ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сегодня вечером намечается театр, верно? – спросил Атрей.

– Если не ошибаюсь, да.

Он вдруг зевнул, и она не удержалась от вопроса:

– А ты не заснешь среди дня?

– Ни за что, – со смехом ответил он. – Воинов учат сутками обходиться без сна. – Его улыбка стала шире. Обаятельная улыбка, заставляющая забыть о том, что ванакс небрит, что он спал не раздеваясь, а его глаза покраснели от усталости. На редкость привлекательный мужчина, устоять перед ним невозможно. И это несправедливо. – Помню, во времена учебы я гадал, пригодятся мне когда-нибудь эти навыки или нет.

– Ты хочешь сказать, некоторые уроки ты считал бесполезными?

– Не то чтобы считал, но сомнений у меня возникало немало. А почему это тебя удивляет?

Она ответила честно:

– Я думала, ты в точности следуешь традициям не задумываясь.

– Но ты ведь жила во дворце и должна знать, что я веду Акору по пути перемен.

«Осторожнее, – шепнул ей внутренний голос. – Будь начеку».

– Да, я знаю, что ты разрешил пользоваться усовершенствованным оружием, иначе Акора стала бы уязвимой для внешних врагов. Но каждый ванакс в истории страны заботился о том, чтобы наши воины могли защитить нас от любого противника. В этом нет ничего нового.

– Дело не только в оружии, – возразил Атрей. – Существует новое мышление, очаги которого – Великобритания и Америка. Там люди считают, что способны делать больше, стремиться к более высоким целям, не удовлетворяясь тем, что имели раньше. Они ищут новые решения вопросов многовековой давности, с каждым шагом обретают больше уверенности в своих силах. По сути дела, это настоящая революция.

– Можно подумать, ты ее одобряешь. – Она не скрыла удивления.

– От одобрения или неодобрения я обычно воздерживаюсь. Просто принимаю случившееся как данность и стараюсь предугадывать последствия каждого события для Акоры. Одни события полезны нам, другие – вредны, и это неизбежно. Но важно то, что эти события происходят, а мы вынуждены с ними считаться. Осторожнее! Брайанна перестала обдумывать каждое слово: слишком уж неожиданный оборот принял разговор.

– Просто надо понять, что у Великобритании и Америки есть нечто общее – помимо стремления выбирать новые пути.

Он впился в нее взглядом, от которого Брайанне стало неуютно.

– Что же это? – спросил Атрей.

К чертям осторожность! И Брайанна заговорила, не выбирая слов:

– В этой стране народу и правительству предоставляют больше свободы, чем в любой другой.

– Действительно, – согласился он и добавил: – Но на свой ограниченный лад. В этом смысле Акора гораздо свободнее.

– С какой стати? В Акоре нет даже избирательного права.

– И у англичан с американцами его тоже нет. Лишь небольшая группа граждан решает, кто будет управлять страной. А в Акоре дело обстоит иначе. Во дворец может прийти каждый – порой мне кажется, что многие акоранцы оттуда и не уходят. На собраниях право слова имеют как мужчины, так и женщины; любой гражданин страны может обратиться лично ко мне, если пожелает. Ты представляешь себе, сколько времени я трачу на чтение писем с жалобами, предложениями и замечаниями, которые сотнями шлют мне простые акоранцы? А как долго продолжаются приемы? В прошлом году, до покушения, каждый третий день я тратил на поездки в самые отдаленные селения Акоры, чтобы выслушать тамошних жителей.

Всего этого Брайанна не знала и потому притихла. Подумав, она произнесла:

– Но ты все-таки не обязан исполнять каждую просьбу. Ты просто можешь сделать так, как считаешь нужным.

– Как считаю нужным? – Ванакс изумленно уставился на нее. – Нет, ты все равно не поверишь. Но я обязан действовать в интересах Акоры. Мои собственные предпочтения ничего не значат.

– А что мешает тебе решить, что твои предпочтения полностью совпадают с интересами Акоры?

– Я пережил обряд избрания потому, что умею принимать решения, правильные для страны, и ставить их превыше всех прочих.

– Древний, загадочный обряд избрания, о котором никто ничего не знает? Но почему бы не приоткрыть завесу тайны?

– Все не так просто...

– Ты пережил некий обряд, с тобой что-то произошло. А потом тебя признали ванаксом. Что в этом такого сложного, о чем нельзя даже говорить?

– Разве дело в запретах? Это самая сердцевина веры акоранцев, а вера поддерживала нас на протяжении тысячелетий. Наверное, ты этого не понимаешь только потому, что родилась не в Акоре. Об этом я не подозревал, но...

Он озабоченно нахмурился и задумался. Брайанна не понимала, что происходит, а спросить ей помешали топот в холле и знакомые голоса. Вскоре уединение пары было нарушено.

– Ну и мороз! – воскликнула Кассандра. У нее раскраснелись щеки, она поспешно протянула руки к огню. – А на Бонд-стрит чудесно! Все лавки так нарядно украшены. Брайанна, напрасно ты не поехала за нами. Но нам стало жалко тебя будить...

Они с Джоанной переглянулись и дружно уставились на Атрея, который встал при виде дам и улыбнулся.

– Прошу меня простить, дамы, но мне предстоят официальные визиты, а надо еще успеть побриться.

Едва за ним закрылась дверь, Джоанна и Кассандра присели за стол напротив Брайанны.

– Тебе удалось спросить его про Холлистера? – притворно-беспечным тоном спросила Джоанна.

– Да...

– И что он тебе сказал? – перебила Кассандра. Брайанна перевела дыхание. Любопытство подруг она понимала, но не находила слов. Неужели она и вправду поговорила начистоту с Атреем... с самим ванаксом? Собственная дерзость ошеломила ее – как и его откровенность. Атрей не разозлился и не оскорбился, как полагалось бы поступить повелителю страны, – напротив, проявил уважение к ее чувствам, чего она никак не ожидала.

– Брайанна, что случилось? – ласково расспрашивала Джоанна. – Расскажи нам.

– Так вы поговорили или нет? – вторила Кассандра. – Что он сказал?

– Все не так просто, – пробормотала Брайанна и узнала слова, недавно услышанные из уст Атрея.

Глава 6

– Не могу высказать, как я обрадовался, когда узнал, что дочь Дельфины жива! – говорил граф Холлистер. – Мы с вашей матерью были близки, как брат и сестра. Я так и не примирился с потерей и все надеялся, что когда-нибудь она вернется.

Голос пел ей... звал ее... кричал, перекрывая грохот: «Держись, Бри! Держись!» Давно умолкнувший голос.

– Как жаль, что ее нет с нами, – тихо проговорила Брайанна.

Они сидели в гостиной лицом друг к другу за накрытым столом. К еде никто не притронулся. При виде маленьких сандвичей с лососиной, миндальных пирожных, булочек, джема и сливочного масла в виде розовых бутонов у Брайанны сжимался желудок. Она нервничала, хотя и втолковывала себе, что причин для беспокойства у нее нет. Холлистер – добрый, заботливый человек. Мало того, он так же волнуется, как и она.

Несмотря на все старания держаться непринужденно, он то и дело поглядывал на человека, стоящего поодаль, у окна, обращенного к саду. После церемонии знакомства Атрей не проронил и пары слов, но словно заполнял всю комнату своим молчаливым присутствием. В строгом черном костюме он замер у окна и наблюдал за обоими.

– А моего отца вы знали? – спросила Брайанна.

Ее подбросили высоко в воздух, послышался ее собственный заливистый и чуть испуганный смех. Сильные, заботливые руки... они исчезли.

– Увы, не имел чести. Но я убежден, что Дельфина выбрала себе в мужья в высшей степени достойного человека.

Нет, плакать она не станет, ни в коем случае. Брайанна давно решила, как будет вести себя, если встретится с человеком, который знал ее родителей. И все-таки ей было невыносимо тяжело.

– Интересно, привыкну ли я когда-нибудь к чаю? – произнес Атрей и вдруг сел рядом с Брайанной. Они переглянулись. – Не нальешь мне чашечку?

– Конечно, – отозвалась она, гордясь твердостью собственного голоса. Правда, руки слегка вздрагивали, но почти незаметно. Лишь одна капля чая запятнала девственную белизну кружевной скатерти. – Сандвич? – спросила она, подавая тарелку. Атрей с сомнением покачал головой:

16
{"b":"17674","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
История мира в 6 бокалах
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Ключ от тёмной комнаты
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Печальная история братьев Гроссбарт
Русские булки. Великая сила еды