ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сейчас, когда я говорила, я что-то почувствовала. Это исходило, как мне показалось, от тебя.

Да нет, она не могла. Это просто невозможно. И, тем не менее… правда. Леди Кимбра сказала о том, что было на самом деле.

– Вот опять, – сказала Кимбра и на сей раз посмотрела в глаза Рикке. – Это ты.

– Нет. – Поспешив встать на ноги, Рикка едва не опрокинула стул. – Извини меня, пожалуйста. Мне нужно зайти к себе.

И она буквально выскочила из кухни, не зная, куда бежать, чтобы спрятаться от самой себя.

Рикка не могла прятаться все время, да и вообще это было глупостью. В конце концов, она взяла себя в руки и определила, что ей нужно делать дальше. Прежде всего, она извинится перед леди Кимброй, объяснит ей, что ее бегство – это нечто нервное и обычно она не ведет себя столь глупо. Затем она постарается, во что бы то ни, стало быть, подальше от своей новой родственницы в течение всего ее пребывания в Лансенде. Дружба, которая, похоже, между ними наклевывалась, умрет в зародыше.

План выглядел вполне приемлемым. Сосредоточившись на нем, Рикка лишь вскользь подумала об удивительной способности, которой, похоже, обладала Кимбра, – угадывать, что чувствуют другие. Может быть, это приходит к тем, кто обладает неземной красотой, чрезвычайной храбростью и идеален во всех отношениях?

Вулф, Дракон и все их воины находились еще на тренировочном поле, где в центре внимания был учебный бой с использованием маврских мечей. Рикка издала вздох облегчения. Магда и другие женщины заняты подготовкой к пиру в честь лорда Вулфа и его жены. Помочь в этом она ничем не может. Лучше уединиться в каком-нибудь тихом месте.

Рикка для этой цели избрала озеро, где они недавно резвились с Драконом. Почему-то ей показалось, что это было очень давно. Здесь было тихо, и, кроме морских птиц, никто не нарушал покой. Однако длилось это недолго. Неожиданно из-за холма появилась Кимбра с сыном на руках и направилась прямо к Рикке. Она села рядом на сырую землю, не беспокоясь о своем роскошном платье, и поудобнее уложила ребенка.

– Я знаю, что ты хочешь сейчас побыть одна, и приношу извинения, что не посчиталась с твоим желанием. Но мне думается, что я должна кое-что рассказать тебе.

Не зная, как поступить, Рикка обняла руками колени и уставилась на воду.

– Откуда ты узнала, что я здесь?

– Это наше с Вулфом любимое место. И я подумала, что вам с Драконом оно тоже можете понравиться.

– Он учил меня здесь плавать, это было вчера, – задумчиво проговорила Рикка.

– Он это знает?

– Что именно?

– Что ты можешь чувствовать, лжет человек или говорит правду?

Рикка повернула голову и в упор посмотрела на Кимбру.

– Каким образом ты узнала об этом?

– Ты сама подумай. Как я могу это узнать?

– Ты должна… чувствовать то, что чувствуют другие.

Кимбра мягко улыбнулась:

– Может ли быть более необходимый дар для целителя.

– Ты хочешь сказать, что…

– Что с детских лет я была способна чувствовать то, что чувствуют другие. Это было одновременно и благо, и проклятие. Поначалу я не могла это контролировать. Это и является настоящей причиной того, почему Хоук сделал меня затворницей в моей собственной усадьбе. Но до тех пор, пока я не научилась воздвигать стену, чтобы не слышать чувств других, я была беспомощна. Впоследствии я этому научилась, но заплатила очень высокую цену. Я жила за этой стеной слишком долго. Только после того; как Вулф увез меня, я поняла, что мне не требуется стена, что я могу жить в обычном мире и оставаться собой без ущерба для себя. Рикка медленно кивнула. Леди Кимбра имела репутацию целительницы, и, следовательно, у нее должен быть особый дар. Но как это тяжело – чувствовать себя привязанным к любому и каждому, постоянно чувствовать то, что чувствуют другие, – их эмоции, страхи, боль и все прочее.

– Это не столь ужасно, – сказала Кимбра. – Я знаю, как от этого отстраниться, не окружая себя плотным кольцом защиты. Ты можешь это делать?

– Нет, – тихо призналась Рикка.

Похоже, теперь не было никакого смысла в том, чтобы что-то скрывать, и появилось искушение снять с себя этот груз. Правда есть правда, ничто ее не остановит. Как ничто не помешает почувствовать ложь, какой бы она ни была.

– Я чувствую это так, словно какое-то сияние, какой-то свет движется во мне. У тебя тоже так происходит?

Рикка кивнула.

– По контрасту ложь походила на черное удушающее облако. У меня никогда не возникает вопроса, что есть что.

– Никто не знает о твоей способности?

– Я держала это в тайне, но думаю, что мой брат Терлоу что-то заподозрил. Если бы другие мои братья или отец догадались об этом, они без колебаний убили бы меня как ведьму.

Кимбра протянула руку, положила ее поверх руки Рикки и тихо сказала:

– Мне очень жаль. Но ты теперь освободилась от них. Как думаешь, ты могла бы открыть это Дракону?

– Дракон, который противился этому браку, вдруг узнает. что он живет с женой, от которой ничего нельзя скрыть. С женой, которая всегда знает, говорит ли он правду или лжет. Ты думаешь, он будет счастлив, иметь такую жену?

Кимбра на некоторое время задумалась. – Н-ну… н-не знаю… Может, если бы ты мыла ему ноги?

Рикка изумленно уставилась на подругу, увидела озорные искорки в ее глазах и засмеялась. Впрочем, они засмеялись, можно сказать, одновременно. Женщины хохотали до тех пор, пока не зашевелился Лайон. Мальчик с упреком посмотрел на них и разразился таким ревом, который далеко разнесся над озером и холмами и перепугал морских птиц.

– О святое небо! – проговорила Рикка, когда, наконец, успокоилась и смогла хоть что-то произнести.

Кимбра вздохнула. Она встала и прислонила поудобнее голову сына к своему плечу.

– Он всегда так орет. Своим ревом он чуть не обрушил стропила часовни в Хоукфорте, когда его крестили.

– Очень впечатляюще, – сказала, также поднимаясь, Рикка. – Должно быть, потому он и носит такое имя.

– Вообще-то его имя Хакон в честь отца Вулфа и Дракона, но его зовут Лайон, и я подозреваю, что так всегда и будут звать.

Малыш потребовал, чтобы его опустили на землю, и решительно затопал к вершине холма, вынудив обеих женщин последовать за ним.

Глава 13

Вулф, Кимбра и Лайон задержались в Лансенде на неделю. Для Рикки время пролетело даже слишком быстро. Она подружилась с Кимброй, вместе они искали места, где росли травы, в которых постоянно нуждалась Кимбра. То и дело слышался их веселый звонкий смех. Мужья лишь издали изумленно поглядывали на своих жен. Рикка научилась чувствовать себя непринужденно даже в присутствии Вулфа, который, видя, что его брат явно ощущает себя счастливым, от Лайон означает «лев».

бросил маску строгости. Вечерами они вели долгие беседы, прерываемые только историями, которые по их просьбе рассказывал Дракон. Похоже, у него их был неистощимый запас, и рассказывал он их так здорово, что Рикка ловила каждое слово.

Заметив это, Кимбра как-то сказала:

– Тебе не кажется, что Рикке будет интересно услышать о воине Хаддинге, которого Один спас от врагов? Я тоже послушаю с большим удовольствием, потому что прошлый раз ты рассказал эту историю в спешке, без подробностей.

По блеску в глазах Кимбры Рикка поняла, что ее свояченица преследует какую-то цель, хотя и не могла догадаться, что может скрываться за этим столь невинным предложением.

Дракон усмехнулся и посмотрел на брата. Вулф откинулся на стуле и захохотал. Видя, что Рикка озадачена, Кимбра сказала:

– Признаюсь, когда я заметила, как внимательно ты слушаешь истории Дракона, я подумала о себе. На нашем с Вулфом брачном пиру я уговорила Дракона рассказать как можно больше историй. Он проявил великое терпение.

– Он проявил терпение? – воскликнул Вулф. – Это я проявил! Мой брат отлично знал, что я сидел и обдумывал самые разные способы разделаться с ним, а он наслаждался этим.

– Откуда мне было знать, брат? – возразил Дракон. – Разве лишь потому, что ты изогнул в бараний рог кубок, который держал в руках?

42
{"b":"17673","o":1}