ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Чистосердечное признание No 5:
Измена

Место действия: дом Мэтта, Лондон.

Время действия: сейчас.

Открываю входную дверь.

— Привет, Джек.

— Салли? — спрашиваю я. Пришлось спросить, потому что с первого взгляда мне непонятно, кто эта тонкая женщина, привалившаяся к нашему косяку. Лицо ее занавешено светлыми космами, а тело прикрыто платьем какой-то жуткой расцветки. При таком маскараде, да еще с моим затуманенным зрением достоверная идентификация личности практически невозможна.

— Привет, красавчик, — говорит она, откидывая с лица волосы. Действительно Салли Маккаллен собственной персоной.

Я поддерживаю ее за локоть, чтобы она не упала. Но поскольку и сам с трудом стою на ногах, в итоге мы цепляемся друг за друга, стараясь удержать равновесие.

— Ты что тут делаешь? — удается мне спросить.

— А ты как думаешь? — Она заваливается вперед и пытается меня поцеловать.

— Иди домой, — говорю я, слегка отталкивая Салли.

— Почему? — В ее глазах искреннее удивление.

Хороший вопрос. На который мой одурманенный мозг в данный момент не в состоянии выдать вразумительный ответ. Она ведь вообще-то хорошенькая. А я вообще-то очень зол на Эми. Так что и правда, почему бы ей не остаться у меня? Но вскоре ответ всплывает сам собой. Потому что так нельзя. Потому что я надеялся увидеть в дверях Эми, а не Салли.

— Потому что уже поздно, — бормочу я, пытаясь закрыть дверь, — а мне завтра рано вставать. И я иду спать.

Но Салли ухмыляется и протискивается мимо меня в дом. Я поворачиваюсь, вижу, что ее уже нет, и в недоумении качаю головой. Но почему — ко мне? И почему именно сейчас? И самое главное, почему не пару месяцев назад, когда я этого так страстно желал? Я закрываю дверь, уверенный, что в этом мире нет справедливости, и иду за ней на кухню. Салли уже стоит у плиты и оглядывается вокруг. Вижу, как ее взгляд останавливается на бутылке водки.

— Ты разве не предложишь девушке выпить? — спрашивает она лукаво. — Раньше ты всегда предлагал мне выпить. — Потом подходит к столу и делает большой глоток прямо из бутылки. Косится на меня. — А сейчас что изменилось? Ты меня больше не хочешь? — Делает еще глоток, надувает губки и оседает на стул. — Не хочешь, да?

Я помню, как она лежала в моей мастерской. Помню все изгибы ее тела, бархатистость кожи. На секунду я закрываю глаза, прогоняя видение. Сейчас все по-другому. И я другой. Салли права. Я больше не хочу ее. Мне нужна только Эми. Только чтобы Эми вернулась — живая и здоровая.

— Ты пьяна, — говорю я заплетающимся языком. — Я вызову тебе такси.

Иду мимо нее к телефону, но она хватает меня, притягивает к себе.

— Не хочу такси. Хочу тебя.

— Салли, у меня есть девушка, — отвечаю я и вдруг чувствую жуткую усталость. Я слишком пьян. Пусть Салли убирается отсюда. Я просто хочу спать.

Но она еще не все сказала.

— Ну и что? Когда у меня был парень, это не помешало тебе попытаться затащить меня в постель. Так?

— Так, — соглашаюсь я. — Но ты тогда не переспала со мной, и я сейчас тоже с тобой спать не буду.

Она меня отпускает, идет к раковине, наполняет стакан водой и залпом его осушает.

— А между прочим, он меня бросил, — говорит она, поворачиваясь ко мне. — И все из-за того, что сказала та девчонка, что была с тобой на вечеринке у Хлои. Он заявил, что я грязная шлюха и он не хочет иметь со мной ничего общего.

— Мне очень жаль.

Но мне совсем не жаль. Я знаю, что Салли без этого урода будет лучше, хотя сейчас она, скорее всего, не согласится со мной. Или еще хуже — подумает, что я решил за ней приударить. Дескать, он ей не подходит, а вот я в самый раз.

— Так это она твоя девушка?

— Да. Эми. Ее зовут Эми.

— Она вроде не в твоем вкусе.

— Почему это? — спрашиваю я, глядя на телефон, выжидая подходящий момент, чтобы снова предложить вызвать такси.

— В смысле внешности. — Она закидывает ноги на стол. Платье задирается, обнажив идеально крепкие икры и бедра.

— Вообще-то она, — говорю я, уже по-настоящему разозлившись на Салли, — замечательная. Абсолютно в моем вкусе.

— Правда? Ну и где она сейчас?

— Что?

— Где она? — Салли демонстративно оглядывает кухню и встает. — Где же эта замечательная женщина? — Она открывает холодильник. — Тут ее нет. — Вытаскивает банку пива, откупоривает и пьет. Ставит банку на стол. — А тут? — бормочет она, открывая шкаф и заглядывая в него. Покачнувшись, разворачивается и пьяными глазами смотрит на меня. — И тут нет.

— Ее нет дома. — Не успеваю я закончить эту фразу, как по всему миру страдающие недержанием старики начинают праздновать свое вступление в список более приятных, чем Тристан, вещей.

Салли приподнимает брови:

— Хозяйка за порог…

На этот раз я даже не спрашиваю, вызвать ли ей такси. Уже достаточно наслушался. Взглянув на часы, вижу, что уже второй час ночи. Иду к телефону, поднимаю трубку, набираю номер. Но мои пальцы уже так много раз сегодня это проделывали, что набирают цифры автоматически. Я звоню Эми. Я звоню, но к телефону никто не подходит. Потому что она все еще не вернулась домой.

Она все еще с ним.

— Прежде чем вызвать мне такси, — слышу я голос Салли у себя за спиной, — обернись и посмотри, от чего ты отказываешься. Конечно, — продолжает она, когда я смотрю на нее через плечо, — ты это все уже видел…

Она выбирается из трусиков, остальная одежда уже валяется на полу.

— Я иду наверх, — говорит она, поворачиваясь ко мне спиной, — жду тебя через минуту.

Но я не пришел. Ни через минуту. Ни через час. Потому что я не выходил из кухни. Меня как будто парализовало. Я просто сидел там и думал, что же мне с этой фигней делать. Если бы я сказал, что мне совсем не хотелось подняться к Салли, я бы наврал. Нет, ну правда. Посмотрите на нее. Венера. Виагра ходячая. Воплощение секса. Бери ее голыми руками. Такой шанс раз в жизни выпадает. Но у меня есть Эми. И я искренне верил в то, что сказал Салли: Эми в моем вкусе. Все в ней в моем вкусе. Сейчас ровно два часа ночи, и я в последний раз звоню Эми. Ответа нет. Значит, она еще не вернулась, значит, она все еще с этим Тристаном. Ну и что? Я же не знаю наверняка, чем они сейчас занимаются. Как бы там ни было, если Эми мне изменяет, это не дает мне права изменять ей. Принцип «око за око» тут не подходит. Я сам должен решить, верен ей или нет.

И я решил: верен.

Салли лежит на спине в моей постели, когда я вхожу в спальню. Ставлю Толстого Пса на шесть, чтобы хватило времени доехать в Гатвик и встретить Эми, а потом ложусь рядом с Салли. Она спит. Точнее, просто вырубилась. И я рад. Значит, она не будет ко мне приставать, а мне не придется от нее отбиваться. Мы просто будем спать. Я до смерти устал. И я чертовски пьян. Мне одиноко. Мне так нужно прижаться к кому-нибудь. И я, прекрасно зная, как это может быть истолковано, прижимаюсь к Салли и осторожно обнимаю ее, стараясь не разбудить.

Меня будит стон.

Мой собственный стон.

С минуту я лежу неподвижно, просто лежу и наслаждаюсь приятным чувством, разливающимся от паха по всему телу. Мои губы размыкаются и шепчут: «Эми». Я протягиваю вниз руки и провожу пальцами по ее волосам. Слышу, как шумно она двигается. Приподнимаюсь к ней, и у меня снова вырывается стон. Чувствую ее трепетный язык, и мое тело непроизвольно изгибается. Я ее хочу. Хочу войти в нее. Прямо сейчас. Обхватываю ее, тяну к себе. Ее губы прижимаются к моим, я открываю глаза и тону в ее взгляде. Какую-то секунду не могу понять, что со мной.

Потом чувствую, что кончаю.

И меня кидает в дрожь.

Потому что это Салли, а не Эми. И я понимаю, что только что совершил самую большую ошибку в жизни.

8

ЭМИ

Джек опаздывает на два часа. Это 120 минут… 7 200 секунд.

Я знаю.

Я считала.

Соня, представитель «Солнечной радости», уже отметила всех остальных в своем списке и ушла к стойке паспортного контроля. Я остаюсь одна у стойки регистрации (которая вот-вот закончится), отчаянно вглядываясь в лица людей, что стоят в очередях на другие рейсы. И хотя новые сандалии безбожно трут, нервно шагаю из угла в угол.

47
{"b":"17683","o":1}