ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Рикка засмеялась, хотя ей было далеко не до смеха.

– Мой господин, никогда в жизни я не видела более спокойного и безопасного места. Каждый мужчина, каждая женщина и даже ребенок тебя приветствуют. Если я не могу чувствовать себя здесь в полной безопасности, то, значит, пет вообще ничего надежного в мире, даже регулярного восхода и захода солнца.

Ярл изумленно посмотрел на жену.

– Ты льстишь мне, но это, тем не менее, правда, Лансенд – безопасное место. Ты можешь делать что хочешь, не задерживайся слишком долго, потому что я скоро вернусь.

Она не сомневалась в этом, ибо сейчас увидела взгляд не любовника, к чему уже привыкла, но руководителя, который не потерпит неуважения закона или его воли. На какое-то мгновение ей даже стало жалко этого несчастного неразумного вора.

Мужчины ушли. Рикка оказалась предоставлена самой себе. Пока они не скрылись из ее поля зрения, она смотрела им вслед, затем, вздохнув, двинулась дальше. Но не прошла и нескольких шагов, как ее стали приветствовать все мужчины, женщины и дети, которые встречались на пути. Все знали жену ярла, и, казалось, все были рады ее видеть.

Мужчины были сердечны, но в то же время осторожны. Они наклоняли головы, бормотали приветствия, но ни в коем случае не позволяли себе ничего такого, что даже при большом воображении могло показаться обидным их господину. Женщины были более дружелюбны, обменивались фразами о приятной погоде, предлагали подарки в виде аппетитного румяного яблока или прохладной колодезной воды, смешанной с соком из свежих ягод, букетик ароматных трав. Рикка принимала подарки, смущаясь и благодаря, и в ней все сильнее росло чувство теплоты и умиротворенности.

Немалый вклад в это вносили дети. В силу своей открытости они смотрели на нее с откровенным любопытством и бурно приветствовали. Когда ребятня поняла, что Рикка вполне благожелательна к ним, наиболее смелые стали приглашать ее посмотреть крохотных щенков, родившихся всего несколько дней назад, хромого ястреба с перебитым крылом, который выздоравливал и набирался сил, пожилую женщину, которая щедро стала угощать из горшка медом всех детишек. Дети разительно отличались от тех, каких Рикка знала в Вулскрофте, – это были счастливые мальчишки и девчонки, которые приплясывали вокруг нее, прыгали, смеялись и улыбались, по их лицам было видно, что они здоровы и уверены в себе.

Расположенный между водой и гористыми скалами, живописный, процветающий и умиротворенный, Лансенд должен был понравиться каждому. При виде этих счастливых детей у Рикки складывалось впечатление, что она находится в каком-то волшебном мире, куда неожиданно залетела, когда свалилась со скалы.

Она бы с радостью провела целый день с детьми и, может быть, так бы оно и случилось, если бы не набежали свинцовые облака. Это произошло настолько быстро и неожиданно, что на несколько мгновений Рикка растерялась, не зная, что ей делать дальше. Повернув за угол дома, она увидела мужчину, который показался ей знакомым. На вид ему было лет Двадцать пять, он был среднего роста, изящного телосложения, одет в простую одежду, какую носят крестьяне, а может, моряки. Его каштановые волосы спадали на плечи. У него был быстрый, цепкий взгляд, черты лица отличались тонкостью. Рикка уже видела это лицо, хотя и не могла припомнить где. И вдруг ее озарило, что она встречала этого мужчину возле дома в Вулскрофте, когда тот беседовал с ее отцом.

Человек Вулскрофта здесь, в Лансенде? Как это может быть? Мерсия не имеет торговых отношений с Норвегией. Правда, половина Мерсии была под властью датчан, но ее отец и другие мерсианские лорды в оставшейся половине не имели никаких отношений с ними, одинаково боясь их и ненавидя.

Так почему в таком случае человек Вулскрофта в Лансенде? Может быть, она просто обозналась? В конце концов, она видела его всего несколько мгновений, пока незнакомец не исчез за углом, направляясь к причалам. Однако Рикка вдруг осознала, что идет в том же направлении, чтобы снова посмотреть в лицо таинственному мужчине. Увы, ей не удалось догнать его. Дети пытались отвлечь Рикку, предлагали показать ей места, где в ручьях лучше всего ловить рыбу. Но внимание Рикки привлекла толпа на набережной недалеко от того места, где причалило торговое судно. Она подошла поближе.

Дракон находился в центре толпы. Простая одежда, которую он носил для удобства и для того, чтобы она не стесняла движений в бою, ничего не говорила о его положении, однако невозможно было ошибиться, что он здесь господин. Среди людей, которые изначально воспитывались как воины, он выделялся своим атлетическим телосложением. Но более всего – манерами. Его лицо было непроницаемо, когда он слушал краснолицего купца, потеющего в своем бархате.

– Украшен драгоценными камнями, господин! Кубок, достойный благороднейшего короля! Украшение всего моего груза! Как я смогу возместить такую потерю? И что я скажу своим вкладчикам, которые доверились мне и надеются, что я привезу им причитающуюся прибыль?

Ярл Лансенда не сразу ответил, он лишь посмотрел на купца с высоты своего немалого роста с такой выразительностью, что тот, начав свою речь столь горячо, вдруг замолк.

Лишь тогда Дракон заговорил – спокойно, как бы призывая успокоиться:

– Пойдемте со мной.

Повернувшись, он пошел в сторону крепости, совершенно не интересуясь, пошел ли кто-то за ним или нет.

Разумеется, пошли все, в том числе и Рикка, которой было весьма интересно узнать, каким образом ее муж уладит дело. При всей напыщенности купца кража была-таки серьезной. Существовала также опасность, что среди купцов распространится слух о том, что в Лансенде небезопасно бросать якорь. Рикка не сомневалась, что Дракон решительно пресечет возможность появления подобных разговоров. Однако каким образом – это оставалось для нее загадкой.

Вместе со всей толпой Рикка проследовала к большому зданию. Она увидела неряшливо одетого парнишку, с которым обошлись весьма сурово. На его щеке красовался свежий синяк, руки были связаны за спиной. Парень был явно перепуган, что казалось совсем неудивительным в его положении. Однако Рикка заметила, как вызывающе он вскинул голову, стараясь выпрямиться, несмотря на подзатыльники со стороны тех, кто его сопровождал.

Войдя в зал, Рикка проскользнула за высокую деревянную колонну, поддерживающую крышу. Ей не хотелось привлекать к себе внимание, тем более что она не была уверена, захочет ли муж видеть ее здесь. Однако она была полна решимости все увидеть и услышать.

Дракон сел в кресло с высокой спинкой, в котором обедал. Для этого случая кресло вынесли из-за стола и поставили на виду у всех. Купец отыскал свободное место поблизости. Он гневно посмотрел на парнишку, которого ввели и поставили перед судьей.

У Рикки сжалось сердце, когда она увидела, как напуган ребенок. Однако она понимала, что испуг может свидетельствовать о его вине. Дракон устремил на парнишку испепеляющий взгляд. Такой взгляд не всякий мужчина способен выдержать, но мальчишка продолжал стоять с поднятой головой. И что еще более примечательно, смотреть в глаза могучему военачальнику, который решит, жить ему или умереть.

– Как тебя зовут? – спросил, наконец, Дракон.

– Олаф, господин. – Голос его слегка дрожал, но говорил он отчетливо.

– Из какой семьи?

– Из семьи Рапарсон из Хидеби.

Дракон медленно кивнул. Парень из крупного торгового центра в Ютландии, стало быть, датчанин, из уважаемого дома. Осторожность необходима, когда судишь любого человека, но здесь нужно быть вдвойне осторожным.

– Как ты оказался на корабле капитана Тригива? Купец хотел, было ответить, но ярл жестом велел ему молчать.

– До вас дойдет очередь, капитан Тригив. Сейчас его очередь говорить.

Однако парнишка колебался. Лицо его вспыхнуло. С явной неохотой он сказал:

– Мне нужно было на некоторое время уехать из Хидеби. Капитан Тригив согласился провезти меня в обмен на мою работу.

– Понятно… А ты считаешь разумным убегать из дома?

44
{"b":"17673","o":1}