ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я говорю очень убедительно, и мама удовлетворенно кивает. Ненавижу ее за то, что она так легко мне верит. Кто угодно знает, что временная работа ни к чему не приводит. При нынешнем положении вещей у меня больше шансов стать первой женщиной-астронавтом, высадившейся на Марсе, нежели остаться на постоянной должности там, где будет не слишком противно работать. Так или иначе, это мой выбор, и, да, меня он устраивает. Спасибо, что спросили.

— И вот еще что, — смущаясь, говорит мама, теребя в руках картонную подставку под стакан.

О, неужели? Наконец-то мы дошли до главной цели нашей встречи.

— Знаешь, в твоем возрасте я уже была замужем и думала о детях. И, в общем, я вот подумала…

— О че-е-ем?

— Ну, я знаю, что вы с Хелен очень близкие подруги… И если ты хочешь мне в чем-то признаться. .. Ну, про ваши отношения… Я бы могла попытаться понять.

Поверить не могу! Моя мать считает меня лесбиянкой!

Отлично.

Я прерываю ее бредовые домыслы, пока она окончательно не испортила мне репутацию.

— Мама, не волнуйся. — Я делаю глубокий вдох, скрещиваю пальцы, надеясь, что это положит конец моему невезению. — Я встретила одного человека. Парня. — Ударение на последнем слове делаю специально.

Представляю, как в маминой голове в это мгновение церковный хор пропел «Аллилуйя!».

— Наши отношения в самом начале, — добавляю я, взбешенная выражением полного счастья на ее лице, — поэтому пока не буду сильно распространяться на эту тему.

— Дорогая (от радости у нее дыханье сперло), это же замечательно! Теперь я спокойна, а то у меня уже были подозрения.

— Я знаю, какие у тебя были подозрения, — цежу я сквозь зубы.

Наконец до нее доходит, что тон у меня угрожающий.

— Конечно, для тебя сейчас это деликатная тема. И все же любовь — это так прекрасно. Уверена, кое-кто еще пожалеет об этом.

* * *

Ненавижу воскресенья. Самый омерзительный день недели. По воскресеньям абсолютно нечем заняться, кроме как смотреть сериалы. А для одиночек это вообще полный мрак. Конечно, если у тебя есть любовник, то воскресенье — совсем другое дело. Парочки в этот день уединяются для милого совместного времяпрепровождения.

Всех их ненавижу.

Сидят сейчас в кафе, держатся за руки под газеткой, удовлетворенные неспешным утренним сексом. Или разъезжают, нарядные, в своих кабриолетах, веселые и беззаботные. Или еще хуже, уехали за город на пикник со своими парными друзьями. Или вообще просто валяются на диване, смотрят вместе видео. И что самое мерзкое, я уверена, все они думают, что по-другому не бывает. Уроды!

Настроение у меня дрянное. Джек не позвонил, а сейчас уже половина второго. Все утро я мечтала, что он позвонит, предложит вместе пообедать, потом прогуляться по парку и, может быть, сходить в кино. Я так подробно все это обдумала, что сама чуть не поверила. Но этого не будет. Телефон у меня перед глазами, и он молчит. С розеткой все в порядке, и на линии сбоев нет — я звонила на АТС, чтобы удостовериться.

Я лежу на диване, прижавшись щекой к подушке, и разглядываю пятно на ковре. Позвонить никому не могу — вдруг в этот момент он наберет мой номер, а у меня занято; не могу поесть — вдруг он пригласит меня на обед. От скуки я уже три раза довела себя до оргазма, но возбуждение не проходит. Я даже пыталась посылать ему телепатические сигналы. Бесполезно. На улице чудный день, а я сижу дома. Пленница своих надежд. Когда позвонила Хел, я чуть из штанов не выпрыгнула.

— Новостей нет?

— Не-а.

— Мы идем в паб, пойдешь?

— Даже не знаю. У меня еще дела есть, — вру я.

— Сегодня же воскресенье!

— Ну и что? Хел вздыхает.

— Ждешь его звонка, да? Ты же понимаешь, что это бесполезно. Если он позвонит, то позвонит. Какой смысл гипнотизировать телефон? Ты так свихнешься.

Мне противно, что она так хорошо меня изучила.

— Ничего я не жду. Мне некогда. Собираюсь в спортзал, — блефую я.

— Куда?

— В спортзал. Место такое, где занимаются.

— Ладно, делай что хочешь. Если что, ты знаешь, где нас искать.

— Спасибо.

— Извращенка, — бормочет она.

Я показываю ей язык в трубку. В спортзал идти у меня нет ни малейшего желания. Лучше пойду прогуляюсь.

Прогулка — это хорошо. Шепардз-Буш, конечно, не самое лучшее место, но, по крайней мере, тут не так много гуляющих парочек. Я не замечаю пьяниц и наркоманов, поскольку полностью поглощена своими мыслями.

Намотав несколько кругов по парку, я надышалась городскими выхлопами и выработала стратегию.

Стратегия весьма изощренная, и суть ее состоит в следующем. Джек наверняка смекнул, что он мне нравится. Не считая последних минут нашего вечера, все шло идеально, и он должен догадываться, что я хочу снова с ним встретиться. Однако Джек парень деловой, художник, и потому наверняка занят. И это не означает, что он обо мне не думает, просто меня не учли в его воскресном расписании. Короче, раз он такой крутой, то, скорее всего, позвонит мне только завтра. В крайнем случае во вторник. Кроме того, надо же ему уделить время Мэтту. Из-за меня он практически игнорировал своего лучшего друга на его дне рождения. Так что хватит ждать и лить слезы, пора начать готовиться.

В готовности наша сила.

Решено: в паб я не пойду — это значило бы отклониться от выбранного курса. Вместо этого я иду в магазин «Бутс» на Ноттинг-Хилл и устраиваю себе шопинг-терапию. Это весело и приятно. Обожаю «Бутс». Мой любимый магазин после «Хэмли». Покупаю себе «игрушки для больших девочек»: ароматизаторы и пену для ванны, дорогой шампунь и кондиционер в комплекте с бесплатным маслом для волос, три флакона лак для ногтей, пинцет, люфу, пакет косметической грязи, новую помаду, коробку цветных салфеток (всегда кстати рядом с постелью), крем «Ойл оф Юлэй», воск для эпиляции в области бикини, автозагар и упаковку из двадцати четырех супертонких презервативов. Отлично.

Дома навожу порядок и остаюсь очень довольна результатами. Конечно, ничего грандиозного я не совершила — не ободрала старые обои, не замазала трещину в стене на кухне. Зато расставила книги на покосившихся полках и повесила на стену нашу с Хел фотографию из Таиланда в рамочке.

Две девчонки путешествуют сами по себе — вот было времечко! На фотографии мы обе стройные и загорелые. Сидим спиной друг к другу и смеемся. В те каникулы мы три недели путешествовали по островам, а на одном из пляжей зависли надолго. Хел успела трахнуться пару раз, о бесчисленных обжиманиях и поцелуях я уже не говорю. А я умудрилась влюбиться в трех парней одновременно. Обалдеть!

Перебираю большой черный пакет для мусора с разрозненными носками и старыми свитерами, который висит у входной двери лет сто, не меньше. Удивительно, как быстро летит время! А быть занятой женщиной, оказывается, приятно.

Наполняю ванну и оцениваю себя в зеркале. Самой себе я голышом нравлюсь. В удачных обстоятельствах выгляжу хорошо — крутой изгиб бедра, размер 46… с половиной.

А вот как я выгляжу в глазах Джека? Скажем так, если бы я танцевала стриптиз, публика потребовала бы вернуть свои деньги за вход. Пора сесть на диету.

Как только я принимаю это решение, голодные спазмы сводят желудок, а в мозгу одна за Другой возникают трехмерные картинки вредных, но очень вкусных вещей, которые хочется съесть прямо сейчас! Чтобы заглушить приступ острого голода, забираюсь в ванну. Лежа в горячей воде с грязевой маской на лице, я представляю, как сильно моя внешность преобразится через неделю.

Весь вечер грызу ржаные хлебцы «Райвита» и читаю книгу «Сильная женщина», которую мне подарили на последний день рождения. Интересно.

* * *

В понедельник утром встаю еще до будильника — очень рано. Оказывается, утро может быть таким спокойным, если встать в семь часов. Поют птички, и я, для разнообразия, слушаю Радио-4. Я же решила быть в курсе событий, и мне необходимо знать, что творится в мире.

10
{"b":"17683","o":1}