ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэри. Ты ведь в первый раз, да?

Я. Да ты что, я уж сто раз это делал.

Мэри. Врунишка.

Я. И вовсе нет.

Мэри. Сюда, так лучше.

Я. Туда?

Мэри. Да, туда…

Описание акта в реальном времени: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двад…

Мэри. Это что, все?

Я. Да. Ну, как я?

Мэри. Дерьмово.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МЭТТА

С Мэри Райнер у меня все случилось очень по-быстрому, что и неудивительно. Конечно, дольше девятнадцати с половиной секунд… но не намного. Я переночевал у нее дома, и утром мы снова занялись сексом. На этот раз я продержался дольше — одна реклама кока-колы и еще три песни. Хотя, строго говоря, как я потом рассказывал Мэтту, нужно считать не три, а шесть песен, потому что второй была «Богемская рапсодия». Даже Мэри вынуждена была признать, что под ее чутким руководством за двадцать четыре часа я поднялся с «дерьмово» до «нормально». Будущее казалось светлым. Я был доволен. Моя миссия практически удалась. Мы вышли из ее дома до обеда, я потискал ее у станции метро «Илинг Бродвей», а потом уехал в Бристоль. После той ночи я ей звонил, один раз, но она мне так и не перезвонила. И больше я о ней ничего не слышал.

Ради сохранения приятных воспоминаний мне бы хотелось думать, что виной нашей разлуки были непреодолимые обстоятельства: она жила в Лондоне, я — в Бристоле, денег на постоянные поездки друг к другу у нас не было, и мы были слишком заняты учебой, пытаясь закончить школу с отличием. Но все обстояло не так. Дело в том, что до этого у меня секса не было вовсе, а у Мэри был секс и получше нашего. У каждого из нас имелись свои причины не продолжать эти отношения. Мэри не хотелось довольствоваться «дерьмовым» или даже «нормальным» сексом. А я, вступивший в новый прекрасный мир половых отношений, сумев сделать это с одной девушкой(дважды), хотел попробовать и с другими девушками (причем чем больше, тем лучше).

Что касается моей поездки, она была нелегкой, но мучения того стоили. После той ночи в Лондоне все изменилось. Я вернулся в Бристоль уверенным в себе. Закрывшись в кухне, сразу позвонил Мэтту. Я рассказал ему все до мельчайших подробностей, а потом он уговорил меня рассказать все еще раз. Я пытался придать голосу безразличие, но смаковал каждую деталь.

В понедельник Мэтт пошел провожать Лору Райли, девушку из его класса, которая ему уже несколько месяцев нравилась, но он ни разу не смог сказать ей об этом. Он провожал ее домой после школы и поцеловал у автобусной остановки. После чего пригласил на свидание. Двумя неделями позже его родители уехали отдыхать на выходные и Мэтт с Лорой лишились девственности на первом ярусе двухэтажной кровати, где Мэтт спал с семи лет.

То, что Мэтт лишился девственности вскоре после меня, могло быть и совпадением, но я в этом сомневаюсь. Больше похоже на соперничество. Мы были друзьями, но всегда словно соревновались друг с другом. В постпубертатный период и до моей встречи с Мэри наши с Мэттом разговоры на семьдесят процентов состояли из рассуждений о сексе. Как найти подходящую девушку? И как это произойдет? Как только у меня появились ответы на оба этих вопроса, равновесие в нашей дружбе нарушилось. Моя сторона перевешивала — я был уже опытным мужчиной, а Мэтт все еще оставался мальчиком. У Мэтта был только один способ вернуть весы в исходное положение и сравнять счет — отдаться какой-нибудь девчонке.

Так он и поступил. Отдался Лоре Райли. На своей детской двухъярусной кровати.

* * *

Разумеется, этим дело не кончилось. Я познакомился с другой девушкой, и моя чаша снова перевесила. Он бросил Лору Райли и выровнял счет. Думаю, с тех самых пор мы не переставали соперничать друг с другом, за исключением пятнадцати месяцев, когда он встречался с Пенни Браун, которые — совершенно случайно — совпали с пятнадцатью месяцами моих отношений с Зоей. И скорее всего, сегодня вечером в баре «Бар-кинг», который Мэтт выбрал для своей вечеринки, все будет точно так же. Мы оба холосты. Оба в поисках партнерши. И хотя доказывать друг другу нам уже нечего и уже неважно, кто и что успел сделать первым, мы все равно будем стараться увеличить счет, хотя бы из спортивного интереса. Связь на одну ночь. Без последствий. Просто еще одно очко в твою пользу. Невинное развлечение.

Оглядываю бар в поисках знакомых лиц и симпатичных. «Баркинг» — известное заведение, и есть на кого глаз положить. Именно поэтому Мэтт выбрал его.

Бар официально не рекламируется как Клуб Одиноких Сердец, но в сущности именно так оно и есть. Это шумное и людное заведение, несколько больших столов на двенадцать человек. В рейтинге Романтических заведений ночного Лондона этот бар вряд ли получил бы высокую оценку.

Беглый осмотр местности показал следующую картину: один мальчишник, один девичник и еще несколько групп поменьше, но все однополые. Количество обручальных колец в зале можно пересчитать по пальцам, и уверен, я не первый, кто их пересчитал. Похоже на некоторое разнообразие, но все сводится к одежде известных марок, холеной коже и ухоженным волосам. Люди приходят сюда, чтобы показать себя в лучшем свете в надежде, что кто-нибудь обратит на них внимание. И я благодаря гардеробу Мэтта вписываюсь сюда прекрасно. Мэтт здесь уже бывал. Десять раз он выходил в этот бар на охоту и дважды возвращался с добычей. То есть в двадцати процентах случаев он снимал какую-нибудь девицу. Это был мой шестой визит в данное заведение, и однажды я тоже ушел отсюда в сопровождении милой спутницы. Выходит, в процентном соотношении счет у нас с Мэттом был равный. Итак, что касается «Баркинга», .чаши весов находятся в равновесии. Пока…

Высматриваю Мэтта. А, вот он — сидит за дальним столом. Но вместо того чтобы сразу протиснуться к нему сквозь толпу, я подхожу к барной стойке, заказываю себе пиво, а Мэтту — традиционный крепкий «именинный» коктейль. Пока смешивают дьявольское зелье для Мэтта, я осматриваю группу людей за его столом. Мэтт не слишком любит дни рождения, для него это скорее хороший повод напиться в кругу друзей. Так, вижу Хлою, нашу верную помощницу, и с облегчением замечаю, что Брэдшоу там нет. Дальше сидят Энди и Уилл, с ними Дженни; несколько приятелей Мэтта по работе; Клара, Сью и Майк, с которыми Мэтт вместе учился в универе; Марк и Тим, прибывшие из Бристоля на выходные.

Незнакомых мне людей за столом всего несколько, — видимо, те самые «еще кое-кто», о которых Мэтт говорил утром. Двое парней и три девушки. Из троих только одна не вызывает ассоциаций с психами и шлюхами. Она сидит слева от Мэтта. Пока виден только ее профиль. А она ничего. Мэтт заметил меня, машет рукой и кричит что-то, но слова тонут в общем галдеже. Я машу ему в ответ и еще раз смотрю на Таинственную Незнакомку, потом поворачиваюсь, чтобы расплатиться за выпивку.

Мой приятель Пэдди однажды сумел очень точно описать дилемму, которая встает перед парнем, когда он пытается познакомиться с девушкой. Скажем так, вариантов у тебя всего два: ты либо желаешь кратковременных отношений, либо долговременных.

В случае с кратковременными отношениями ты заранее даешь себе установку, что тебе кроме постели ничего не нужно. То есть получается, что ты обязан попытаться сблизиться со всеми женщинами, которые тебя не пошлют. Поболтать с каждой из них, прощупать почву — как она насчет случайных связей. Если она заведет шарманку, что порядочная девушка с кем попало в постель не ляжет и ей надоело одиночество или она устала тратить время на мужиков, которые боятся серьезных отношений, — прекращаешь болтовню и переключаешься на следующую кандидатку. И так продолжаешь до тех пор, пока не встретишь девушку, которая если и не скажет «да», то по крайней мере многозначительно намекнет, что не прочь.

6
{"b":"17683","o":1}