ЛитМир - Электронная Библиотека

Спасибо небу, скоро он сможет привести ее в свою постель. Как только пир и веселье достигнут высшей фазы, чтобы никто не подумал, что ему не хватает терпения. Он вспомнил охотничий домик, когда она пришла к нему и овладела им, и поклялся, что этой ночью он продемонстрирует ей такие чудеса, о которых она и не подозревает.

Вино, эль и мед лились рекой. Вносили подносы с целыми рыбинами и поросенком, копченое мясо, хлеб, сыр, много различных летних фруктов и овощей и другие редкостные яства, привезенные из отдаленных уголков земли. Даже король не мог бы предложить более изысканных угощений.

Не забыли и об увеселениях. Жонглеры и менестрели вызвали бурные аплодисменты, не меньший успех имели три знаменитых скальда, которых всегда великолепно принимали при дворе Дракона и которые поведали истории далеких веков. Сам ярл хранил молчание, лишь иногда обменивался фразами с Риккой, которая сидела рядом и отвечала на его реплики и вопросы с той же учтивостью, с какой он задавал их ей. Дракон не мог припомнить, чтобы когда-либо испытывал подобное смущение в присутствии женщины.

Исходящий от нее аромат, брошенный ею беглый взгляд, случайное прикосновение руки вгоняли его в дрожь и трепет. И он, сохранивший множество приятных воспоминаний о своем общении с прекрасным полом, чувствовал себя рядом с супругой просто мальчишкой.

И ему казалось, что ночь никогда не придет.

Глава 10

Дверь хлопнула и закрылась. Однако Рикка даже и не заметила этого. Она была погружена в свои мысли, ибо обнаружила, что с того момента, как они с Драконом покинули зал, ее сердце стало биться вдвое быстрее, а дыхание сделалось частым и прерывистым. Казалось, будто она пробежала несколько миль… Как в тот день в Эссексе.

Но тогда она бежала, чтобы обрести свободу, во всяком случае, так она тогда думала, а вот сейчас…

Однако это же глупо. Она уже сошлась с этим человеком, не проявив при этом ни свойственной девушке скромности, ни стыдливости. Напротив, Рикка упивалась тем, что завладела этим мужчиной, что смогла заставить его войти в нее, излить семя, испытать взрыв неожиданно сладостного удовольствия.

Так почему сейчас она испытывает не только возбуждение, но и страх?

Дракон двигался по комнате, закрывая ставни, хотя и оставил клеенчатые шторы приоткрытыми вверху, чтобы легкий вечерний бриз попадал в помещение. Светящиеся угли в жаровне освещали его движения. Рикка стояла в центре комнаты, не в силах отвести от мужа глаз. Он был удивительно грациозен.

У нее пересохло в горле и возникло внезапное желание выпить целый бурдюк вина. Трусиха! Тем не менее, в глубине ее души таилось предчувствие, что на сей раз все будет иначе.

Дракон заметил волнение жены и слегка улыбнулся.

Он решил, что настало время окончательно прояснить их отношения. Она женщина сильная, мужественная и умная, и он не хотел бы другой. Однако теперь она была замужем и, следовательно, должна измениться. Его жена не должна действовать поспешно и своевольно, доставлять ему огорчения, безнаказанно убегать, подвергать сомнению его авторитет и, памятуя о прошлом, продолжать соблазнять его. Перечень ее дерзких поступков заставил его покачать головой, но отнюдь не уменьшил решимости. Его жена должна находиться в доме, приветствовать своего господина улыбкой и ласковыми словами, радовать своим присутствием гостей и согревать ему постель с положенным для жены энтузиазмом.

Таков был устоявшийся порядок в этом мире, хотя он все эти годы умудрялся не следовать ему. Теперь же он женат и просто обязан привести все в соответствие.

Дракон прошел на середину комнаты, где стояла Рикка. Положил руку ей на плечо. Девушка слегка вздрогнула, что уже обнадеживало, но это было лишь начало. Длинные пальцы Дракона отвели в сторону шелковистые волосы, открыв нежную линию ее шеи. Он наклонился, сделал легкий вдох и улыбнулся, почувствовав, как волна дрожи пробежала по ее телу. Медленно, расчетливо он скользнул губа-ми вниз до основания ее шеи сначала с одной, затем с другой стороны. Рикка задрожала и откинула назад голову.

– Мой господин… – Она произнесла эти слова прерывисто, высоким голосом. Хорошее предзнаменование.

– Гм-м? – От нее пахло жимолостью, сосновым дымком и еще чем-то неуловимым, чисто женским.

– Было очень любезно с твоей стороны позволить мне сесть на Грэни. У тебя давно эти лошади? Здесь есть другие животные, пусть и не такие, как они. Хорошие лошади всегда нужны. Я подумала, что если ты разводишь их, то я могла бы помочь, а если не разводишь, то можно подумать о том, чтобы начать. При такой великолепной родословной очень скоро у людей со всех краев появится спрос на твоих лошадей. А поскольку ты интересуешься торговлей…

Улыбаясь, он повернул ее лицом к себе. Она разрумянилась, а глаза ее были открыты так широко, что, казалось, могли проглотить человека.

– Мы можем обсудить все эти вопросы в другое время, жена. А сейчас у меня лишь один интерес – затащить тебя в постель.

Румянец ее сделался еще гуще.

– Ну, что касается этого, то, я думаю, нет нужды так уж торопиться… То есть я имею в виду, что мы ведь уже вместе…

– Это было однажды, и происходило все как во сне. Честно говоря, моя леди, ты тогда застала меня врасплох. Я заснул, опорожнив кувшин вина, и очнулся в твоих объятиях.

– Мне показалось, ты получил удовольствие, – съязвила Рикка.

– Если честно, то я лишь слегка попробовал, получил лишь некоторое представление о том, что возможно.

Возбуждение боролось с тревогой. Наверное, он преувеличивает? Неужели возможно испытать большее удовольствие, чем она получила в ту ночь? Что касается его, то он, без сомнения, намерен держать все под контролем. Уж не начал ли он осуществлять свои намерения, волнуя ее своими легкими, дразнящими прикосновениями, касаясь ее щек и рта, опаляя ее своим теплым дыханием?

Но она не станет этого делать! Она испытывала огромное удовольствие, и брак – дело святое, но гордость повелевала, чтобы он не знал, как легко он может соблазнить ее. Если Дракон узнает об этом, она пропала.

– Я просто думала, что ты устал, – сказала Рикка и выгнула дугой бровь. – После такого долгого дня и путешествия.

Его возбужденное тело напряглось еще сильнее. Понимала ли она, что бросает вызов? Вероятно, нет, поскольку во многих отношениях она еще остается невинной. Он осторожно улыбнулся:

– Трогательная забота со стороны жены? Это лишнее, уверяю. Тебе понравился пир?

Пир? Рикка едва вспомнила о нем, хотя веселье еще продолжалось. Она еще могла слышать звуки музыки, которые порой долетали издали. Сейчас молодожены были только вдвоем. Она подняла глаза и снова испытала нечто вроде удивления. Его плечи загораживали лунный свет, лившийся через прикрытые ставни, и только свет очага освещал его черты. На этом фоне ее муж казался высеченным из камня.

– Твои люди добры.

– Они могут быть такими… Почему ты боишься?

– Я не боюсь! – Произнесенные слишком поспешно слова прозвучали фальшиво.

– Я думал, что ты просто стесняешься, но теперь вижу – дело не только в этом. Почему? Я ведь не незнакомец.

– И тем не менее ты для меня загадка.

Дракон сделал гримасу и потянул ее за локон, чтобы лучше видеть ее лицо.

– Ты льстишь моему самолюбию. Но скоро ничего этого не останется.

Она удивленно спросила:

– А что я сказала?

– Дело в том, чего не сказала, но это не важно. Я хочу услышать от тебя, моя жена, вздохи и стоны удовольствия, крики восторга еще до исхода ночи.

Рикка ахнула и отпрянула бы в сторону, но он предвидел ее реакцию и удержал за волосы – не больно, очень деликатно, и крепко – за талию. У нее были такие женственные формы. Рикка попыталась вырваться. Он засмеялся, увидев дивный огонь в ее глазах.

– Этот трюк со мной дважды не пройдет, – предупредил он, памятуя о том, как она освободилась от него в эссекском лесу.

Озадаченность в ее взгляде быстро сменилась появлением жаркого румянца на щеках, и это заставило его пожалеть о своих словах. У Дракона не было никаких оснований думать, что она снова поведет себя таким образом. Однако бывают ситуации, когда любого мужчину можно простить за проявленную осторожность.

33
{"b":"17673","o":1}