ЛитМир - Электронная Библиотека

Опасаясь, что даже ее слишком широкая улыбка может выдать задуманный план, она потянула на лицо одеяло и вскоре заснула, успокоенная осознанием того, что находится под бдительным наблюдением Дракона.

Глава 18

Не в пример жене, ярл Лансенда не спал. Он привык к тяготам войны и был способен находиться на страже всю ночь напролет. Во дворе не было никакого движения. Ни один звук не нарушил тишины вплоть до предрассветного пения петухов.

Появилась Магда и на некоторое время увела Рикку, потом, когда они возвратились, она пыталась уговорить девушку поесть. Рикка обещала, она искренне надеялась, что ей это удастся, поскольку теперь настроение ее было несравнимо лучше. Однако даже запах еды вызывал отвращение, и она отставила кашу, не съев ни ложки.

Это рассердило Дракона, который продолжал наблюдение. Ночь без сна не притупила его бдительности. Он с трудом удержался и не выскочил, чтобы заставить Рикку съесть всю принесенную еду.

Затем он обнял бы ее, нежно поцеловал, попросил бы подтвердить, что он не ошибается, доверяя ей…

Но нет, этого делать нельзя. Вместо этого он поговорит с часовыми на башнях, прикажет им не спускать глаз с его жены, а сам отправится на речку, окунется в блаженно прохладную воду и сбросит с себя сонливость.

Когда он, переодевшись, но, не успев побриться, вернулся, день входил в свое обычное русло. Люди занимались своими делами, не обращая внимания на то, что госпожа усадьбы привязана к столбу наказаний. Иное дело Магда. Эта верная женщина приходила и спрашивала совета Рикки по тому или иному вопросу. Дракон вдруг осознал всю нелепость ситуации и хмыкнул, когда кухарка в который раз проходила мимо него.

Шли часы, но ничего не менялось. Магда приходила и уходила, сокрушалась из-за того, что Рикка не ела, и бросала все более сердитые взгляды на Дракона. Такие же взгляды стали бросать на него и другие женщины. Он воспринял это как знак того, что люди не верят в вину Рикки.

День тянулся очень медленно. Дракон говорил себе, что, пожалуй, не найдется такого глупца, который посмеет подойти к Рикке, чтобы причинить зло. Тем не менее он находил то один, то другой повод, чтобы выйти во двор. Магнус встретился с ним в полдень и спросил, не заменить ли Дракона на тренировочном поле. Ярл согласился, и Магнус ушел.

Казалось, солнце неподвижно висит в небе.

– Идите поспите, – посоветовала Магда, собирая для Рикки еду, от которой та скорее всего откажется.

– Выясни, почему она не ест, – сурово скомандовал викинг.

Вытащив точильный камень, он устроился перед конюшней и стал точить меч. Он часто этим занимался, так что ни у кого не должно возникнуть подозрений. Маврский меч был поистине изумителен, и это позволило ему на некоторое время отвлечься от тревожных мыслей.

Стало тепло. Он заметил, что жена переоделась в свежее Платье и снова попыталась поесть. Магда выполняет свои обязанности. Из загона донеслось ржание Грэни и Слейпнира. Лошади не успокоились до тех пор, пока он не подощел к ним и не угостил яблоками. – С ней все в порядке, – тихонько сказал он животным. – Со мной дела обстоят не так хорошо, но я не думаю, что это вас обеспокоит.

Лошади покачали головами, по-видимому, соглашаясь с хозяином.

Солнце склонялось к закату, и Дракон начал задумываться, как выдержит без сна вторую ночь. Неожиданный крик с башни заставил его подняться наверх. Часовые стали показывать на дорогу, которая шла из города в поле.

– Господин, поглядите!

Присмотревшись, Дракон увидел двух мужчин, толкающих тележку, в которой обычно возят инструменты. Они отчаянно размахивали руками. Было очевидно, что мужчины чем-то очень взволнованы.

Дракон быстро вывел из конюшни Слейпнира, взял с собой полдюжины воинов и выехал, чтобы разобраться, что произошло в поле.

– Мы нашли его в овраге возле реки, – объяснил один из крестьян, показывая на тележку.

Дракон подошел поближе, приподнял одеяло из грубой шерсти и увидел тело человека. Покойник был среднего роста, лет двадцати пяти, у него были длинные каштановые волосы. Он в точности соответствовал тому описанию, которое дала Рикка, когда рассказывала о мужчине, которого она помнила по Вулскрофту.

Его глаза были закрыты. У правого виска виднелась рана, которая, по всей видимости, и стала причиной его смерти.

– Взгляните на его запястье, господин, – сказал другой крестьянин.

На покойнике была простая рубашка и штаны. Обнажив левое запястье покойника, Дракон увидел татуировку… Две переплетенные змеи, пожирающие друг друга.

– Прошу прощения, господин, – смущаясь, произнес крестьянин, – но леди Рикка говорила, что кто-то утащил ее из конюшни силой и что она видела двух змей…

Дракон испытал такое облегчение, что у него закружилась голова. Во мраке ночи он победил свои сомнения и поверил ей, а сейчас получил подтверждение того, что поверил не напрасно.

Но невиновности Рикки он радовался недолго, потому что на смену пришел неописуемый гнев. Впервые в жизни викинг понял, что двигало легендарными берсерками – неистовыми скандинавскими воинами, которые на поле боя переставали быть людьми и жаждали лишь одного – убивать.

Если бы этот человек из Вулскрофта был сейчас жив, Дракон, скорее всего, убил бы его на месте. Неизвестно, какие секреты унес с собой покойник. Но не составляло большого труда сделать вывод, что означало его присутствие в Лансенде.

– Везите его в крепость, – приказал ярл и, пришпорив Слейпнира, помчался галопом назад.

Жеребец как вкопанный остановился около столба наказаний, из-под его копыт полетели комья земли. В одно мгновение Дракон соскочил с седла и оказался перед Риккой. Он не сказал ни слова, потому что не мог заставить себя говорить до тех пор, пока она не будет освобождена. Когда они развязывал канат, его руки дрожали.

– В чем дело? – спросила Рикка, когда Дракон поднял ее на ноги, но не решился заключить в объятия, поскольку не был уверен в том, как она на это отреагирует. То, что жена еще ночью поняла его намерения, отнюдь не освобождало от ответственности за то, что он использовал ее в качестве приманки, а тем более за то, что пусть на короткое время, но все же считал ее виновной.

– Нашли мертвеца, – сказал он и тут же пожалел о своих словах. О Фригг и все ее девы! Ведь как-никак он скальд и мог бы найти более деликатные слова, чтобы сообщить новость женщине, которая так много перенесла!

Однако Рикка не выглядела шокированной, скорее ее заинтересовало сообщение.

– Правда? И кто же это?

– Мужчина из Вулскрофта, я думаю. По крайней мере он соответствует твоему описанию.

Рикка на мгновение задумалась, затем, отряхивая платье от пыли, сказала:

– Я уже начала было считать, что он мне привиделся.

– Очевидно, что нет. Кстати, и змеи вытатуированы у него на запястье.

– Ах, вот что произошло! Он зажал мне рот, я не могла дышать, но, помнится, посмотрела вниз на другую руку, которой он держал меня за талию. Должно быть, я увидела татуировку, когда теряла сознание.

Она проговорила все это будничным тоном. Не в пример Дракону, который горячо сказал:

– Я бы многое отдал, чтобы он был жив.

– Да, было бы лучше, если бы мы могли поговорить.

– Я больше думаю о том удовольствии, которое получил бы, убивая его.

Рикка бросила на мужа быстрый взгляд:

– Сделанного не вернешь. А что с ним произошло?

– Точно не знаю. Похоже, он умер от удара по голове.

– Вероятно, упал. Туман был такой густой, что споткнуться и упасть было несложно.

Объяснение казалось вполне правдоподобным, но Дракону требовалось время, чтобы прийти к окончательному заключению. Он и без того сделал слишком много опрометчивых выводов.

Тем временем крестьяне, которым помогали воины, привезли тело во двор. Вокруг стали собираться люди.

Дракон взял руку Рикки, высоко поднял ее и объявил:

– Леди Рикка невиновна! Найден истинный враг. Люди закивали головами, весьма обрадованные новостью.

58
{"b":"17673","o":1}