ЛитМир - Электронная Библиотека

Дракон улыбнулся, встал и предложил ей руку. Девушка какое-то время молча смотрела на нее, затем плечи ее опустились, и она с неохотой позволила ему помочь ей встать.

– У тебя хватит сил, чтобы идти пешком? – спросил он.

– Конечно! – ответила она, сделала шаг и тут же опустилась на землю.

Дракон тихонько выругался. Игнорируя ее протесты, он поднял Рикку на руки и понес к домику. Она нахмурила лоб и всю дорогу смотрела на викинга исподлобья.

Войдя в дом, он уложил ее в кровать.

– Ты почувствуешь себя лучше после того, как поешь.

Рикка взглянула на незнакомца, и он только сейчас заметил, что она плакала. У Дракона сжалось сердце. Возможно, ей не хватало здравого смысла, но в мужестве ей не откажешь, и это восхищало его.

– Послушай, – сказал он, опускаясь на корточки и беря ее руки в свои, – догадываюсь, что тебе плохо. Но теперь все изменится к лучшему. Что он имел в виду? Этот грозный воин был намерен помочь ей?

Рикка посмотрела на Дракона так же внимательно, как некогда смотрела на нечто новое, никогда раньше не встречавшееся. Никогда раньше ей не доводилось встречать мужчину, который обладал достаточной силой, чтобы подчинить других своей воле, проявляя при этом понимание и сочувствие.

На мгновение у Рикки возникло сильнейшее искушение все рассказать. Остановило лишь осознание того, что если она скажет ему, кто она, то он будет мучиться между долгом перед своим господином и желанием помочь. Это не лучший способ платы за доброту.

Рикка смотрела на сильные руки, которые держали ее ладони, и чувствовала, как спазмы сжимают ей горло. Такая сила – и в то же время нежность. Под натиском охвативших ее эмоций она не заметила, как серебряная слезинка скатилась по ее щеке и упала на обветренную загорелую кожу.

Глава 3

Казалось, эта слеза обожгла его. Дракон довольно долго смотрел на нее, затем отпустил руки и поднялся. Чуть грубовато сказал:

– А теперь лежи и отдыхай. Я разбужу, когда ужин будет готов.

Рикка лишь кивнула, не имея сил ни на что другое. Дракон укрыл ее одеялом и подождал, пока ее дыхание сделалось спокойным и ровным. Удостоверившись в том, что она заснула, он вышел на улицу, чтобы заняться приготовлением ужина. Он быстро развел огонь и установил треножник, на который пристроил котелок с водой из ближайшего родника. Когда вода закипела, Дракон положил туда мясо, добавил моркови, репы, капусты, горсть трав и специй. Оставив все томиться на медленном огне, он сходил в кладовку, где обнаружил бурдюки с вином, свежевыпеченный хлеб, золотистые круги сыра и корзины с фруктами. Все это оставили слуги его заботливого хозяина.

Провести несколько дней в обществе обольстительной саксонской девушки… Да, это неплохая идея! Существовал риск, что он ощутит даже меньшее смирение перед судьбой, чем раньше. Впрочем, Дракон пришел к мысли, что на этот риск пойдет охотно. Он был преисполнен решимости исправиться за то, что загнал ее на скалу.

Хорошая еда будет неплохим началом. Вскоре кушанье было готово. Когда Дракон внес котелок, то увидел, как поначалу у девушки шевельнулся нос, затем открылись глаза. Она села на кровати и с недоумением уставилась на котелок.

– Что это?

– Попробуй.

Рикка осторожно подошла к столу, наклонилась над котелком, понюхала и блаженно зажмурилась.

– Вы умеете готовить?! Дракон скромно пожал плечами:

– Заслуга не моя. Меня научил друг. Рикка взглянула на Дракона.

– У вас, должно быть, много друзей.

Он улыбнулся и выдвинул для нее один из стульев.

– Да, мне везет. Наверное, потому, что я человек дружелюбный.

– Дружелюбный воин… Вы обнимаетесь со своими друзьями на поле боя? Крушите их в избытке дружелюбия?

Раскладывая еду по мискам, Дракон ответил не сразу. Он уловил горечь в ее словах. И неудивительно. В этой стране даже такое юное создание знало о войне не понаслышке, – Разве вы не слыхали? У нас сейчас мир.

– О да, благодаря блаженному Альфреду. Говорят, что его объявят святым. Вы знаете об этом? Конечно, поначалу он должен умереть.

Дракон не без труда скрыл удивление. Она с такой непринужденностью говорила о короле – почти фамильярно. Может, все англичане такие? Или же это свидетельствует о том, что она получила воспитание в благородной семье? Которая, возможно, не была лояльна Альфреду?

Дракон поставил перед девушкой миску, протянул вырезанную из дуба ложку. Затем поставил кушанье перед собой и лишь после этого отреагировал:

– Не слишком мудро говорить о смерти королей. Она, похоже, была слегка удивлена этим выговором.

– Я не желаю ему зла, даже наоборот. Я просто… выражаю сомнение.

Дракон взял хлеб, отломил кусок и протянул сотрапезнице.

– Относительно Альфреда или мира?

Девушка не ответила на вопрос, и ему показалось, она сожалеет по поводу того, что сказала слишком много. Отвлекла еда. Проглотив одну, затем вторую ложку, девушка сделала вдох и сказала:

– Ваш друг – гений!

Дракон рассмеялся. Он подумал об одноглазом Олафе – старом викинге, который присоединился к Дракону и его брату, когда они бродили по свету, и оставался с ними все время. Рецепт принадлежал ему, и он заслуженно им гордился.

– Я передам ему твои слова. Попробуй вино.

Он наполнил бокал вином, не дожидаясь ее возражений. Рикка осторожно сделала глоток. Вино оказалось вкусным, наверняка его привезли из страны франков. Дракон не ожидал, что она будет удивлена. Он уже сделал вывод, что девушка из благородной семьи, следовательно, привыкла к подобной роскоши. Однако вопреки его ожиданиям она изумленно раскрыла глаза.

– Ты, должно быть, пробовала такое вино раньше?

Девушка метнула на него взгляд, после чего принялась за еду и лишь спустя некоторое время ответила:

– Довольно хороший напиток.

Далее трапеза была также не столь многословной. Впрочем, отдавая должное еде, они не забыли о том, что осталось недоговоренным. И все-таки девушка отказалась сказать Дракону, кто она, а он ничего не сообщил о себе. Дракон не мог и представить, насколько сильно это сужает рамки общения. Несколько раз он пытался заговорить, но так и не смог. Девушка все еще выглядела усталой, синяк на лбу служил постоянным напоминанием о том, что она перенесла. Он не мог заставить себя оказывать на нее давление.

Когда они поели, Дракон встал из-за стола и собрал посуду. Солнце почти скрылось за западными холмами. Скоро стемнеет.

– Думаю, ты найдешь ночную одежду в сундуке. Рикка подняла голову и впилась в него взглядом.

– Вы полагаете, что леди, которая бывает здесь, не станет возражать против этого? Даже если она настолько глупа, что оставила их здесь незапертыми?

– Она щедрая, а не глупая, и возражать не будет.

– Кто она?

Вопрос был задан настолько неожиданно, что Дракон едва не ответил на него, но вовремя спохватился.

– Кто ты?

Девушка сердито сверкнула глазами и отвернулась. Дракон громко и демонстративно вздохнул и продолжил уборку стола.

– Я надеюсь, когда ты отдохнешь, то поможешь мне с уборкой.

Рикка вскинула голову так резко, что медные волосы скользнули по руке.

– Почему вы думаете, что я останусь здесь надолго?

– Я считаю тебя умной, – сказал он и, видя, что она не может скрыть настороженность и удивление, добавил: – Во всяком случае, у тебя достаточно здравого смысла, чтобы понимать – далеко тебе не уйти. – Дальнейшие слова викинга показались Рикки совсем зловещими: – Если мне снова придется гоняться за тобой, я не стану церемониться из-за того, что ты скрываешь свою личность, и доставлю тебя властям. Это ясно?

Девушка слегка побледнела, заставив Дракона почувствовать свою вину, но он тут же подавил в себе смущение. Угроза была на пользу и ей и ему – этим он обретал душевный покой. Когда Рикка что-то пробормотала себе под нос, он наклонился к ней:

– Что ты сказала?

– Я сказала, – повторила девушка, четко выговаривая каждое слово, – вначале вам нужно поймать меня.

8
{"b":"17673","o":1}