ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаю, но я велел Везне не спешить перебираться в гостевые комнаты, – решительно заявил Изак. – Я быстро разберусь с Виланом.

– Хорошо. Если тебе понадобится в помощь мужчина или женщина, у Лезарля есть весьма способные агенты. Знаю, ты не любишь Лезарля, но ты же не захочешь испачкать кровью свой мундир.

– Я буду осторожен. Вы ради этого меня вызывали? Изака удивило, что Бахль позвал своего кранна по поводу давно обговоренного дела.

– Нет. Есть еще кое-что. Во-первых, я решил, что тебе следует уехать из Тиры.

– Уехать? – воскликнул Изак. – Я же только что вернулся! Зачем мне снова уезжать?

Бахль жестом остановил его протесты.

– Сперва выслушай меня. Я не вынуждаю тебя ехать, но мне кажется, так будет лучше.

– Это идея Лезарля?

– Я же сказал, сперва выслушай! – со внезапной яростью крикнул Бахль, привстав со стула.

Его огромные руки вцепились в столешницу красного дерева, он наклонился к самому лицу Изака. Тот сразу вскочил со вспыхнувшими глазами и услышал вдруг почти непреодолимый зов Эолиса.

Рука Изака сама собой потянулась к эфесу, но он тут же в ужасе отдернул ее, прежде чем произошло что-либо непоправимое.

Опомнившись, юноша тяжело оперся о стол – потрясение лишило его сил, он даже не сразу понял, что Белая Молния уже в руке Бахля. Старый повелитель прищурился, ожидая нападения, но Изак был настолько сражен случившимся, что сейчас его свалил бы с ног даже легкий ветерок.

Подняв глаза, Изак понял, что Бахль приготовился защищаться, что клинок его Белой Молнии отведен назад для удара. Молодой человек опустился на одно колено, понимая, как близко они с повелителем подошли к тому, чтобы броситься друг на друга. И из-за чего? Из-за того только, что оба проявили нетерпение!

Когда Изак обрел наконец дар речи, голос его был полон раскаяния.

– Милорд, простите меня. Я… я сам не знаю, что на меня нашло.

Изак медленно расстегнул свой белый пояс, подарок сюзерена Фордана, и бросил на пол. И лишь после этого посмел снова посмотреть Бахлю в глаза.

Повелитель колебался, опасаясь, что это хитрость со стороны молодого человека. Прошла пара секунд, прежде чем он поборол воинский инстинкт, выработавшийся за целые столетия, и расслабился.

Лишь тогда Изак осмелился выпрямиться и придвинуть стул в ожидании разрешения сесть.

– Это одна из причин, почему тебе следует на время уехать, – заявил Бахль. – Пожалуй, мы немного устали друг от друга. А еще этот Шалстик… Думаю, эльфы, почти наверняка, сделают еще одну попытку тебя убить. Я хочу, чтобы ты отправился на запад, в Нарканг. Это достаточно далеко, чтобы оставить проблемы позади. И кстати, в случае неприятностей, король Эмин может стать нам хорошим союзником.

Изак обдумывал слова Бахля. Он кое-что слышал про Нарканг, отсталое королевство на западе. В тамошних городах жили люди смешанной крови, а не представители одной из семи рас. Все племена свысока смотрели на полукровок, и король Эмин создал государство в пику всем остальным.

– Эмин Тонал получил корону в двадцать один год, а через три года завоевал Арот, самое крупное соседнее королевство, – сообщил повелитель Бахль. – Двумя годами позже знаменитые воины Канара Фелла сдались на поле боя, чтобы уцелеть, а еще через пять лет Канар Трит не выдержал торговой блокады и принял решение присоединиться к королевству Тонала. За двадцать лет Нарканг превратился в один из самых крупных и процветающих городов во всем Ланде. Король Эмин мог бы стать для нас ценным союзником. Как сообщил наш агент, король закончил расширять свои владения и теперь готов к дружеским отношениям. Если у нас снова возникнут проблемы с эльфами, такие отношения могут стать жизненно важными для нас. К тому же там ты узнаешь о дворцовой политике куда больше, чем может научить тебя сам Лезарль.

– Я сделаю все, как вы скажете, – спокойно ответил Изак, снова склонив голову.

– Я не хочу, чтобы ты выполнял мои приказы, – возразил Бахль чуть менее строго. – Я хочу, чтобы ты понял, какая это хорошая идея. Мы слишком много времени провели вместе, пока возвращались с войны. Не желаю, чтобы между нами легла кровь. Ты еще молод, у тебя в жилах бурлит огонь, но я-то давно успокоился.

Изак опустил глаза, чтобы не улыбнуться, – на тот случай, если старый повелитель не заметил, насколько смешную вещь только что сказал. Кранн знал свой вспыльчивый нрав, но темперамент Бахля был не менее опасен для окружающих.

– Я искренне согласен, милорд. Не хочу быть пленником во дворце и постоянно опасаться еще одного нападения эсташанти. Да и кто упустит шанс посетить Нарканг?

Изак попытался улыбнуться, чтобы окончательно снять напряжение.

– Хорошо. Мы обсудим все позже, но у меня к тебе есть еще одно дело… В некоторой степени связанное с твоей вспыльчивостью. Скажи, ты ощущаешь в себе некие изменения? Что-либо необычное?

Изак непонимающе посмотрел на повелителя.

– Неважно, – вздохнул Бахль. – Я не очень надеялся получить ответ на свой вопрос. И все-таки мне кажется, что ты испытываешь сейчас некое влияние извне. Не сомневаюсь, в будущем оно начнет ощущаться сильнее, и тогда ты поймешь, что же это такое.

На лице Изака по-прежнему читалось недоумение. Бахль встал и в отчаянии раскинул руки.

– Неважно! У нас гость. Я почувствовал, что он где-то недалеко, когда мы гнались за эльфами, а сейчас он прибыл в город и вот-вот подойдет к воротам дворца. Возьми свой меч, выйдем поприветствовать его. Только следи за собой – он не отличается терпением.

Изак ожидал, что ему назовут имя гостя, но Бахль молча направился к двери.

Главное крыло дворца занимало четыре этажа, внизу располагались погреба. Комнаты Бахля занимали большую часть верхнего этажа; вдоль всех комнат тянулся балкон, с которого поверх остроконечной крыши Большого зала был виден город. Дворец был куда удобнее, чем можно было подумать, судя по его названию, без лишних украшений, характерных для жилищ богатых аристократов. Воинственный вид Тиры немного смягчали лишь застекленные окна.

Оба белоглазых, обутые в мягкие кожаные башмаки, передвигались бесшумно, как пантеры, несмотря на свой огромный рост. Воин и служанка, любезничавшие в уголке, вздрогнули от неожиданности, увидев герцога и кранна. Сперва они подпрыгнули, когда Изак откашлялся почти у них над ухом, а после быстро отскочили, чтобы пропустить царственно шагавшего Бахля.

В Большом зале все с любопытством посмотрели на двух белоглазых, но тотчас отвернулись, когда снаружи раздался звук сигнального рога. Люди вскочили, хватаясь за оружие; миски и кубки полетели в разные стороны. Когда раздался сигнал, в зал только что вошли двое стражников, а к тому времени, как послышался еще более громкий звон гонга, возвещавший о прибытии чужаков, оба стражника уже обнажили оружие, готовые к битве.

Бахль невозмутимо шагнул в открытую дверь. Изак последовал за ним. Каменные ступени, которые вели на площадку для тренировок, опасно обледенели, но Бахль легко спустился по ним и направился к навесной башне. Изак обратил внимание, что обычно темный туннель теперь ярко освещен.

Кранн поспешил за Бахлем, и тут почувствовал снаружи такой мощный выброс магической энергии, что у него натянулся и зазвенел каждый нерв. Рука Изака схватилась за эфес Эолиса, да так быстро, что сгрудившиеся вокруг стражники отскочили.

Юноша уже почти обнажил меч, но заметил, что повелитель Бахль не выказывает ни малейшего беспокойства. Повелитель не мог не чувствовать того же, что чувствовал Изак, но все равно ничего не предпринимал. Изак снова сунул меч в ножны и прибавил шагу, чтобы нагнать герцога. Вот теперь он понял, о чем упоминал Бахль, – об ощущении магического вторжения.

Войдя в туннель, они сразу увидели шестерых стражников с мечами наголо, застывших напротив высокого человека. Раздался оглушительный взрыв хохота, из вытянутых вперед рук могучего гостя вырывались языки пламени. Изак почувствовал, как Бахль вбирает в себя магическую энергию, и последовал его примеру, борясь с желанием вытащить Эолис и наброситься на незнакомца.

68
{"b":"17684","o":1}