ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что я могу для вас сделать? – спросил Изак. В комнате снова повисла тишина.

Эмин заулыбался.

– Спасибо за предложение, милорд. Не хочу показаться грубым, но вы – самый великолепный убийца среди нас. И ваши люди, хотя их совсем немного, займут почетные места в королевской гвардии, что явится еще одним сюрпризом для Джекса.

Только не забывайте, что вы для врага столь же важная цель, как и я сам. Я буду бесконечно благодарен, если вы найдете возможность убить Джекса, но помните – в Белом круге есть ведьмы и маги. Может оказаться, что вам нелегко будет остаться в живых…

Король замолчал, услышав стук в дверь. Коран сразу оттолкнулся от стены и шагнул вперед, положив руку на эфес меча. Изак сменил позу, чтобы можно было легко выхватить Эолис. Дверь распахнулась, и все увидели запыхавшегося Вейла, сжимавшего в руке лампу. По его тяжелому дыханию было ясно, что он очень спешил.

– Ваше величество, вам следует вернуться в бани! Эмин, не обращая внимания на его волнение, лениво потянулся за оружием и спросил:

– А в чем дело?

– Херолен Джекс, милорд. Он вызвал одного из людей лорда Изака на дуэль.

– Расскажите, что именно произошло? – спокойно спросил Изак.

Они сидели в его апартаментах во дворце – большой удобной комнате, роскошной даже по меркам фарланов. Стиль, правда, отличался от принятого в Тире: гладкие белые стены вместо тамошнего серого камня. Маркетри*[1] из великолепно отполированных камешков и гравюры по металлу украшали здесь почти все, даже канделябры, а двери и деревянные панели на стенах были отделаны искуснейшей резьбой.

Карел стоял с опущенной головой, крепко сжав кулаки.

– Милорд, это моя ошибка. Я не привык к обществу аристократов. В казарме все гораздо проще…

– Нет. – Тила встала между двумя мужчинами и, запрокинув голову, посмотрела Изаку в глаза. – Виноват тот человек, Джеке. Он оскорблял меня, а Карел за меня вступился.

– Джеке обиделся на его слова и вызвал на дуэль? – задал вопрос король, который устроился на софе и курил длинную тонкую сигару.

– Ну, маршал не был особенно любезен, а Джеке только искал повода для ссоры.

– Значит, теперь тебе придется с ним драться? – Изак спросил это, не повышая голоса, но его друг все-таки отпрянул. – Карел… Если ты забыл – ты ушел в отставку много лет назад. В твоем возрасте нельзя сражаться с таким человеком, как Херолен Джекс.

Товарищи Изака растерянно смотрели на него.

– Я никогда не слышал об этом типе. А вы откуда о нем знаете? – Везна поставил на стол пустой стакан, который нервно вертел в руках.

– Мне рассказал о нем король, но дело сейчас не в этом, – Изак снова повернулся к бывшему «духу». – Карел, ты не будешь с ним драться.

– А ему и не придется, – ответил Везна, прежде чем Карел успел открыть рот. – Вместо него буду драться я.

– Согласится ли на такое Джекс? Хотя, наверное, согласился, – задумчиво протянул Эмин. – Он ничего о вас не знает, граф, к тому же он самодовольный тип и никогда не отказывается от дуэли без веской на то причины. Что ж, в этой истории есть по крайней мере одна хорошая сторона. Я полагаю, когда вы назначали оружие, вы потребовали полного рыцарского поединка?

Везна кивнул. Человек с репутацией соблазнителя чужих жен не смог бы выжить, если бы не был хорошим дуэлянтом, причем на любом оружии. А Везна был не только известным соблазнителем, но и героем армии Фарлана, и его слава на поле брани была такой же заслуженной, как и слава победителя на дуэлях. А если ему повезет, выяснится, что Джекс никогда не сражался на копьях.

– Но, к сожалению, есть здесь и один минус. Полагаю, дуэль должна состояться утром?

– Нет, милорд, – ответила Тила. – Боюсь, я не смогла сделать так, чтобы дуэль вовсе не состоялась, но мне удалось уговорить его назначить дуэль после ярмарки.

– Что?!

К удивлению Тилы, король просиял, Изак – тоже.

– Это единственная причина, которая пришла мне в голову, чтобы отложить поединок. Надеюсь, за это время вы сумеете сделать так, чтобы дуэль вовсе не состоялась. Я понадеялась, что законы о пари у вас такие же, как в Тире, и сказала Джексу – вы с королем уже побились об заклад на пятьсот золотых, что Везна выиграет состязания на ярмарке. Значит, Джекс обязан выплатить эти деньги, поскольку дуэль может привести к невыполнению обязательств. – Тила покраснела. – Судя по его виду, таких денег у него не было.

– Надо же, – мурлыкнул Эмин и, поднявшись, взял Тилу за руку, – если бы я не был женат, я стоял бы сейчас перед вами на коленях и просил вашей руки. – Он почтительно поцеловал ее ладонь. – Я и сам не смог бы придумать лучше!

Король вытянулся, чтобы заглянуть через мощное плечо Изака, и бросил Корану:

– Отправляйтесь к Херолену Джексу – наверное, он сейчас гостит у графа Форелла. Скажите ему, что дуэль состоится сразу после вручения призов на ярмарке. Думаю, Джекс обрадуется, если он и другие наслышаны о воинских талантах графа Везны.

– Другие? – переспросил Везна.

У него возникли кое-какие подозрения, и он даже забыл о дуэли.

– Я, пожалуй, пойду и предоставлю кранну объяснить вам все. Ох, уж эта весенняя ярмарка…

И король вышел танцующей походкой, телохранитель следовал за ним по пятам. О правителе теперь напоминал только запах сигары, и Изак подумал, насколько часто король обставляет таким образом свой уход?

ГЛАВА 31

В сером сумраке раннего утра раздавались гулкие шаги воинов.

Ночью с океана наползли дождевые тучи, принеся холодный туман и дождь. Дождь был не очень сильным, но все равно мог стать досадной помехой при открытии весенней ярмарки.

После нескольких часов стояния в карауле ноги воина замерзли и затекли. Он еще раз осмотрел пустынные мокрые улицы, безлюдные и безмолвные. Было еще слишком рано, чтобы горожане покинули свои дома; все спали, лишь где-то вдали раздавались шаги других стражников. Даже утренний хор птиц еще не зазвучал.

Напарник стражника сидел сейчас в караульном помещении, в тепле и уюте, у стрельчатого окна, обращенного в сторону входа во дворец. Воин совсем уже было собрался крикнуть ему, что настал его черед стоять в карауле, как вдруг заметил некое движение, как будто в густой тени у одного из домов мелькнул чей-то плащ. Воин крепче сжал древко алебарды. Кто-то за ним наблюдал. Он громко откашлялся и сплюнул; слюна сверкнула в полумраке. Послышался легкий стук – его напарник услышал и понял сигнал.

Еще секунд десять незнакомец продолжал красться вдоль стены; предутренний ветерок на мгновение распахнул его длинный плащ, продемонстрировав бронзовые пластинчатые доспехи и красный пояс с отличительным знаком. Офицер из посвященных.

«Это становится все интереснее», – подумал воин.

Посвященные и королевская гвардия в большинстве случаев находились в неравном положении. Руководителей посвященных выбирали по рождению и титулу, тогда как королевский гвардеец мог продвинуться по службе только благодаря особым отличиям.

Стражник протянул руку назад и постучал костяшками пальцев по двери. Ночью ворота, само собой, закрывались. Пока король не проснется, войти во дворец можно было только через небольшую дверцу слева от ворот.

Послышался скрип засовов.

Воин тем временем продолжал осматривать улицу. Со своего места он не видел ни сообщников, ни преследователей человека, прячущегося в тени. Когда незнакомец быстро перебежал к воротам, стражник спиной слегка приоткрыл дверь.

– Я…

Незнакомец не договорил: воин указал ему большим пальцем на приоткрытую дверь. Поколебавшись лишь долю секунды, человек кивнул и нырнул в щель: задержись он у ворот, его могли бы заметить.

Что ж, в случае чего стражники внутри легко с ним справятся. Гвардеец проделал алебардой парочку отработанных движений и снова вернулся к созерцанию улицы.

вернуться

1

Маркетри – вид мозаики из фигурных пластинок фанеры (различных но цвету и текстуре) – которые наклеиваются на основу (деревянная мебель, панно и др.).

99
{"b":"17684","o":1}