ЛитМир - Электронная Библиотека

В конце концов, не только у нее есть чувства. Он тоже испытал суровое потрясение. Но он мужчина и должен скрывать свою слабость, как и страх. Она убегала от него дважды, не убежит ли снова?

А почему бы нет? У него не было оснований думать, что Рикка смирилась с браком. Скорее наоборот. Как бы там ни было, она была умна и находчива. Он не может быть абсолютно уверен в том, что она не убежит снова.

И вот во мраке ночи, терзаемый горестными мыслями, Дракон нашел выход. У него стоит наготове флот кораблей. Раньше, чем его саксонская супруга переоденется в мальчишеское платье, бросится со скалы или нырнет в реку, он возьмет ее на корабль и выйдет в море. Будь он проклят, если не сделает этого.

После этого Дракон почувствовал себя лучше и даже немного вздремнул, однако был снова на ногах еще до того, как сероватые пальцы зари раздвинул полог ночи.

– Так скоро? – спросила Криста. Она перевела взгляд с Дракона на Рикку, которая молча сидела рядом с ним и хмурилась. Они завтракали в большом зале. Все остальные же завершили трапезу и ушли. Бросив быстрый взгляд на Хоука, который выглядел совершенно невозмутимым, она добавила:

– Я думала, что вы задержитесь здесь еще на какое-то время.

– Я бы не преминул, – спокойным тоном сказал Дракон. – Но мои люди очень хотят видеть леди Рикку… Равно как и Вулф с Кимброй.

– Разумеется, я должна была подумать об этом, – согласилась Криста. – Но даже при всем этом день или два не сделали бы погоды, разве не так? – Она с надеждой посмотрела на мужчин. – Это дало бы возможность леди Рикке и мне подумать о ее гардеробе.

– Гардеробе? – переспросил Дракон.

– Гардеробе? – повторил, словно эхо, Хоук.

– У меня нет гардероба, – призналась озадаченная Рикка. Это были ее первые слова с момента начала завтрака. Она почти ничего не ела в течение последних дней и обнаружила, что здорово проголодалась. Возможно, появлению ее аппетита способствовал отъезд с первыми проблесками зари ее отца и других мерсианцев. То, что Вулскрофт не счел нужным попрощаться с дочерью, было неудивительно. А для нее было благом, что она избавилась от возможности лишний раз его видеть. Как бы там ни было, мысль о том, что она может обладать таким количеством одежды, что это составит гардероб, показалась ей настолько удивительной, что она даже перестала жевать сыр.

– Именно это я и хотела сказать, – пояснила Криста. – У тебя должна быть приличная одежда. – Видя, что Рикка никак не реагирует на ее слова, леди Хоукфорт перенесла свое внимание на Дракона. – Ты способен понять это? Как Рикка может быть представлена твоим людям, если она не одета должным образом?

– Ну… Я не задумывался об этом…

– Дракон, ты меня поражаешь! Ты ведь так хорошо знаешь женщин. Как ты мог проглядеть в них столь существенное?

– Вероятно, я был поглощен другими мыслями, – предположил викинг.

– Ты нигде не найдешь лучшего выбора материи, чем здесь. У нас есть льняные и шерстяные ткани, редчайшие ткани из сказочных стран Востока – все, что только можно себе представить.

– Два дня, – сказал Дракон. Он отдавал себе отчет в том, что оказался бит.

Два дня. Он сможет занять себя в течение этого времени. Повернувшись к Хоуку, он спросил:

– Как насчет занятий на тренировочном поле?

Стулья с грохотом отлетели в стороны, когда мужчины встали.

Женщины остались одни. Рикка подняла глаза на сидящую напротив красивую леди и доверительно сказала:

– Должна признаться, что я не имею ни малейшего понятия о том, из чего должен состоять гардероб.

– О, не беспокойся об этом. Я точно знаю, что тебе требуется. Кроме того, ты хочешь, чтобы он гордился тобой?

Эти слова, как никакие другие, попали в цель. До этого Рикка втайне полагала, что у нее мало шансов, чтобы Дракон испытывал гордость за жену, которая вышла из презираемой семьи и вела себя столь недостойно, убежав из дома. Сейчас она отбросила все тревожные мысли и отдала себя в руки Кристы.

Спустя два дня Рикка начала сомневаться в мудрости этого решения. Она чувствовала себя страшно измученной, у нее отчаянно ныли ноги от долгого стояния во время многочисленных примерок, казалось, весь мир только и состоит из моря красок и тканей, каждая из которых экзотичнее другой. Рикке никогда не доводилось видеть такого количества вещей. Шерсть и лен – это было лишь началом. Помимо них, оказывается, существовали такие материи, о которых она даже не слышала, не говоря уж о том, чтобы держать их в руках.

– Это шелк из Византии, – сказала Криста, когда Рикка разглядывала отрез блестящей голубой ткани, расшитой золотом. – По крайней мере, он привезен оттуда, но я думаю, что изготовлен он в сказочных странах, которые расположены еще восточнее.

Рикка в изумлении покачала головой:

– Ткань напоминает море под ярким солнцем, на котором видна легкая рябь от ветерка.

– На тебе она будет смотреться еще лучше, – заметила Криста и стала вновь давать указания белошвейкам. Только в зале их было около дюжины. За пределами помещения портняжек работало не меньше. Они спешили изготовить к сроку немыслимое количество сорочек, туник и мантий, которые, по мнению Кристы, необходимо было иметь Рикке. После обеда, когда Рикка стала тревожиться по поводу стоимости всего этого, Криста настояла на том, чтобы она спустилась в зал по какому-то поводу. Мужчины только что вернулись с охоты.

Несколько позже Рикка усомнилась в том, что их присутствие в большом зале оказалось простым совпадением, ибо к тому времени полностью осознала, что милая и по-настоящему доброжелательная леди Криста была еще к тому же большой умницей. Но в тот момент она не думала ни о чем, кроме как о внезапном появлении Дракона.

Она почти не видела его со вчерашнего утра. Он все время проводил либо на тренировочном поле, либо охотился и плавал под парусом. Возвратился он поздно и ночь провел на своей половине кровати. Рикка сказала себе, что она испытывает лишь облегчение от этого. Однако в глубине души она слышала тихий звоночек, который предупреждал, что она лжет себе.

И вот он был перед ней, шел через зал, неся с собой ароматы ветра, кожи, солнечного света и мужчины. Он был в добром расположении духа, хотя Рикке показалось, что она заметила тени у него под глазами. Впрочем, это глупость.

– Милорд, – окликнула его Криста, а когда Дракон обернулся, сделала ему книксен, что заставило его удивленно вскинуть брови и улыбнуться.

– Будь осторожен, – посоветовал Хоук. – Она чего-то хочет.

Криста слегка шлепнула мужа по руке:

– Перестань, это очень важно.

– Хочет чего-то большого, – уточнил Хоук и получил еще один игривый шлепок.

Рикка наблюдала за этим с явным изумлением. Ей никогда не доводилось видеть подобных сценок между мужчиной и женщиной. А ведь этот мужчина был самым грозным воином в Англии, известным несгибаемой волей и мужеством.

Тем не менее, Криста вела себя с ним столь непринужденно и игриво, а Хоук смотрел на жену с нескрываемой нежностью. Видно, такова сила любви, подумала Рикка и почувствовала укол в сердце.

– Твоя леди очень заботится о твоем кошельке, Дракон, – объяснила Криста, – она боится, что мы основательно опустошим его.

– Весьма сомневаюсь. А о каком количестве идет речь? – Он обратился к Рикке, но ответ на его вопрос поспешила дать Криста:

– О дюжине сорочек, о таком же количестве туник, о нескольких накидках, поясах, нескольких пар туфель, перчаток – все как обычно.

– Для большего количества нет времени?

– Увы, боюсь, что так, милорд, если ты не продлишь свое пребывание здесь.

Хоук мягко положил руку на запястье жены:

– Криста…

– Ладно, ладно, не буду снова затевать этот разговор. Так, стало быть, ты не считаешь, что мы перебрали, милорд?

Дракон насмешливо посмотрел на Рикку:

– Вовсе нет.

– Я подумала, что меха ты предпочтешь выбрать сам, – сказала Криста.

– Разумеется, – согласился Дракон с таким видом, словно это было для него самым обычным делом.

27
{"b":"17673","o":1}