ЛитМир - Электронная Библиотека

Никто из собеседников не спросил, о чем речь. Оба прекрасно понимали, что решимость Атрея провести реформы в королевстве-крепости была встречена в штыки сразу с двух сторон. Приверженцы организации «Гелиос» выступали за более радикальные перемены, а сторонники изменника Дейлоса противились любым новшествам и были готовы даже прикончить Атрея, лишь бы предотвратить их. А самым тревожным симптомом было частичное объединение этих групп в попытке убить Атрея год назад. До его выздоровления суд над Дейлосом и членами «Гелиоса» отложили, ярость народа за это время утихла. Но раскол общества Акоры требовал немедленных решений.

– После Рождества мы вернемся в Акору прямо из Хоукфорта, – заключил Атрей, заметив на лицах обоих собеседников удивление, и спросил: – А разве от Хоукфорта далеко до моря?

– Нет, конечно, – поспешил заверить Ройс, – но ты сказал «мы»...

– Брайанна и я. Она вернется в Акору со мной. После минутной паузы Алекс произнес:

– Она об этом не заговаривала. Атрей пожал плечами:

– Неудивительно. Она еще ничего не знает.

– А надо ли ей возвращаться? – осторожно спросил Ройс. – Родные пишут, что скучают по ней, но понимают ее желание пожить в Англии. Но если они просили тебя привезти ее обратно...

– Дело не в этом. Брайанне пора домой. – Прекрасно сознавая воздействие собственных слов, ванакс Акоры добавил: – А нам – пожениться.

Ему не надоедало изумлять этих двоих, которых, казалось, уже ничем не удивишь. Алекс и Ройс ошеломленно уставились на него. Первым заговорил англичанин:

– Понятия не имел, что ты намерен жениться...

– И я тоже, – подхватил Алекс. Он пристально смотрел на брата. – Ты об этом ничего не говорил.

– А что тут говорить? – пожал плечами Атрей. – Рано или поздно мне все равно пришлось бы жениться.

– Да, само собой, – согласился Алекс, – но если вспомнить, сколько сил и времени убили первые красавицы Акоры, чтобы добиться тебя, и потерпели фиаско... словом, для меня это полная неожиданность.

– Полнейшая, – кивнул Ройс, – особенно потому, что, насколько мне известно, юная леди ни о чем не догадывается.

– Атрей, – начал Алекс, в котором зашевелились подозрения, – Брайанне известно о твоих намерениях или нет?

– Откуда мне знать? Мы об этом никогда не говорили.

Ройс и Алекс переглянулись.

– Ни разу не говорили о браке? – уточнил Ройс. – Но сблизились, когда она помогала выхаживать тебя после покушения Дейлоса?

– Ничего подобного, – возразил Атрей. – Если помнишь, Брайанна покинула Акору вскоре после того, как я пришел в себя.

После нескольких минут молчания Алекс произнес:

– Она, конечно, прелестна, но не лучше ли вам познакомиться поближе? А уж потом думать о свадьбе?

Атрей пожал плечами:

– Не о чем тут думать. Я давно понял, что Брайанна – моя будущая жена.

– Понял? – с расстановкой повторил Алекс, еще внимательнее глядя на брата. – Но каким образом?

Атрей помедлил, прежде чем ответить. Он редко упоминал о главном событии своей жизни, которое превратило его из художника в монарха. Но ближе Алекса и Ройса у него на свете не было ни души. Они имели право на откровенность.

Сидя в тихой, элегантно обставленной лондонской комнате, он призвал на помощь воспоминания о древнем обряде на уединенном берегу.

– Когда я прошел обряд избрания и стал ванаксом, мне многое открылось. В числе прочего я «увидел» женщину, которая должна стать моей женой, а потом узнал, что эта женщина – Брайанна.

Впервые услышав прямое упоминание о таинственном обряде, Ройс и Алекс оторопели. Смысл сказанного дошел до них не сразу.

– А ты, случайно, не обознался? – мрачно спросил Алекс.

– Просто не мог. Если я не женюсь на Брайанне, я не исполню свой долг перед Акорой. А этого я допустить не могу.

– Ты говоришь, что только потом узнал, что твоя избранница – Брайанна, – уточнил Ройс. – Значит, в то время ты еще не был знаком с ней?

– Я видел ее лицо и тело. – Атрей не собирался объяснять, что видел ее всю, как позволено видеть женщину лишь возлюбленному. – Но имени не знал. И понятия не имел, кто она такая, пока не очнулся после покушения и не обнаружил ее рядом.

Алекс глубоко вздохнул.

– И наверное, здорово удивился.

– Это еще мягко сказано. Бывали моменты, когда я думал, что уже не найду ее.

Тревожась за брата и друга, Алекс заметил:

– Возможно, Брайанна не разделяет твоей убежденности.

– Я на своем опыте убедился, – сухо вставил Ройс, – что женщины жаждут любви, а не исполнения долга.

– И это еще не все, – подхватил Алекс. – Брайанна родилась не в Акоре. Ее происхождение – тайна, но, по-моему, Брайанна твердо решила разузнать о себе и нащупала некую нить. Именно поэтому она намерена вернуться в Англию со мной и Джоанной.

– Я давно понял, что напрасно отпустил ее с тобой, – кивнул Атрей. – Но я был еще слаб и не мог сразу открыться ей. – Он едва заметно улыбнулся. – К счастью, теперь могу.

– Значит, ты намерен... убедить ее? – спросил Ройс.

– Вот именно, – подтвердил властитель. – Я слишком долго ждал, а внутренние дела Акоры требуют моего присутствия. Так или иначе, Брайанна вернется со мной, и мы поженимся. – И он добавил: – Конечно, все вы приглашены на свадьбу.

– А если Брайанна не согласится? – тихо спросил Ройс.

– Это будет весьма прискорбно, – отозвался ванакс и с металлическими нотками в голосе добавил: – Но мы обязаны исполнить свой долг.

Он принял протянутый братом бокал с бренди. Зимний ветер завывал в каминной трубе, взметал искры. Атрей провожал их взглядом, мимоходом отмечая, что даже самые крохотные из них ослепительно блестят и потушить их не так-то просто. И вправду, чем сильнее бесновался ветер, тем больше искр взлетало ему навстречу и тем ярче горел огонь.

Глава 2

– Вчера за ужином ты не проронила ни слова, – заметила Джоанна. Она сидела за столом напротив Брайанны, которая сосредоточенно мазала маслом круассан. Три дамы завтракали в утренней гостиной резиденции Алекса и Джоанны. За высокими окнами начинался серый декабрьский день.

– Немного устала, – ответила Брайанна, не поднимая глаз от тарелки.

– Тебе привезли письма с родины? – продолжала Джоанна. – Надеюсь, с хорошими вестями?

Брайанна подняла голову и улыбнулась подруге. Джоанна была прирожденная мать, внимательная и заботливая ко всем близким. Допытываясь, что тревожит Брайанну, она одновременно стремилась отвлечь ее от мрачных мыслей.

– С замечательными. Отец пишет, что у нас целых пять жеребят.

– Маркус, должно быть, без ума от радости, – вступила в разговор Кассандра. – Твоя семья выращивает лучших лошадей во всей Акоре.

– Непременно передам в письме твои слова. А мама пишет, что отец трудится не покладая рук, но, похоже, за него она спокойна. Все здоровы, в том числе и Полонус, который тоже прислал письмо.

– Твой брат? – уточнила Джоанна. Брайанна кивнула.

– Он старше меня на два года. Еще не утихомирился, беспокойная душа. – Эти слова сорвались с языка сами. Вчера вечером, читая письмо Полонуса, она поняла, как мучают его мысли. Брайанна сочувствовала ему, зная, что у них немало общих взглядов и чаяний. Но ее тревожило, что даже в мечтах о будущем Полонус никак не может научиться терпению. Этот энергичный и резкий юноша нередко совершал досадные ошибки.

– Может, волнуешься из-за сегодняшнего вечера? – продолжила расспросы Кассандра. – Ну и напрасно. Ты давно готова к первому выходу в свет. Могла бы начать выезжать несколько месяцев назад.

– Знаю, – кивнула Брайанна, охотно отвлекаясь от тревожных мыслей. – И высоко ценю все, что вы для меня сделали-, – без вас я не нашла бы себе места на родине. А вдруг мы все-таки неверно выбрали день дебюта? Мне бы не хотелось затмить Атрея...

– Его никому не затмить, – без обиняков заявила Джоанна. – Скорее всего в свете заметят только его одного. Даже Принни наверняка останется без внимания.

4
{"b":"17674","o":1}