ЛитМир - Электронная Библиотека

Но давайте перейдем от теоретизирования к конкретному примеру.

Несколько лет назад, когда я собирался уходить в отпуск, на один из последних приемов пришла миловидная женщина на вид лет 30-33 (на самом деле ей было 43). Она предъявила жалобы на затруднение при глотании, в результате чего за последние несколько месяцев потеряла в весе 15 килограммов; страх задохнуться в транспорте, из-за чего вынуждена постоянно пользоваться такси, что при мизерной зарплате рядового инженера делало ее привязанной к дому. Почти ежедневно у нее были скачки артериального давления, сопровождающиеся головными болями, сердцебиениями, так что она почти каждый вечер вызывала «скорую помощь» для купирования приступов, а днем на работе ходила в медпункт. Знали ее и в районной поликлинике, история ее болезни занимала две 100-листовые тетради. Поднимался вопрос о переводе ее на инвалидность, что было совершенно невозможно, ибо на ее попечении находился 19-летний сын, который заканчивал техникум. Я поставил ей диагноз истеричного невроза.

Для того, чтобы понять судьбу человека, следует выяснить, как шло формирование личности, какой сформировался социоген. Моя больная была в тяжелом состоянии, и достоверность ее рассказа сомнений не вызывает.

Родного отца больная не помнит, мать разошлась с ним, когда девочке было два года. Не осталось даже фотографий, их порвал второй муж. Воспитывалась в основном бабушкой, ибо все внимание матери было занято младшим братом. С раннего детства у девочки выявились артистические способности, она хорошо танцевала и немного пела. Ей прочили успешную артистическую карьеру, и уже тогда она чувствовала себя исключительной личностью. Училась отлично, участвовала в художественной самодеятельности, а лет в 15 была принята в ансамбль песни и пляски при Дворце культуры. Рано начала пользоваться успехом у мальчиков, но далее поцелуев дело не заходило. В семье с матерью и младшим братом отношения были плохие: с братом враждовала, а к матери относилась неприязненно из-за постоянных поучений. По настоянию матери отказалась от артистической карьеры (определенные предложения были) и поступила в техникум, но продолжала много времени уделять ансамблю. Выступала по телевидению, участвовала в гастрольных поездках.

После окончания техникума стала работать на одном из крупных заводов, где и познакомилась со своим будущим мужем. В это время у нее был ряд конфликтов с руководителем ансамбля, который претендовал на интимные отношения. По тем же причинам возникали недоразумения с начальником отдела на заводе. Неприязненно относились к ней и сверстницы, так как она не делала определенного выбора и возле нее постоянно крутилось несколько кавалеров.

Занимала низовую должность, но с обязанностями справлялась хорошо. Через некоторое время встречи с будущим мужем стали постоянными. Красотой он не отличался, но видно было, что это толковый человек, говорили, что он талантлив. В общем, вышла она за него замуж. Стали они жить в неизолированной квартире, и жили счастливо, муж быстро пошел в гору за счет своего таланта и стал одним из руководителей завода. Материальное благополучие росло.

Сама больная этот период рассматривает как безоблачное счастье, но… Муж категорически запретил заниматься артистической деятельностью. Он отличался замкнутым характером, предпочитал большую часть времени проводить дома, занимаясь научной работой. Больной же хотелось чаще бывать в компаниях, ходить на концерты, спектакли и т. д. Муж контролировал финансы, сам покупал ей дорогую одежду, не считаясь с ее желаниями. Заставил поступить в институт. Больная училась заочно в Киеве, опять же по техническому профилю, что ее не очень интересовало. Муж относился к ней как отец к дочери, и когда она уезжала на сессию, давал ей сопровождающего из своего отдела, с которым со злости она ему изменила. Связь была короткой.

По ее словам, она всегда любила своего мужа, считала его настоящим мужчиной. Однако периодически устраивала ему сцены. Как-то демонстративно ушла одна на вечерний сеанс в кино, и он, беспокоясь, вынужден был бросить дела и идти за ней. Потом ему пришлось работать всю ночь. Устраивала мужу сцены и за позднее возвращение со службы. Как-то бросила в лицо деньги. Однажды в три часа ушла из дома вместе с маленьким сыном.

Муж часто ездил в командировки. Когда он возвращался, его всегда ждала нарядная жена, убранная цветами квартира и праздничный стол. Когда устраивались вечеринки, муж, желая покрасоваться, просил, чтобы она станцевала и спела. В общем, она была игрушкой. Больная уже тогда отмечала, что жены друзей мужа ее недолюбливали, как она считала, за ее раскованное поведение, красоту и молодость (она была моложе мужа на восемь лет). Подрастающий сын скорее был еще одним отцом, ибо шестилетнему мальчику муж велел следить за мамой, чтобы она не забывала выключать свет и газ, закрывать дверь, когда они идут гулять.

После 11 лет такого, казалось бы, безоблачного супружеского счастья муж заболел раком прямой кишки и через несколько месяцев тяжелой болезни умер, оставив ее в новой, только что полученной полупустой квартире, которой требовался ремонт. Причину болезни связывали с облучением, так как муж много работал и не очень следил за выполнением правил техбезопасности.

Больших денег, несмотря на огромную по тем временам зарплату мужа (900 рублей в месяц плюс гонорары за изобретения), в доме не было. После похорон и нескольких дней внимания она осталась одна. Друзья мужа заходили с предложением помочь, за которым угадывалось желание переспать. Прежняя компания перестала приглашать ее в гости (друзья мужа со смущением говорили: «Жены возражают…»). Было обидно, хотя она все понимала. Зарплата была маленькая, и она постепенно нищала. Подработать нигде не могла. После работы сидела на диване в оцепенении или читала книги. Часто поднималось артериальное давление, стала болеть. Интересно отметить, что как только поступала в больницу, все сразу проходило. Через некоторое время завела связь с женатым мужчиной в своем отделе. Вскоре все стало известно, и ее возненавидели сотрудницы (коллектив в основном был женский). Связь продолжалась долго, но давала мало радости. Любовник приходил редко, материально не помогал, но ревновал и часто контролировал ее по телефону. Вынуждена была обращаться за помощью к матери, что вызывало дополнительное эмоциональное напряжение. Предложение некоторых начальствующих мужчин взять ее на содержание категорически отвергала. Когда в стране начались инфляционные процессы, материальное положение ее стало катастрофическим. К этому времени наступил разрыв с любовником, но на работе он продолжал ее изводить.

Вот, пожалуй, и все, что она рассказала. Можно лишь отметить, что два раза она получала предложение выйти замуж, были даже сексуальные действия, но отсутствие любви удерживало от этого шага. На работе приглашали в самодеятельный ансамбль, который иногда гастролировал в сельской местности, где в качестве гонорара давали продукты, но она отказывалась, так как не было настроения.

«А где же здесь психологический вампиризм?» – спросите вы. Действительно, в глаза он не бросается, да я и не хочу обвинять свою пациентку, она ведь ничего не осознавала. Муж контролировал финансы, но она не замечала, что сама не умеет пользоваться деньгами. Закатывая истерики, совсем не учитывала, как на все это реагирует ее муж-интеллектуал. Тот, кто знает, что такое истерические реакции, понимает, что уговорами остановить их невозможно. Если бы ей достался другой мужчина, он бы или избил ее, или ушел от нее, а что оставалось делать ее мужу, человеку совсем иного склада? Для него проще всего избежать истерик и скандалов – много работать. Но и это не помогло. Она его все равно доставала. Посмотрите: все блага идут от мужа, а она мешает ему эти блага производить. И вот неосознанно начинается неоправданный риск. Уйти нельзя, остается умереть. Он получает облучение и заболевает раком. Психологический вампир наносит непоправимый ущерб своему хозяину.

16
{"b":"17677","o":1}