ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Квантовое зеркало
Шаги Командора
Палачи и герои
Кости зверя
С любовью, Лара Джин
Наши судьбы сплелись
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Черный человек

– Безусловно, вы правы. Въезд под знаменами могут принять за демонстрацию силы. Здесь от нас ждут скромного и уважительного поведения, – подала голос Тила из-под низко надвинутого бледно-голубого капюшона, который накинула, спасаясь от вечерней прохлады.

Изак кивнул в знак согласия и пришпорил Торамина.

– Ладно, никто не сможет обвинить меня в отсутствии почтения. И будет лучше, если мы не заставим их долго ждать.

Кони перешли на легкий галоп, и Тила что-то сказала Карелу – слишком тихо, чтобы мог услышать Изак. Когда ветеран и девушка нагнали кранна, оба весело улыбались.

Очень скоро впереди показались три башни Горента и деревянный частокол у подножия холма, на котором стоял город. Ворота, правда, были из камня. На воротной башне уже зажгли факелы, разгоняющие тьму близкой ночи, и отсвет пламени освещал лучников, которые с большим интересом смотрели на подъезжающих гостей.

Везна и оба лесничих поджидали весь отряд ярдах в двухстах от ворот, с ними были еще двое верховых. Когда кавалькада приблизилась к воротной башне, «духи» разделились на две колонны, чтобы Изак мог проехать вперед.

– Добро пожаловать, лорд Изак. Вы оказываете Горенту честь своим присутствием, – обратился к кранну тот местный, что был лучше одет.

Он говорил на фарланском, но с сильным акцентом. Его высказывание сразу напомнило Изаку замечание, сделанное Тилой минуту назад: «Для здешнего народа город Горент – живой».

Не «нам», а Горенту Изак оказывал честь. Тила была права. Жители уважали именно Горент, а не тех, кто в нем обитал. В Тире чужеземец не нашел бы такой сплоченности.

– Я советник Хорен, а это – капитан Берард, – продолжал местный. – Добро пожаловать в город, друзья. Мы с нетерпением ожидали вашего приезда.

Изак задумался, не ждут ли от него похвал здешним разведчикам, заранее предупредившим о приближении отряда. Советник заметил выражение его лица и улыбнулся.

– Вам все станет ясно, когда вы встретитесь с пророком. Он просил сразу отвести вас к нему, еще до того, как вас представят городскому совету.

Не дожидаясь ответа, Хорен развернул коня и дал приезжим знак следовать за ним.

Капитан Берард, облаченный в кольчугу, с мечом на поясе, настороженно улыбаясь, поехал рядом с советником. Капитан был крепким, с горделивой осанкой, куда больше смахивавшим на воина-аристократа, нежели на наемника. Правда, когда он отбрасывал назад длинные волосы, можно было разглядеть, что у него довольно приветливое лицо.

Видимо, жизнь здесь была необычной, потому что при виде вооруженного отряда никто из местных жителей не выказывал ни страха, ни удивления. Обычно большинство людей изумлялись невероятным размерам Торамина, а потом и росту Изака.

Кранн ехал за двумя местными, Везна – рядом со своим господином, как и полагалось ему по долгу службы.

– Пророк? – шепотом спросил его Изак. Граф наклонился к кранну.

– Не слышал о нем, но подозреваю, что это какой-то маг. Возможно, он вносит свою лепту в процветание города.

Изак стал разглядывать стены крепости. Везна был прав – город процветал. Хоть и деревянные, стены выглядели очень крепкими. Местный советник одевался как чиновники в Тире и вовсе не походил на разбогатевшего торгаша, каких много заседало в советах других городов.

Когда отряд проезжал через городские ворота, стражники внимательно изучали чужестранцев, но хранили спокойствие: их явно приучили к дисциплине, и они доверяли своему начальству. У них не было формы, но вид они имели вполне внушительный.

За стенами тянулись ровные ряды просторных добротных домов, правда, совсем без украшений, из многих труб поднимался дым. Изак решил, что надежность и безопасность Горента привлекала мужчин и женщин, обладавших самыми разными талантами. Человек, сумевший сделать город таким надежным и безопасным, должен был обладать незаурядным умом. А если пророк руководит советом, он должен быть в придачу и суровым, доверяющим лишь фактам и цифрам.

Дома, стоящие у городской стены, имели не больше двух этажей, зато ближе к центру виднелись и высокие здания.

Советник Хорен вел отряд вдоль широкой главной улицы, мимо таверны, явно пользующейся популярностью. Едва посетители завидели гостей, все разговоры и шум сразу смолкли.

Торамин заметил, что на него глазеют, и сразу загарцевал, демонстрируя рельефные мускулы на плечах и боках. Изаку не требовалось усилий, чтобы произвести на людей впечатление. Он похлопал Торамина по шее, но тот лишь выше вскинул голову и продолжал пританцовывать. В бледном сиянии Кази белые рукава плаща Изака мерцали таинственным светом, а его темно-синяя маска выглядела еще более грозной; многие зрители решили, что этот темный лик слишком напоминает иконы с изображением Нартиса. Здесь и там раздавалось бормотание: некоторые читали молитвы.

Когда отряд миновал таверну, Изак улыбнулся, услышав, как сзади вновь загомонили. Да, давно миновало время, когда он был простым обозным мальчишкой! Теперь его приезд производил впечатление на целый город: кранна помнили везде, где он ел, пил или провел ночь. И трактирщики, заведения которых он посетил, смогут потом говорить постояльцам: «Я отдаю вам лучшую комнату, в ней останавливался сам лорд Изак». Но самое удивительное, что для людей это, и впрямь, будет иметь значение.

Дорога закончилась у небольшой рощицы в самом центре города, там, где обычно бывает рыночная площадь. Подлесок расчистили, чтобы можно было легко проехать, и местные советник и капитан въехали под деревья, даже не придержав лошадей.

Изак и Везна переглянулись.

В такой роще невозможно было устроить засаду. Путники без колебаний последовали за своими хозяевами.

В роще Изак увидел несколько покрытых резьбой камней, беспорядочно разбросанных там и сям. До него донеслось слабое эхо – похоже, тут кто-то был. Юноша догадался, что это священная земля, наподобие храма, посвященного богиням Амавок или Белараннар.

За рощей их взорам снова открылась улица; один, самый большой, дом стоял на ней особняком. В Тире такое здание посчитали бы скромным, но для Горента оно было весьма внушительных размеров, и дома поменьше как будто почтительно сторонились его.

Советник остановил коня перед богато украшенной дверью и повернулся к гостям.

– Милорд, я оставляю вас в надежных руках Адена, служителя пророка, – он показал на высокого сухопарого человека, появившегося из великолепных покоев.

Тот спустился по каменным ступеням, молитвенно сложив руки на груди; на него вид Крана, похоже, не произвел такого впечатления, как на людей в таверне.

– Лорд Изак, добро пожаловать в Горент.

Аден слегка поклонился спешивавшемуся Изаку.

– Сейчас мой хозяин явится, чтобы поприветствовать вас, а пока позвольте предложить вам еду и вино.

В степенном облике слуги со старательно зачесанными назад редеющими волосами было нечто загадочное. Изак демонстративно принялся разминать спину и плечи, а когда он собрался-таки снизойти до ответа, на пороге возник дико жестикулирующий человек, который запищал тонким гнусавым голосом:

– Лорд Изак, наконец-то вы прибыли! Заходите, комнаты для вас готовы. Мои конюшие позаботятся о лошадях, а у нас с вами есть дела поважнее. Думаю, мой кабинет вполне подойдет, чтобы все обсудить!

В руку белоглазого вцепились костлявые пальцы хозяина – видимо, это и был пророк, который почти тонул в своих просторных белых одеяниях.

Изак обменялся с товарищами изумленными взглядами. Очень немногие за исключением близких друзей решались прикоснуться к кранну, а этот странный человечек пытался повлечь его за собой силой, как ребенка. Изак жестом велел Михну остаться и позволил пророку втащить себя внутрь.

Подталкивая Изака, человечек на ходу обсуждал достоинства горентских коней, причем говорил и за себя, и за своего спутника.

Внутреннее убранство дома сильно отличалось от того, что было принято в Тире. Стены, украшенные яркими цветными драпировками, по всей передней – ивовые птичьи клетки: они свисали с потолка, стояли в стенных нишах и на специальных подставках с замечательной резьбой. Изак замедлил шаг, чтобы полюбоваться на такое диво и получше рассмотреть одну из птиц. Крошечное существо размером с его палец имело нежно-зеленую окраску, головку украшал восхитительный золотой хохолок.

84
{"b":"17684","o":1}