ЛитМир - Электронная Библиотека

Нельзя сказать, что он обвинял ее. Должно быть, она была страшно напугана. И какого дьявола эта бестия путешествует одна? Неудивительно, что она вырядилась в мальчишескую одежду. Если бы он посмотрел на нее, сразу хотя бы в течение нескольких секунд, то тут же понял бы, что это девушка.

– Все в порядке, милочка, – мягко сказал Дракон. С величайшей осторожностью он опустил ее на землю, проследив за тем, чтобы она, будучи весьма утомленной, после погони, не упала. – Тебе нечего бояться. Никто не собирается тебя обижать. Я провожу тебя до того места, куда ты направляешься, и…

Тут же, повернувшись, она, подобно молодой лани, бросилась прочь. Дракон с изумлением уставился на убегающую девушку. Да откуда у нее берутся силы? Это было поистине поразительно и могло служить еще одним свидетельством удивительной тайны женщины. Конечно, он не мог позволить, чтобы она ускользнула. Она может потеряться, или не сможет найти пищу, или замерзнет, когда наступит ночь, или же столкнется с мужчиной, который к женщинам относится совершенно иначе.

Нахмурившись, он снова бросился в погоню.

Рикка дышала судорожно и натужно. Ее ноги сделались свинцовыми. Это был не бег, а настоящее мучение. И только безрассудная отвага удерживала ее от того, чтобы упасть на землю и признать свое поражение. Один из самых безжалостных ударов судьбы. Она сбежала от жестокости семьи и кошмарных планов, связанных с ее будущим, чтобы попасть в руки невероятно могучего воина, которого никогда в жизни не видела.

И красивейшего мужчины.

Если бы у нее оставалась хоть капля сил, она посмеялась бы над собой. Даже сейчас, когда речь шла о жизни и смерти, ей могла прийти в голову подобная мысль. Должно быть, она одержима какими-то демонами.

Но ведь это правда.

К черту правду! Из-за нее жизнь наносит ей одну рану за другой. Она не поддастся ни воину, ни своей собственной слабости. Она будет бежать до тех пор, пока не разорвется сердце в груди. Сдаваться – удел малодушных и покорных. Она не из их числа. Несмотря на слезы усталости, и страха, которые струились по щекам, Рикка продолжала бежать. Она не заметила, как изменилась местность, как поредели деревья, не обратила внимания на то, что впереди блеснуло море, а перед ней возникла скала. Не слышала она и отчаянного крика Дракона. Из последних сил, потеряв надежду на спасение, подгоняемая одним лишь отчаянием, она вскарабкалась на скалу…

Из ее груди вырвался сдавленный крик. Хватаясь за кусты, она попыталась остановить свое падение. Попытка успехом не увенчалась, и Рикка с криком ужаса увидела, что на нее накатывают белопенные буруны.

Дракон видел, как девушка исчезла за скалой, и с трудом сдержал крик отчаяния. Он не мог предположить, что погоня приведет к столь печальному исходу. Вполне возможно, что в это мгновение девушка погибла или гибнет. Застонав, он взбежал на скалу, с трудом удержавшись от падения, и заскользил вниз к берегу.

От увиденного к горлу подкатил комок. Она лежала на границе песка и суши, возле самого валуна, который и задержал ее. В волнах плескались локоны волос. Стройное изящное тело не шевелилось. Тоненькая струйка крови сочилась из раны на лбу, стекая в море.

Через несколько минут начнется прилив и вода поглотит беззащитное создание.

Сдерживая дыхание, Дракон поднял девушку и отнес на безопасное расстояние. Он осторожно уложил ее на песок и на мгновение заколебался, не зная, что делать. Человек, который видел бессчетное количество ран на полях сражений, который сам спас себя, быстро обработав смертельную рану, сейчас пребывал в замешательстве. Проглотив комок в горле, Дракон открыл маленький пакет, висящий у него на поясе, которым его снабдила невестка, сама известная целительница. Он прижал мягкую чистую тряпочку ко лбу девушки и остановил кровотечение. Затем ощупал руки и ноги и с облегчением убедился, что никаких переломов нет. В процессе проверки он не мог не обнаружить, что под мешковатой мальчишеской одеждой скрываются крепкие, аппетитные формы. Поспешив выбросить из головы мысли об этом, викинг скользнул дрожащей рукой под рубашку и удостоверился, что ребра у девушки тоже целы.

Сделав глубокий вдох, первый за пару минут, он отпрянул назад и осторожно посмотрел на лицо. Похоже, единственная ее рана была на голове. Она может скоро прийти в себя… или может так и не очнуться и просто погрузиться в вечный сон. Он знал, что это случается с мужчинами, у которых такое же ранение. Только время все определит.

К счастью, раньше, чем Дракон успел задаться вопросом о том, как ему перенести девушку в более удобное место, она тихонько застонала. Усомнившись, уж не послышалось ли это ему, он наклонился пониже, затем еще чуть пониже и наконец ощутил, как легкое дыхание овеяло его заросшую щетиной щеку. Ее глаза дрогнули и стали медленно открываться…

Глава 2

Болит голова… Рикка поморщилась. Инстинкт подсказывал ей, что надо вскочить и бежать, даже если она не в состоянии вспомнить, от чего она убегает. Она попробовала подняться, но ее тут же снова вынудили лечь на песок.

– Спокойно, милочка. Ты упала и здорово ушиблась. Кости ты не поломала, но тебе нужен покой.

Голос был рокочущий, успокаивающий, сладостный и… знакомый. Его голос. Это он все сделал – преследовал ее, загнал на скалу. Он чуть не убил ее, а сейчас считал беспомощной. Можно не сомневаться, что у него на уме.

Но его поджидает неприятный сюрприз.

К сожалению, придется подождать, пока перестанет кружиться голова. Рикка издала тихий стон и затихла. Дракон насторожился и наклонился к ней.

– У тебя что-нибудь болит, кроме головы? Я проверял, мне показалось, что с твоими костями все в порядке, но я могу и ошибаться.

Он проверял! Что это означает?

Рикка посмотрела в его глаза, которые заблестели так, словно на древнее золото внезапно упали солнечные лучи. Хуже всего то, что звуки его голоса вызвали легкий трепет в ее теле, она испытала некое странное удовлетворение.

Его рука легонько дотронулась до ее брови. Рикка едва обратила внимание на это прикосновение, загипнотизированная взглядом, в котором читались нежность и обеспокоенность. Нельзя сказать, что она была одурачена этим. Она знала воинов, поскольку всю свою жизнь жила среди них. Это были грубые, невоспитанные люди, которые брали то, что, хотели, заботясь только о том, чтобы удовлетворить собственные желания. Свалиться с головокружительных высот свободы прямо в руки подобного человека было даже хуже, чем упасть со скалы. Тут она, по крайней мере, выжила.

Длительный опыт научил ее, что непростительно глупо выказывать страх или сомнение. Поэтому Рикка, несмотря на странное замирание сердца, встретила взгляд воина открыто.

– Убирайтесь от меня, – сердито сказала она. Дракон вздохнул. Он нисколько не осуждал ее за то, что она сердится. У нее есть на это право. Викинг сожалел лишь, что не может исполнить ее желание.

– Прошу прощения, – искренне сказал он, – но я не могу уйти. Ты поранилась и нуждаешься в помощи.

Нет, этого не может быть! Мужчины не извиняются, по крайней мере, перед женщинами. И никому не помогают, если не ожидают получить что-то взамен. Его доброжелательность и сочувствие насквозь фальшивы. Внезапно возникла мысль: возможно, падение со скалы стало причиной того, что у нее появилось странное, нежелательное качество. Возможно, она более не отличается повышенной по сравнению с другими людьми способностью отличить правду ото лжи. Ради этого она готова была упасть со скалы хоть десяток раз.

Однако все еще оставалась волнующая возможность того, что воин имел в виду именно то, что говорил. Рикка осторожно проговорила:

– Мне не требуется помощь. Позвольте мне встать, и я пойду своей дорогой.

Викинг покачал головой:

– Женщине небезопасно путешествовать одной.

– Я чувствовала себя в полной безопасности, пока на моем пути не встретились вы.

4
{"b":"17673","o":1}