ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты мог быть честным со мной с самого начала, но ты... – Она вдруг вспомнила, что стоит обнаженная и что после долгих часов любви его тело знакомо ей, как собственное. – Ты стремился привязать меня к себе. Исполнить то, что ты считаешь предначертанием, – остальное для тебя не имеет значения. Ничего, кроме будущего Акоры!

Ее губы скривились от боли.

– Ты избранный – в этом я больше не сомневаюсь Но человек ты или нет – неизвестно.

Повернувшись, она бросилась прочь. А он, как и восемь лет назад, застыл посреди храма, только теперь отчетливо понимая, что потерпел поражение.

Глава 15

Сон, который так хорошо начинался, сменился кошмаром. Атрей – избранный, легенды и верования акоранцев – чистая правда, острова защищает неведомая сила. Брайанна почувствовала ее в храме благодаря Атрею. Это откровение изумило Брайанну и наполнило радостью, которую не омрачило даже известие о том, что та же сила погубила ее родителей.

Она старалась не думать о них, но истина от этого не менялась. Жизненная сила Акоры вдохновляла ее народ, придавала ему смелости и силы, чтобы защищать королевство от чужаков.

Слезы жгли глаза. Брайанна повернулась лицом к ветру. Может, он осушит потоки слез, которые она не в силах остановить. Впервые с тех пор, как шестнадцать лет назад Брайанна пришла в себя и увидела хлопочущую у постели Леони, она ощутила безграничное одиночество.

Акора, которую она так любила, стала причиной смерти ее родителей. А люди, которым она верила, лгали ей с самого начала. Да, двойного удара она могла бы и не вынести, но рано или поздно все равно узнала бы правду – это неизбежно.

Надо покинуть Акору – не сию же минуту, но в ближайшее время. В Англии ее ждет новая жизнь. Эта мысль не утешала. Брайанна уже догадывалась, что от своего горя ей не убежать.

Горькая истина заключалась еще и в том, что она полюбила Акору и Атрея. Но именно поэтому ей было невыносимо жить в этом насквозь лживом мире. Атрей решил жениться на ней не потому, что полюбил, а потому, что она предназначена ему в жены судьбой. Надо признать, он мастерски разжег в ней страсть. А она охотно, по своей воле шагнула в капкан. Если бы не ее преданность «Гелиосу» и не страсть задавать вопросы, она уже была бы женой ванакса.

У нее разболелась голова. Брайанна сжала ее ладонями и закрыла глаза, но облегчения не испытала. Выбравшись из пещер, она первым делом бросилась к себе, купаться и переодеваться. А потом примостилась на самом верху каменной трибуны, окружающей пустой стадион. Полгода назад она сидела на этом же самом месте, с восторгом наблюдая за гонками колесниц. Атрей мчался впереди и был уже близок к победе. Брайанна помнила, как вскочила на ноги, не помня себя от радости и гордости за него.

И вдруг стадион и, казалось, весь мир содрогнулся от ужасающего взрыва, от которого рухнула стена. Та самая, возле которой находился Атрей.

Говорили, взрыв подстроил предатель Дейлос. Он же протестовал против всех реформ ванакса. И считал, что он, Дейлос, достоин титула государя.

Добавляли, что Дейлосу помогали члены «Гелиоса».

Снова ложь? Брайанна не знала и терялась в догадках. Солнце раскалилось, ветер усиливался.

Проклятый ветер! Она боялась его с ранних лет, с тех пор как что-то заподозрила. Теперь ветер больше не страшил ее. Атрей говорил, что у женщин в его роду и в семье Хоукфорта часто появлялись удивительные способности. Такие, как умение призывать природные стихии, но, вероятно, с определенной целью. Не просто для того, чтобы кому-нибудь насолить.

А она... О нет! Если ей достался такой же дар, то не просто так. А если она полюбила мужчину, значит...

Брайанна решительно пресекла жалость к себе. Она вскочила, покинула стадион и побрела по городу, не зная куда. И вскоре обнаружила, что вместе с толпой горожан движется ко дворцу. На лицах людей была написана целеустремленная решимость. Задуматься, что происходит, она не успела.

– Бри! Не ожидал увидеть тебя здесь.

Сквозь толпу к ней протолкался Полонус. Подавив вздох, Брайанна постаралась вести себя как ни в чем не бывало. Даже если бы неприятного разговора на вчеращнем празднике не случилось, она не стала бы исповедоваться брату. Несмотря на всю его близость, Полонустоже принадлежал к числу лжецов.

Однако он слишком хорошо знал ее и потому заподозрил неладное.

– Что случилось? – спросил Полонус, на миг из эгоиста превратившись в заботливого брата.

Брайанна не смягчилась – только упрекнула себя за несдержанность.

– Ничего.

– Ты такая бледная.

Она продолжала шагать, не глядя на него.

– Я только что вернулась из Англии. В такое время года там пасмурно.

– И все-таки вчера ты выглядела лучше. Послушай, я не хотел тебя обидеть.

– Ты был сам на себя не похож. Вот это меня расстроило. И честно говоря, порол чушь.

Полонус вспыхнул, но возражать не стал.

– Мне пришлось нелегко. Но теперь начинается суд...

– Суд? Сегодня?

Он озадаченно уставился на нее:

– Конечно, и все мы идем туда. Я думал, ты с нами. Или нет?

– С вами. – Брайанна помнила, что в «Гелиос» входят и ее друзья. Этим судом Атрей заманил ее в Акору. И если он думал, что она останется в стороне, то жестоко ошибался.

Она пойдет на суд, будет держаться гордо и независимо. И постарается понять, есть ли в Акоре правосудие.

Толпа внесла ее на широкий двор перед дворцом, где еще недавно шумел праздник. Все следы пиршества уже исчезли. Вероятно, суд обещал быть таким громким и многолюдным, что его решили провести под открытым небом. В Акоре не было ни единого здания, способного вместить чуть ли не все население города.

Самые сообразительные зрители уже спешили занять места на дворцовом крыльце. Полонус усадил сестру неподалеку от помоста, установленного в дальнем конце двора. На помосте стояли стол и простой стул с высокой спинкой.

– А где же трон? – пробурчал Полонус.

– Трон ему не нужен, – объяснила Брайанна. – Власть Атрея не в символах. – Сама она поняла это совсем недавно.

Полонус украдкой огляделся, точно боясь, что их подслушают.

– Его власть в невежестве народа.

Брайанна не согласилась с ним, но и спорить не стала. У помоста она разглядела Кассандру и Джоанну с мужьями. К счастью, Брайанну в толпе они не видели.

Ждать пришлось недолго. Без объявления, фанфар и тому подобного Атрей вышел из дворца и занял место за столом. Он был в простой белой тунике. Брайанне он показался усталым и чем-то озабоченным. Усевшись, он обвел толпу взглядом, высмотрел ее и остановился.

Как и обещала себе Брайанна, она держала голову высоко поднятой и смотрела ему прямо в глаза. Собравшись с силами, она не отвела взгляд и не дрогнула.

Выждав несколько мгновений, он отвернулся, но она успела заметить в его глазах печаль. Одержанная маленькая победа показалась Брайанне горькой.

Вскоре привели узников. Люди тянули шеи, чтобы посмотреть на этих четверых. Все были молоды – в «Гелиос» вступала в основном молодежь. Брайанна знала этих людей, встречалась с ними на собраниях, где делились мечтами и надеждами. Она привыкла считать всех членов «Гелиоса» друзьями и потому вздрогнула, увидев эту четверку на скамье подсудимых.

Судья Марселлус подошел к столу Атрея, вынул табличку, сверился с ней и заговорил.

Обвинения звучали зловеще.

– ...в оказании содействия в приобретении материалов для взрыва на стадионе, – монотонно читал Марселлус. – А также в том, что они знали, для какой цели приобретаются эти материалы. И наконец, обвиняются в смерти восьми человек и ранениях еще нескольких десятков, в том числе самого ванакса Акоры.

– Который мог бы ради приличия назначить другого судью, – проворчал Полонус, – ведь он заинтересованное лицо.

– Возглавлять суд – обязанность Атрея, – возразила Брайанна, – а он никогда не пренебрегает обязанностями. – В этом она, к своему сожалению, уже успела убедиться.

44
{"b":"17674","o":1}