукопожатиями.

– Дракон! Мы ожидали, что ты приедешь не раньше чем через несколько дней. Так быстро устал от охоты? – Хоук доброжелательно улыбнулся: после женитьбы его манеры сделались более непринужденными. В то же время в его глазах мелькнуло беспокойство – ему уже доложили о девушке, которая прибыла вместе с викингом.

– Я никогда не охочусь, разве что на кроликов. Тут кое-что случилось, и я хочу, чтобы ты услышал это от меня, а не только от других.

19
{"b":"17673","o":1}