ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тебе нравлюсь? – подавая Рикке один из кубков, с улыбкой спросил Дракон. Он прилег рядом, опираясь спиной о подушку, словно у него не было никаких других намерений, кроме как поговорить. – Ты не боялась раньше, а ведь тогда была еще девственницей.

– Похоже, невинность и невежество имеют много общего, – пробормотала Рикка и отпила добрую половину кубка. Лицо у нее разрумянилось, она чувствовала себя не в своей тарелке и испытывала желание натянуть на себя покрывало, чтобы прикрыть собственную наготу. Однако покрывало сбилось в ногах, и Рикка не могла этого сделать, не выказав со всей определенностью собственного смущения. Что касается Дракона, то он словно не замечал их наготы и не обращал внимания на свою возбужденную плоть. Завидуя самообладанию мужа, Рикка попыталась найти нечто такое, что могло ее отвлечь.

Спасение пришло неожиданно. Ее взгляд упал на длинный и глубокий белый шрам на левом бедре Дракона. У нее перехватило горло. Трудно сказать, что ее поразило в большей степени – свидетельство ужасного ранения или факт заживления страшной раны.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, она провела пальцем вдоль шрама, едва прикасаясь к нему, словно боясь причинить боль:

– Как это произошло? Он пожал плечами:

– Поединок. Я поскользнулся на сырой земле.

– Это смертельная рана, но ты выжил, и, кажется, она не причиняет тебе неприятностей. Как это может быть?

Дракон засмеялся, пытаясь скрыть возбуждение от ее прикосновения. Он не знал, сколь долго будет способен демонстрировать свое самообладание и способность контролировать ситуацию. Ее прикосновения этому определенно не способствовали. Равно как и выражение трогательной обеспокоенности и сочувствия в глазах жены, которые еще недавно метали в него настоящие молнии.

Характер у этой женщины был противоречивый – она была способна демонстрировать непреклонную гордость и в то же время была страшно уязвимой. Она могла его огорчить и озадачить, и он был благодарен за это Локи. А может быть, самой Фригг, ибо подозревал, что королева богов одобрительно относилась к таким, как Рикка.

– Теперь ты видишь, – сказал он как можно более будничным тоном, – преимущества путешествий и случайного выбора жены моим братом.

Рикка вскинула брови:

– Не понимаю.

– В Константинополе я встретил врага, который показал мне, как зашивать раны. Это показалось мне вполне разумным способом, гораздо более предпочтительным, чем прижигание раны раскаленным клинком. Спустя несколько лет, когда я истекал кровью на дороге в Ютландии, я вспомнил, что у меня есть при себе нить и игла, которыми мы пользуемся для починки парусов. Это сработало достаточно хорошо.

– Ты сам зашил себе ногу ниткой и иглой? – При мысли о том, что он мог ощущать, Рикка пришла в ужас. Чтобы такое сделать, нужно иметь нечеловеческое самообладание!

– Это было предпочтительнее, – пояснил Дракон. – Однако же я сделал это не слишком хорошо. Нога заживала плохо и беспокоила до тех пор, пока я не попал под опеку Кимбры.

– Леди Кимбры, жены Вулфа?

– Именно. Она изумительная целительница. И хотя были моменты, когда я подумывал о том, чтобы свернуть ее очаровательную шейку, она с помощью уговоров и своих приемов полностью поставила меня на ноги.

Это, должно быть, та самая Кимбра, которая славится своей красотой и которая снабдила Кристу замечательными рецептами. Леди Хоукфорт, которая сама столь красива, добра и благородна и являет собой образец настоящей жены.

Не в пример Рикке, не владеющей навыками, пригодными в хозяйстве, и весьма далекой от совершенства. Она мечтала только о свободе, заявила о своей решимости рожать только дочерей и рычала на мужа, когда он дарил ей удовольствие.

Должно быть, что-то из этих мыслей отразилось на лице Рикки, ибо настроение Дракона внезапно изменилось. Он взял из ее рук кубок и вместе со своим поставил на стол. Девушка напряглась, когда он обнял ее и прижал к своему плечу.

– Смотреть на тебя, – сказал он, – все равно, что наблюдать за быстро меняющейся погодой у моря. То ты воплощенное спокойствие, то вдруг в тебе начинают бушевать шторма.

– Я постоянно скрываю свои чувства, вплоть до настоящего момента. Долгое время я думала, что у меня, их нет вообще.

– Кроме желания быть свободной?

– Да, кроме этого. И если бы я как-то это выразила, то самое меньшее, что меня ожидало, это порка отца.

– Интересно, – проговорил Дракон, гладя ее волосы, – сколько времени тебе понадобится, чтобы понять – здесь ты в полной безопасности.

Рикка не могла ответить на этот вопрос. Она даже не хотела задумываться над этим. Тени прошлого – не слишком приятная тема для размышлений, тем более когда открываются более соблазнительные перспективы. Похоже, ее муж забыл о том, что не хочет, чтобы она касалась его плоти. Однако он пока что еще не сдался, как тогда, в ту зажигательную ночь, память о которой Рикке была до сих пор дорога. Возможно, ему следовало выпить больше вина. Однако, когда она игриво потянулась за кубком, Дракон придержал ее. И сделал это так быстро, что девушка не успела разгадать его намерений. Он прижал ее спиной к мягкому матрацу и навис над ней.

На его лице сверкнула белозубая улыбка. – Давай заключим с тобой сделку, жена.

– Какую еще сделку? – Рикка даже не попыталась скрыть подозрения.

– Я сделаю так, как мне хочется, и ты не будешь мне противиться, а когда я буду удовлетворен, ты можешь делать то, что захочется тебе.

На мгновение ее поразило предложение мужа. Но только на мгновение…

– Ты помнишь, что я сказала о невежестве и невинности, мой господин?

– Очень хорошо помню, моя леди.

– Я избавилась от того и другого. Ты разыгрываешь меня. Когда ты будешь удовлетворен, то заснешь и оставишь меня злиться из-за того, что я вступила с тобой в такую дурацкую сделку.

– Ты обижаешь меня, а еще более – себя. Знаешь ли ты, насколько соблазнительна? Перед тобой ни один мужчина не устоит! – Дракон вдруг нахмурился. – Хотя не советую им, иначе их достанет мой меч. – Он взял ее огромной рукой за волосы, откинул ее голову назад и поцеловал в шею. – Да будет тебе известно, жена, у меня сильно развит собственнический инстинкт.

Рикка глубоко вдохнула, обхватила руками его плечи, развела ноги и потянула его на себя, вынуждая лечь на раздвинутые бедра.

– Да будет тебе известно, муж, – прошептала она, – что у меня не менее сильно развит собственнический инстинкт. – И легонько укусила его в мочку уха.

Она почувствовала, как напряглось его огромное тело. На мгновение пришла мысль, что с ее стороны слишком дерзко говорить подобные вещи, ибо женщинам не полагалось предъявлять подобные требования их господину. Однако эта мысль испарилась, едва Дракон накрыл ладонями ей груди и стал пальцами дразнить соски, после чего взял в рот сначала один, затем другой. Как всегда в этих случаях, она испытала ни с чем не сравнимое наслаждение. Не менее сладостными были ощущения, когда он стал входить в нее.

Дракон делал это медленно, лицо его при этом было сосредоточенным и напряженным. Она как могла помогала мужу, стремясь принять его полностью. Все было, как и в первый раз. Впрочем, сейчас не было боли.

Дракон приподнялся на мощных руках и посмотрел на жену. Хотя ночь была прохладная, на его лбу поблескивали бисеринки пота. Он пока не двигался, если не считать того, что самый кончик его плоти легонько шевелился внутри ее, сладостно касаясь скрытой в глубине точки, о существовании которой она даже не подозревала.

Мир словно взорвался, равно как и она вместе с ним; Волны наслаждения накатывали на нее одна за другой, когда он начал двигаться внутри ее, выполняя свой долг мужчины, любовника, мужа. Исходящие из единого центра волны захватывали все ее тело. Рикка беспомощно откинула голову на подушку, приподняв спину и выставив вперед разведенные бедра, чтобы принять его в себя еще глубже, слиться с ним окончательно…

– Дракон!..

Она приникла к нему, вцепилась ногтями в его плечи. Мир раскололся, и он потерял контроль. Судорожно целовал ее губы в том же ритме, в котором двигался в ней, а движения его становились энергичнее, учащеннее… Наслаждению, казалось, не будет конца.

35
{"b":"17673","o":1}