ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Она не любила его. Громы и молнии, почему он думает об этом сейчас? Какая разница – любит она его или нет? Он никогда не рассчитывал найти любовь. В этом повезло Вулфу и Хоуку, и он был рад за них. Но таких счастливцев мало. Впрочем, сейчас не стоит думать об этом. Достаточно того, что она его жена и питает к нему уважение.

А может быть, он ошибается? Она ведь сбежала после того, когда между ними случилась близость. Она разделила ложе с мужчиной, определенно веря, что он не тот, кому она предназначена. И вышла замуж лишь для того, чтобы не возвращаться к отцу.

Но ведь было и еще кое-что. Память услужливо подсказала Дракону, как Рикка во время путешествия на дракаре старательно повторяла норвежские слова. Она хотела вы-Учить язык его народа. Он вспомнил, как Рикка, нежная и податливая, покоилась ночью в его объятиях. Или когда она ехала от причала на Грэни. Как старалась она освоить обязанности хозяйки усадьбы. Она была неискушенной в хозяйственных делах, это было видно, но, судя по всему, очень старалась. И никак нельзя забыть их ночи и дни, наполнение страстью, какой он не знал раньше.

Неужели эта женщина предала его? Неужели она, сидевшая с ним за одним столом, делившая ложе, получившая одобрение его народа, выступила против него?

Заговор? Это слово резануло душу. Не было никакого заговора, была цепь действий, вероятно, импульсивных, которые привели к нынешнему кошмару.

Заговор. Дракон потряс головой, стараясь прояснить мысли. Вулскрофт ненавидел Альфреда. Успех браков между норвежцами и саксами обязан престижу Альфреда. Рикка была дочь Вулскрофта. Хотя и отличалась от него как день от ночи. Она ненавидела своего отца и даже согласилась на нежеланный брак, чтобы от него избавиться.

Так ли?

Что, если он ошибается? Если ее бегство от брака, боязнь отца, радость по поводу избавления от него – фальшивы? И она сама ничем не отличается от того, кто ее породил?

Однако, даже если эти страхи оправданны, нет объяснения тому, зачем Рикке нужно было рисковать, устраивая все эти пакости.

Или она считает, что ярл не причинит ей физической боли? Считает, что в худшем случае он разведется с ней и отправит назад в семью?

За развод ухватится Вулскрофт, объявит это страшным оскорблением и использует как предлог для того, чтобы потребовать от Альфреда разорвать союз между норвежцами и саксами.

Дракон немало времени провел в Византии. Эта столица интриг и обмана сильно повлияла на характер его мышления.

И тем не менее такое возможно. Если подобные мысли все-таки посетили его, их нельзя просто так отвергать.

Рикка должна дать отчет и ответить как на его вопросы, так и на вопросы его народа. Люди имеют право знать правду.

С такими тяжелыми мыслями ярл Лансенда вошел в большой зал.

Люди Лансенда собрались быстро, едва распространился слух, что жена ярла нашлась. Они заполнили зал, среди прочих здесь были лейтенанты Дракона, в том числе Магнус.

Ярл сел в свое кресло с высокой спинкой. Он не предложил сесть Рикке, да она этого и не ожидала. Она отлично понимала, что сейчас должно произойти.

Ее муж, герой необычной страны, от которого она некогда сбежала лишь для того, чтобы он затем завладел ее телом и душой, собирался вершить суд.

Рикка была сосредоточена, шок был преодолен, страх где-то шевелился, но она едва ощущала его присутствие. Это хорошо.

– Рикка…

Она вынырнула из пелены тумана и услышала, что ярл обращается к ней.

– Я спросил, что произошло.

– Я уже рассказала тебе. – Рикка говорила очень тихо.

– Ты говорила, что тебя кто-то схватил. Ты потеряла сознание и очнулась в нескольких милях от города.

Рикка кивнула, чувствуя, что ее голова дергается вверх и вниз, словно находится на конце шнура.

– У тебя смола на руках.

Подняв ладони, она уставилась на них. Было такое впечатление, что они принадлежат кому-то другому. Она услышала, как люди ахнули, как по толпе пробежал ропот.

– Почему?

– Я не знаю.

Как не знала она и его. Тщетно она пыталась вспомнить моменты их интимной близости, как он обнимал ее, ласкал ее тело, наполняя ее радостью. Все было утеряно в тумане.

– У тебя нет объяснений? – Дракон нахмурился.

Она была в западне. Как она может доказать, что не делала этого, если улики свидетельствуют об обратном? Туман все скрыл. Никто не видел, как ее унесли из конюшни, никто не видел, кто в действительности поджег амбар.

Рикка подняла голову. Ей было до сих пор холодно, но хуже всего, что она испытывала внутренний озноб. Надо это преодолеть и высказаться.

– Я не поджигала амбар. Я не делала ничего из того, что имело место. Я ни в чем не виновата.

– Ты это говоришь, и я этому верю. Но улики свидетельствуют против тебя.

В отчаянии Рикка решилась раскрыть то, что хотела и собиралась хранить в тайне.

– Я обладаю даром отличать правду от лжи. Я не могу говорить неправду.

По залу прокатился шумок.

– Тихо! – приказал Дракон. Он поднялся с кресла и подошел к Рикке. Негромко, словно разговаривая с ней одной, он сказал: – Ты говорила мне об этой способности, но я не могу узнать, так ли это на самом деле.

– Но я показала это на примере того парнишки, Олафа…

– Я пришел к собственным выводам в том деле независимо от твоих слов. Было ясно, что Тригив лжет, поэтому я заподозрил его в краже кубка, и нужно было лишь найти, в каком удобном для себя месте он его хранил.

Эти слова Дракона лишили ее последней надежды и наполнили душу отчаянием. Если он не верил тому, что было столь важным для нее, то как он мог верить во всем другом?

Рикка воскликнула:

– А как насчет змей, которых я видела? Ведь это о чем-то должно говорить?

– Змеи, поедающие друг друга? Кто они, леди? Я знаю твою нелюбовь к викингам, ты не пыталась ее скрывать. Не является ли Альфред другой змеей – король, о смерти которого ты с такой легкостью говорила?

– Ты все искажаешь! Как ты так можешь!

– Лучше скажи, как ты смогла сделать все это!

Дракон в смятении ожидал ответа Рикки. Когда стало ясно, что ответа не последует, он начал лихорадочно искать, как бы уйти от объявления ее виновной, поскольку в этом случае должно неотвратимо последовать наказание. Об этом не хотелось думать.

Ему бы следовало быть скальдом, свободно ходить по свету и рассказывать людям истории. Но он не был им. Дракон был ярлом, и его народ ждал, как он поступит в данной ситуации.

Он начал говорить. Дракон решил заключить жену в доме до тех пор, пока не выяснит причин случившегося. Но едва были произнесены первые слова, как он передумал. Именно тогда он увидел, как Рикка бросила быстрый взгляд на Магнуса. Магнус? Человек, которого он знал с детства. Человек, который верно служил своему ярлу. Человек, которого Рикка явно избегала. Почему?

Что, если она и в самом деле обладает даром отличать правду от лжи и поэтому не слишком доверяла Магнусу?

Конечно, он хватался за соломинку, но ничего другого ему не оставалось. Если Рикка невиновна, то кто тот, другой негодяй? Кто сознательно настраивает его и весь народ против нее, кто пытается разрушить их брак и поставить под угрозу союз, который несет людям мир?

Если такой человек существует, то, кто бы он ни был, Дракон должен его найти. Иначе будет беда.

Сейчас бы переговорить с ней, объяснить, что он намерен делать. Но это невозможно. Народ смотрел на своего ярла… народ ждал. И несмотря на тяжесть в груди, Дракон заговорил:

– Тебя сейчас отведут к столбу наказаний, где ты останешься до тех пор, пока не пожелаешь честно и подробно рассказать о своих действиях.

Рикка ахнула. Она не могла поверить своим ушам. По-видимому, люди тоже не поняли, потому что внезапно заволновались. Правда, некоторые выразили, хотя и невнятно, одобрение, но большинство, как и Рикка, испытало шок.

Дракон отвернулся и обратился к Магнусу:

– Проводи ее к столбу. Она моя жена, и я не хочу причинять ей еще большую боль, но наказание должно быть исполнено. Ты меня понял?

56
{"b":"17673","o":1}