ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Гид по стилю
Каждому своё 2
Тобол. Мало избранных
Материнская любовь
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Любовь к драконам обязательна
Каждому своё 3
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса

– Но если бы не я, у тебя были бы сейчас большие неприятности.

Если бы не болела голова, Рикка бы рассмеялась. А так удовлетворилась гримасой.

– О, вы хотите сказать, что загнали бы меня на скалу?

Воин покраснел, но не от гнева, а скорее по причине испытываемого сожаления.

– Я думал, что ты мальчишка, которого нужно научить хорошим манерам. Если бы я знал, что ты девушка… – Дракон замолчал и пожал плечами. – Я все равно последовал бы за тобой, потому что тебе нельзя быть без сопровождения. Но я попытался бы застать тебя врасплох, чтобы ты не убежала и не ушиблась.

– Да, это прекрасно, но теперь нет нужды беспокоиться. Я собираюсь встретиться со своим… своим братом совсем недалеко отсюда.

Строго говоря, путешествие в Нормандию – это далекое путешествие. Но были еще более далекие расстояния, например, путь в сказочную Византию или в земли, лежащие к востоку и югу. Если этого недостаточно, то существуют сказания о стране на западе, где горы покрыты расплавленной лавой и струи пара поднимаются над землей. Некоторые из тех, кто видел эти места, рассказывали также о стране, которая находится еще дальше к западу, что у нее изрезанная береговая линия, и она покрыта бесконечными лесами. Так что в сравнении с этим на Нормандию можно смотреть как на соседнюю деревню. И значит, она не лжет… во всяком случае, лжет не так чтобы уж слишком…

– Прекрасно, – сказал воин. – Я сопровожу тебя к нему.

Рикка в отчаянии закрыла глаза. Когда она открыла их снова, то увидела, что он собирается приподнять ее своими могучими руками.

– Не надо! Я сама могу пойти пешком. И потом… – Рикка огляделась вокруг. – У вас нет лошади…

Викинг улыбнулся – и когда он это сделал… О небо, это так несправедливо! Он был самым неотразимым мужчиной на белом свете, эту истину она более не могла отрицать. Улыбнувшись, он полностью обезоружил ее. У Рикки появилось безумное желание отдать все, чего ему только захочется. Единственным объяснением этому могло быть лишь то, что с головой у нее сейчас было не все в порядке.

Он встал, отряхнул песок со своих крепких бедер, выглядывающих из-под короткой туники, и спросил:

– Где ожидает тебя твой брат?

– Мой кто? – Во рту у Рикки пересохло. Вероятно, это объяснялось тем, что она упала, а вовсе не его близостью. Сердце учащенно билось, вероятно, по той же самой причине. Падение может причинить немалый ущерб здоровью.

– Брат, с которым ты собираешься встретиться? – Дракон снова наклонился к девушке и внимательно посмотрел ей в лицо. – У тебя какие-то проблемы с памятью?

– Нет! Я чувствую себя прекрасно. – Если, конечно, не считать того, что она не могла сказать мужчине, где находится ее брат, опасаясь, что он решит сопровождать ее до самой Нормандии. Она ни в коем случае не поддастся этому искушению.

Она ничего не могла ему сказать. Если он узнает, кто она и почему путешествует одна, он может вернуть ее как раз туда, откуда она с таким трудом вырвалась. Этот воин наверняка находится на службе у какого-нибудь влиятельного господина. При этой мысли у Рикки заныло под ложечкой. Он наверняка связан клятвой верности, что обязывает его действовать вполне определенным образом, как бы она ни пыталась уговорить его поступить иначе.

Медленно, превозмогая шум и боль в голове, она заставила себя сесть, причем сделала это настолько быстро, что Дракон не успел ей воспрепятствовать. Глядя в его красивое лицо, она внезапно задала вопрос, который больше всего занимал ее в этот момент:

– Кто вы?

Вопрос совсем простой, и при нормальных обстоятельствах Дракон ответил бы на него не задумываясь. Сейчас же он решил не спешить с ответом. Девушка что-то скрывает, в этом он был совершенно уверен. Но что именно? Она не рассказала ему о себе ничего, упомянув лишь о брате, в существовании которого Дракон сомневался. Кто она?

Она молода. Сейчас, когда мальчишеское одеяние больше не вводило его в заблуждение, он определил, что ей от силы лет семнадцать либо восемнадцать. Она могла быть обвенчана и могла бежать от мужа, которого сочла недобрым и суровым. Либо она могла сбежать из монастыря, решив, что монашеская жизнь ей не по вкусу. Если посмотреть на ситуацию честно, то можно также предположить, что она скрывается от наказания за какое-то преступление.

Можно довести ее до Хоукфорта – пусть Хоук сам разбирается с этим. Однако ему не хотелось этого делать. Отчасти по причине ее красоты. Но и не только. Викинга привлекали ее отвага, ее нежелание заискивать перед ним, как это всегда делали другие женщины.

Было очевидно, что она весьма озадачила его. Почти в такой же степени, в какой Дракон любил женщин и интересные истории, он любил всевозможные загадки. Вряд ли это было случайностью. Он планировал выкроить несколько дней, чтобы поохотиться и отвлечься от событий, которые сгущались над его головой. Но сейчас он подумал даже о более приятной перспективе. Он сделает доброе дело для девушки и одновременно отвлечется. Если она поймет, что ей не следует его бояться, она расскажет о своих секретах, а он проводит ее до безопасного места в качестве компенсации за то, что напугал и причинил ей неудобства.

Это было справедливым решением. Он ни за что не позволит дорогому созданию продолжить путь одной. Ему не требовалось других доказательств того факта, что она путешествует в одиночестве и что ее заявление не слишком рассудительно. Он защитит ее даже от самой себя.

Дракон стал действовать быстро и решительно.

– Я скажу тебе, кто я, после того, как ты скажешь мне, кто ты.

Она рассердилась:

– Это такой простой вопрос! Почему вы не можете на него ответить?

– А почему ты не можешь?

После короткого замешательства Рикка нашлась:

– Я спросила вас первая!

Дракон усмехнулся. Ему это определенно нравилось. К тому же это отвлекало ее от боли в голове, которая, он полагал, была достаточно мучительной. Девушка оставалась бледной, под глазами ее обозначились тени. Чем скорее она даст согласие на то, чтобы он позаботился о ней, тем лучше.

– Я думаю, что ты не помнишь, кто ты.

– Помню!

– Тогда скажи.

Рикка начала было отвечать, но спохватилась и захлопнула рот. Он очень тонко завлек ее в ловушку. Чем дольше она будет отказываться себя назвать, тем больше у него будет оснований заподозрить ее в самом худшем и доставить властям. Но если заставить его поверить, что она основательно пострадала во время нападения, он преисполнится еще большей решимости не покидать ее. Так или иначе, Рикка была в проигрыше. Наилучшим выходом будет идти с ним, и дожидаться шанса на побег.

– У меня болит голова, – сказала Рикка. Это не было ложью, поскольку в голове у нее сильно шумело и стучало. Однако она не сомневалась, что воин воспримет это как признание того, что с мозгами у нее не в порядке.

Девушка не успела сделать вдох, как руки викинга сомкнулись вокруг ее тела. Он поднял ее легко и без видимых усилий. Она не была слишком миниатюрной женщиной, но сейчас ощутила себя легкой, словно пушок чертополоха. Может, и в самом деле что-то не в порядке с ее мозгами?

– Куда вы меня несете? – По крайней мере на это он мог ей ответить.

Дракон шел, чувствуя себя гораздо счастливее. Он шагал осторожно. Рикка пыталась держать голову прямо, но так продолжалось недолго. Вскоре она прислонила голову к его плечу.

– Недалеко. Там можно будет разместиться удобнее… – Это ваша собственность?

– Принадлежит другу, но я пользуюсь этим жильем. Там ты сможешь поправиться.

– Значит, вы отсюда.

Викинг улыбнулся:

– Разве я это сказал?

Она поморщилась – ей было не до шуток. Он заметил это и, как бы раскаиваясь, проговорил:

– Довольно разговоров. Тебе нужен покой.

Рикка затихла, но вскоре ей пришел в голову очередной вопрос. Он сказал, что жилье недалеко отсюда, однако он нес ее уже, пожалуй, с полмили. И делал это без малейшего напряжения.

– Почему у вас нет лошади?

– У меня есть лошадь.

5
{"b":"17673","o":1}