ЛитМир - Электронная Библиотека

Она замолчала, и лицу ее было видно, что она и впрямь страдает. Изак не знал, что ответить. Он чувствовал себя виноватым, хотя и не знал, в чем именно заключается его вина.

Кселиата вздрогнула.

– Однажды я увидела сразу всю тысячу своих возможных судеб. Череп не позволил моему разуму погибнуть, он залечил последствия удара, но с тех пор я все время кричу. А в тот миг, когда это случилось, мне просто показалось, что я сошла с ума.

Она вздохнула.

– Моя семья считает, что боги призвали меня в качестве предсказательницы. Теперь меня держат под замком и пичкают наркотиками.

– И все это из-за меня? – Изак не смог скрыть своего недоверия, но Кселиата, похоже, этого не заметила.

– Отчасти из-за вас. Я искала ваш разум, и мне встретился Моргиен. Я вошла в его сон из чистого любопытства. «Человек с несколькими душами» – подходящее для него имя. И в его сновидениях я нашла больше ответов, нежели рассчитывала, к тому же совсем неожиданных. – Девушка снова вздохнула. – Век Завершения предрекали очень многие, немало людей пытались повлиять на будущее, но в конце концов, как мне кажется, все они потерпели поражение.

– Каким образом? Я не понимаю.

Изак чувствовал себя полным дураком: неужели он не в силах понять, о чем она говорит?

Девушка улыбнулась и похлопала ладонью рядом с собой. Изак сел, почувствовав, как мягкая земля осела под его весом. Кселиата прильнула к нему, стройная и хрупкая, ее тело было удивительно теплым.

– Вы ведь знаете, кто такие предсказатели? Все они говорят загадками, которые нужно отгадать. Они не видят будушего, а видят лишь возможные его варианты, а затем их предсказания истолковывают специальные ученые – в соответствии со своими представлениями.

– Значит, ученые могут лгать?

– Не все так просто.

Кселиата невесело улыбнулась, ласково погладила руку Изака и, переплетя свои пальцы с его пальцами, крепко сжала.

– Иногда они угадывают, иногда – нет. Но вы не должны забывать, что в словах заключается определенная сила. Люди стремятся к тому, во что верят, и богов отчасти поддерживают именно вера и преданность их поклонников. Вы должны помнить, что слова влияют на судьбу Ланда, каким бы странным это ни казалось. Мы видим Ланд сквозь призму слов, мифов и верований. Слова и сами по себе могут творить его историю. Это понимал ваш отец. Честно говоря, имя, которое он вам дал… оно сбивает вас с предначертанного вам пути. Возможно, отцу вашему еще придется ответить у Врат Смерти, представ перед лицом рассерженных богов.

– Я не знал об этом, пока Бахль мне не сказал, – раздраженно ответил Изак. – И я никогда не проявлял неуважения к Кази Фарлану. Не сам же я выбрал себе имя! И я, все еще, не понимаю, какое все это имеет отношение ко мне.

Теперь он говорил почти жалобно.

– Вы – центр всех событий. Спаситель – всего лишь имя, но в нем заключена большая сила, влияющая на тех, кто с нею связан. Хотите вы того или нет, но законы магии отличаются от законов природы, и имена для своих целей могут использовать как люди, так и боги. Вы оказались центром осуществления предсказаний о Спасителе. Все, обладавшие хоть какой-то властью, пытались повлиять на ваше рождение, создать вас таким, каким это было выгодно им. Никому это не удалось, но их усилия подарили вам достаточно силы, чтобы изменить Ланд. Но те, кто вмешивался в вашу судьбу, забыли про разницу между магией и природой: когда сталкиваются природные силы, либо одна из них побеждает, либо погибают все; когда же сталкиваются магические силы, они искажают и изменяют друг друга.

– В результате у вас есть сила, но нет желаний, вы не мечтаете о завоеваниях, у вас нет грандиозных планов, лишь одно пустое тщеславие. Ваша судьба скрутилась и порвалась.

Изак глубоко вздохнул. Он понятия не имел, о чем спросить. В голове его было пусто.

– Я… откуда мне знать, что вы говорите правду?

Кселиата улыбнулась, понимая его сомнения.

– Ну, во-первых, вы ведь узнали мой голос? Я наблюдала за вами в ту первую ночь в башне, хотя и не знала, где вы. Я чувствую, что ваша душа переплелась с моей. Я пребываю с вами с самого первого дня вашей новой жизни.

Изак вдруг вспомнил все и открыл было рот, чтобы задать вопрос, но Кселиата приложила палец к его губам, призывая к молчанию. Потом положила руку на его грудь – там, где был шрам от ожога.

– Я уверена, что вы и сами чувствуете многое из того, о чем я сказала. Вы – избранный, хоть для вас это и неважно. Какую бы жизненную цель вы ни ставили перед собой, вы руководствуетесь разумом, не инстинктами.

– Я…

Кселиата вдруг обеспокоенно оглянулась.

Изак проследил за ее взглядом, но не заметил ничего – лишь все тот же дикий пейзаж. Потом вспомнил, что все вокруг – только образ, видимость. Тогда юноша закрыл глаза и принялся осматриваться мысленно.

Ему показалось, что Ланда – два и что они лежат один на другом. Изак увидел своих товарищей, по-прежнему спящих рядом с ним под пологом ветвей, увидел, как ветер колышет траву в долине. Он сосредоточился на своем сне – и сразу понял, что именно испугало Кселиату. Вокруг клубилась тень, похожая на тень от облака, проплывающего мимо невидимого солнца. Изак вспомнил: нечто подобное уже происходило с ним на крепостной стене во время праздника в имении сюзерена Фордана.

– Мне надо идти, – заговорила Кселиата. – Не волнуйтесь, я справлюсь, что бы это ни было. Моргиен передал вам письма к королю Нарканга?

Изак кивнул, продолжая разглядывать тень.

– Передайте их королю Эмину, когда останетесь наедине, он все подробно вам объяснит. Я еще не знакома с королем, но его разум сияет так же ярко, как ваш. Значит, Эмин может играть во всем этом столь же важную роль, как и вы. Его тоже пугают тени. Я приду к вам, как только смогу.

Она помедлила, вдруг утратив самоуверенность. Заглянув в глаза Изака, придвинулась ближе, вдохнула его запах и нежно поцеловала в губы. Изак почувствовал, как язык ее скользнул по его языку… Потом девушка отстранилась – и сразу стала печальной, беззащитной и уязвимой.

Шрам на груди Изака горел от стыда и желания.

– Погоди! – воскликнул он, чувствуя, что вот-вот проснется. – Если я сломал твой разум, зачем ты помогаешь мне?

Теперь он видел лишь очертания ее лица на фоне звездного неба. Ее исполненный печали голос разрывал душу.

– Потому что иначе я не могу. И это все, что у меня осталось.

ГЛАВА 26

Чем дальше они продвигались на юг, тем становилось теплее. Ночи, правда, были прохладными, особенно если приходилось спать на палубе, но мороз больше не обжигал кожу.

Как только горы остались позади и потянулись просторные долины, наступило почти лето.

Нарканг лежал на юго-востоке, но путники двигались к нему в обход, потому что не хотели приближаться к Ванаху – тамошние религиозные законы были настолько суровы, что всегда существовала опасность случайно нарушить один из них. Какой прием окажут Изаку в Тор Милисте, оставалось загадкой, и отряд решил объехать стороной и эту страну.

Большую часть путешествия фарланы проделали по реке, являвшейся границей между Тор Милистом и Скри. Водный путь был достаточно безопасен, хотя все по-прежнему держались настороже, готовые к любым неприятностям.

Жителям гор было непривычно не видеть скалистых вершин даже на горизонте, зато солнце теперь вставало раньше.

Вид плывущих по небу легких облачков с золотистыми краями заставлял Изака улыбаться, и он снова начал ощущать счастье свободы. Теперь, рядом с друзьями, думая о Кселиате, Изак радовался жизни как никогда. Его немного беспокоил рассказ темнокожей девушки, хотя кранн дал себе слово не волноваться, пока не доберется до Нарканга и не поговорит с блистательным королем Эмином. Но ему никак не удавалось до конца прогнать тревогу.

Когда они огибали Тор Милист, все встречные рассказывали им, что в стране снова вспыхнула гражданская война. Герцог Врерр потерпел в этом году уже два поражения – правда, незначительных. Ему чудом удалось избежать гибели, и по стране поползли слухи о его смерти. Герцог пообещал огромное вознаграждение за голову ведьмы Леферны, которая покушалась на его жизнь, но пока ее не удалось разыскать. Крестьяне люто ненавидели своего господина, потому что он забирал их урожай, не оставляя им почти ничего. А еще все говорили о том, как наемник-четс наставил рога невероятно ревнивому герцогу Тор Милиста.

82
{"b":"17684","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Пять Жизней Читера
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Афера
Очарованная луной
Три принца и дочь олигарха
Никаких принцев!
Министерство наивысшего счастья