ЛитМир - Электронная Библиотека

Вздох Леони напоминал всхлип. Минуту она молчала, собираясь с духом, а потом произнесла:

– Да, мы поняли: тебе необходимо знать, кто ты такая, как знаем все мы.

– Я леди Брайанна Уилкокс. По крайней мере так меня называли бы в Англии.

– А еще что ты узнала? Расскажи, как тебе это удалось.

– Благодаря одному рыжеволосому человеку, – объяснила Брайанна и засмеялась, заметив удивление на лице матери. Попивая вино, Брайанна рассказала матери обо всем, что случилось с ней в Англии. Точнее, почти обо всем. Об Атрее она не упоминала.

Но не забывала о нем ни на секунду. Вскоре подошел Маркус и увел радостную Леони. Брайанна заверила родителей, что тоже вскоре ляжет спать. На ступенях дворца она просидела недолго. Звезды погасли, на востоке показались тучи. Свежий ветер возвестил об их приближении. Но Брайанна ощущала такую умиротворенность, что на ветер не обратила внимания.

Ей в голову пришло разыскать Атрея и признаться, что лучшего праздника она никогда не видывала. Неуверенно поднявшись, она помедлила на ступенях, а потом поспешила во дворец.

Глава 13

В покоях ванаксов Атрея не оказалось. Брайанна застыла в дверях, ведущих в коридор того крыла дворца, которое занимала семья правителя Акоры. Здесь Брайанна знала каждую комнату: их расположение она успела изучить, пока помогала выхаживать Атрея. Его покои были просторными, украшенными фресками по акоранскому обычаю, скудно обставленными, но тем не менее удобными – для хозяина, который словно сквозь землю провалился. Брайанна нашла только знакомого ей камердинера Кастора: он распаковывал последний сундук Атрея.

– Вам что-нибудь угодно, госпожа? – спросил Кастор, оторвавшись от своего занятия.

Брайанна вдруг засмущалась.

– Я... напрасно я сюда явилась. Сама не знаю, что на меня нашло.

Мягкой улыбкой Кастор дал ей понять, что ее мысли отнюдь не тайна.

– Иногда ванакс страдает бессонницей. Такие ночи он проводит у себя в мастерской.

– В мастерской?

– Вы знаете, где она?

– Нет... то есть да. Найти мастерскую я смогу. Но может, лучше не тревожить его?

– Поздно, госпожа, он уже растревожен.

Это проницательное замечание почему-то придало Брайанне смелости. Благодарно кивнув, она вышла из комнаты в коридор и на минуту застыла, припоминая дорогу. Кое-кто в Акоре называл дворец лабиринтом, и Брайанна разделяла это мнение. Любое здание, разраставшееся на протяжении тысячелетий, превратится в путаницу коридоров и комнат. Брайанна обошла почти полдворца, прежде чем нашла Атрея в его мастерской.

Мастерская располагалась в самом древнем крыле дворца, в середине ее каменного пола виднелось углубление, протертое ступнями за много веков. Комната была просторной, с высоким потолком и арочными окнами, в которые Брайанна увидела, что на западе быстро сгущаются грозовые тучи.

Но ее внимание тут же отвлек человек, застывший посреди комнаты.

Атрей стоял спиной к Брайанне. На нем был только белый складчатый килт акоранского воина, торс остался обнаженным. Утренний свет пробивался сквозь мрачные тучи и падал на сильную мускулистую спину Атрея. Широко расставив ноги, он наклонился над низким столом. И так погрузился в работу, что даже не заметил вошедшую Брайанну.

Она бесшумно притворила дверь и шагнула ближе к Атрею. В мастерской пахло каменной пылью, глиной, приближающимся дождем и цветущими лозами, обвивающими трельяжи за окном. В дальнем углу мастерской высилась каменная глыба, из которой словно пытались вырваться человеческая голова и рука. Рядом стояла почти законченная фигура коня высотой футов в пять, так искусно высеченная, что казалось, будто животное вот-вот помчится галопом.

Куда бы ни смотрела Брайанна, всюду она видела скульптуры – настолько красивые и живые, что у нее захватывало дух. Об этой стороне натуры Атрея она знала, но не подозревала, насколько он талантлив. Почему-то Брайанна вдруг почувствовала себя в мастерской непрошеной гостьей.

Внутренний голос советовал ей уйти как можно быстрее и тише, и она так и сделала бы, если бы Атрей не обернулся и не уставился прямо на нее. Минуту он молчал, меряя ее взглядом. Наконец спросил:

– Праздник кончился?

На его груди виднелся свежий мазок глины.

– Да, уже давно. – И она кивнула в сторону статуэтки танцовщицы, приготовившейся к прыжку: – Какая прелесть!

– Ты думаешь? Я пытался передать ощущение невероятной силы и сосредоточенности, таящихся под обманчивой хрупкостью.

– И тебе это удалось.

Он засмеялся и вытер ветошью грудь и ладони.

– Спасибо. Днем сюда доставят тот камень из Холихуда. Сначала надо изучить его, понять, что скрывается внутри. Мне не терпится приступить к работе, но боюсь, как бы в спешке не испортить материал.

– Ты справишься. – Она подошла поближе, не сводя глаз с глиняной танцовщицы. – А из камня такую не сделать?

Атрей покачал головой. Они стояли рядом.

– Это модель бронзовой статуэтки. Работа с глиной – первый этап. Затем будет изготовлена восковая модель, потом опять глиняная – но уже форма. В такие формы заливают бронзу. Подобную статуэтку можно создать и другими способами, но я выбрал этот – чтобы она получилась единственной. Скопировать ее будет невозможно.

– Работа с каким материалом требует больше терпения – с бронзой или камнем?

– И с тем, и с другим, но игра стоит свеч. – Он набросил на статуэтку влажную ткань и посмотрел на Брайанну в упор.

– А со мной ты терпелив? – Брайанна удивлялась самой себе: не иначе как вино придало ей смелости.

– Стараюсь. Весело было на празднике?

– Спасибо, чудесно. – В конце концов, она воспитанная девушка! Но ей полагается что-то спросить... Ах да. – А ты веселился? – Все-таки праздник устроили в его честь.

– Да, – серьезно подтвердил он, но почему-то казалось, что он с трудом сдерживает улыбку.

– Тебе следует почаще улыбаться. У тебя бесподобная улыбка... а ты ее все время прячешь.

– Досадное упущение с моей стороны.

– Вот так-то лучше. Я же говорила – она бесподобна.

– Присядешь? – Он мягко поддерживал ее под руку.

– Пожалуй, не откажусь. Не думала, что так устану.

– Еще бы: долгое плавание, волнения, встреча с родными и так далее. Как твоя семья?

– У мамы с отцом все по-прежнему, и это замечательно. А Полонус... он и есть Полонус. – Встреча с братом оставила у нее неприятный осадок. Что-то мешало ей честно рассказать Атрею о Полонусе.

Атрей подвел ее к узкому ложу – простой раскладной койке.

– Тебе случается спать здесь?

Горячий и крепкий, он стоял совсем рядом. Брайанна остро ощущала его силу, сдержанную и манящую.

– Если мы поженимся, мне бы не хотелось, чтобы ты спал здесь.

– И мне тоже. Значит, договорились.

– Атрей, я не шучу.

– Я тоже, – отозвался он, обнял ее одной рукой и наклонился, приблизив лицо к ее лицу. – Я умею проявлять понимание и благородство. Могу терпимо отнестись к тому, что ты просто выпила лишнего, и отвести тебя в другую комнату.

Она уставилась на его шевелящиеся губы, вспоминая, как он ее целовал.

– Вино тут ни при чем.

– Ты уверена?

– Оно всего лишь придало мне смелости.

Он легко провел пальцами по ее щеке, коснулся пухлых губ дразнящим и соблазнительным движением.

– Поверить не могу, что тебе ее недостает.

– Ты бы удивился, узнав...

– Я уже удивлен – тем, как меня влечет к тебе, как ты преследуешь меня во сне. Я непрестанно думаю о тебе и не мыслю без тебя будущего.

Она прикусила его палец – легонько, почти не сжимая зубов.

– Значит, что-то тебе мешает?

Тень пробежала по его лицу – воплощению мужской красоты.

– Забудь об этом.

– Не могу... – Но оказалось, что она способна с легкостью забыть все, что еще недавно казалось ей таким важным. Теперь уже ничто не имело значения, кроме Атрея и нарастающей жажды, которая взметалась в ней, билась внутри, как ветер в арочные окна.

38
{"b":"17674","o":1}