ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты можешь съесть часть цыпленка, – проявила щедрость Рикка.

Он увидел, как жадно она смотрит на цыпленка, и засмеялся:

– Нет, дорогая, ешь сама.

Рикка пожала плечами и принялась за суп. Дракон подошел к столу, пододвинул стул, сел спиной к жене и стал писать письмо.

Когда они закончили свои дела, на улице светало.

– Я больше не могу спать, – сказала Рикка, хотя и выглядела усталой.

– Я тоже. – Дракон сел на кровать, – Но тебе необходимо отдохнуть, – сказал он, нежно дотронувшись до лица жены.

Рикка покачала головой:

– Начнут сниться сны, а мне этого не хочется. Встав, он протянул ей руку:

– Тогда давай покатаемся на лошадях…

Они ехали по скошенному полю, которое раскинулось между холмами и морем.

Они ни словом не касались того, что недавно произошло, и говорили лишь о том, что видели в данный момент: о пролетающей мимо птице, о пенистых морских барашках, о запахе ветра, налетающего с моря. Ближе к полудню они остановились и съели завтрак, который взяли с собой. В конце концов, Рикку сморил сон. Она проснулась и обнаружила У себя на коленях полевые цветы – синие и золотистые фиалки, белые ромашки с желтой сердцевиной, лиловый вереск, нежно-голубые колокольчики лаванды, желтые лютики.

– Откуда все это? – спросила она мужа-воина. Дракон полулежал на спине, опираясь на локти, и разглядывал море.

– Какие-то тролли проходили мимо, и оставили.

– Тролли собирали цветы?

– По-моему, легче поверить в эту сказку, чем в то, что этим занимался я.

Рикка засмеялась и удивила его тем, что ловко сплела венок.

– Откуда ты этому научилась, если так слабо разбираешься в домашних делах?

Рикка бросила в мужа ромашку и снова засмеялась:

– Я думала, что мне удалось это скрыть.

– Да, конечно. Ты все схватываешь на лету, и Магда очень высокого мнения о тебе. Но расскажи мне о венках.

Рикка притворно тяжело вздохнула и стала рассказывать:

– Однажды я увидела на ярмарке девушку, которая плела из цветов венки. Мне захотелось этому научиться! Я не стану говорить, сколько времени мне для этого потребовалось, но, в конце концов, я овладела этим искусством.

И в подтверждение сказанного Рикка надела себе на голову венок.

Они возвращались домой под лучами золотистого солнца. Когда поднялись на городской холм, Дракон остановился. Внизу, покачиваясь на темной воде, стоял дракар с изображением волка на парусах.

– Вулф не мог получить твое письмо так скоро, – сказала Рикка, когда они скакали к крепости. – Я знаю, что Кимбра обладает редким даром, но она не могла прочитать твои мысли.

– Должно быть, что-то случилось, – предположил Дракон, пришпорив Слейпнира…

Кимбра была на кухне с Магдой и другими женщинами. Рикка присоединилась к ним, а Дракон отправился на берег приветствовать брата. Вулф стоял на набережной, бесстраст-ный, как всегда, и молча смотрел на догорающий костер.

– Магнус? – спросил он, показывая на уголья погребального костра.

Ярл кивнул, не удивившись тому, что его брат в курсе произошедшего. Эту новость сообщили ему, едва он Ступил на берег.

– Вначале я хотел похоронить его, но решил, что он не; заслужил даже такого клочка земли.

– С Риккой все в порядке?

– Кажется, чувствует себя хорошо. Я увез ее отсюда, когда происходил этот ритуал.

– Я получил письмо от Хоука, – сказал Вулф.

– И разминулся с моим. Пойдем, откроем бочонок меда и поговорим.

Хоук писал в письме, что до Альфреда дошли слухи о противодействии союзу норвежцев и саксов внутри его королевства. Он подозревал в этом Вулскрофта, но не был уверен. Поскольку Дракон благодаря браку с Риккой породнился с этим строптивым мерсианцем, король посчитал, что будет лучше, если об этой новости ему сообщит Вулф.

– Это не новость, – сказал Дракон, когда они сели за стол, поставив перед собой кувшин меда.

Он рассказал брату о том, что ему сообщил предатель. Вулф мрачно выслушал и заметил:

– Мы недооценили Вулскрофта. Я думал, что он просто бузотер и пьяница.

– Я тоже. Вывести его на чистую воду будет непросто. Вулф кивнул.

– Он владеет большей частью саксонской Мерсии. Если бы он отправился к датчанам… – Не было необходимости завершать эту фразу. Альфред объединил большую часть Англии, чтобы противостоять захватчикам, однако мир, который он установил, был весьма хрупок.

– Он не пойдет к датчанам, – сказал Дракон. – Вулскрофт их ненавидит.

– Откуда тебе это известно? – удивился брат. Дракон вкратце рассказал слышанную от Рикки историю о налете датчан, о проявленной Вулскрофтом трусости и его решимости сохранить все в секрете.

– Ты можешь представить, чтобы он заключил союз с теми людьми, от которых натерпелся такого позора?

– Едва ли, – согласился Вулф.

И вдруг братья посмотрели друг на друга так, словно их осенила одна и та же мысль.

– В таком случае, – сказал Дракон, – его целью должен быть Альфред… и союз Альфреда с нами.

– Этот лжесвященник Элберт сказал, что мерзкая сука Дора была связана с датчанами.

– Возможно, он лгал…

После окончания разговора у братьев было время насладиться вкусным ужином, приготовленным Кимброй и Магдой, естественно, с участием Рикки, послушать за столом истории, рассказанные Драконом.

Утром, с приливом, когда еще туман над водой не рассеялся, причалы огласились криками, заскрипели весла в уключинах, надулись паруса, и дюжина военных кораблей взяла курс на Англию.

Глава 19

Хоук из Эссекса посмотрел в сторону моря, и ему показалось, что он перенесся во времени на два года назад. Именно тогда военный флот викингов целенаправленно двигался к его берегу.

Он окликнул жену, которая, в конце концов, была норвежка и, как ему было известно, быстро схватывала суть вещей.

– Ты готова согласиться, что Вулф и Дракон – разумные люди?

Криста вынула из ванны сына, завернула брыкающегося малыша в одеяло и подошла к стоящему у окна Хоуку.

– Весьма разумные.

Хоук снова посмотрел на море.

– Что-то их здорово взволновало. Нацепив меч, он вышел из дома.

Криста поспешила в большой зал, где встретила Рикку и Кимбру. Женщины обнялись, поворковали над Лайоном и Фолконом, обменялись впечатлениями о путешествии, которое, к счастью, обошлось без происшествий. Но Кристу непросто было ввести в заблуждение улыбками. По выражению глаз женщин она чувствовала, что их что-то беспокоит. Ей хотелось помочь им расслабиться.

Подозвав слуг, она отдала им Фолкона и Лайона и заявила:

– Давайте отправимся в сауну, пока ее не заняли мужчины.

Кимбра и Рикка помогли ей приготовить полотенца, душистое мыло и масла. Пока мужчины не вернулись с набережной, женщины поспешили в сауну, устроенную в склоне холма.

Растянувшись на деревянных лежанках, они некоторое время говорили на общие темы. Наконец Криста не выдержала:

– Расскажите подробно, что случилось. Я знаю, что Хоук писал Вулфу об опасениях Альфреда, но почему вы прибыли столь мощной эскадрой?

– Потому что Альфреду может понадобиться помощь, – пояснила Рикка. Она рассказала Кристе о событиях в Лансенде и добавила: – Мне стыдно в этом признаваться, но я думаю, что отец намеревался убить меня и Дракона и представить дело таким образом, будто я погибла, защищая себя. Если бы он осуществил свой замысел, мир был бы нарушен, а трон Альфреда оказался бы под угрозой.

– Тебе нечего стыдиться, – мягко сказала Кимбра. – Совершенно очевидно – тебя не назовешь дочерью Вулскрофта.

– Никак не назовешь, – энергично подтвердила Криста. – Ты не несешь ответственности за его действия. Вот у меня есть полоумный братец, который пытался объявить меня ведьмой и отказал Хоуку в моем приданом. Но ведь и я не несу ответственности за его идиотизм.

Кимбра уложила пышную массу волос на голове, подвязала их лентой и кивнула:

– Как и я не отвечаю за действия Доры, которая, в конце концов, доводится мне единокровной сестрой. Семейные узы – это хорошо, но надо знать, когда ими следует пожертвовать. – Она дотронулась рукой до скамьи, на которой лежала Рикка, и добавила: – К тому же мы теперь твоя семья и знаем, чего ты стоишь.

61
{"b":"17673","o":1}