ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В общем, так, — решительно заявила однажды вечером Алевтина мужу — мое гадание — наша главная неразменная валюта! Я буду, как теперь модно говорить, пять в одном! Нам очень нужны деньги. У нас с ними сейчас большие проблемы… Игорь радостно хохотнул:

— А у кого их нет? Сейчас с деньгами проблемы даже у господина Ходорковского. Ему придется экономить каждый миллиард. Как другим — каждый доллар. Каждому свое.

— Будем работать, а не мир в окошко разглядывать! — подвела Аля черту под разговором.

Так они начали новую совместную трудовую бизнес-жизнь вне государства.

* * *

Через месяц Скудины дали объявления в газеты о том, что потомственные маги и наследственные ясновидящие в пятом поколении, мастера от бога, окажут настоящую помощь всем страждущим. Колдуны способны на стопроцентный приворот, проверенный временем и многолетним опытом. Также они снимают венец безбрачия, чужой приворот, воздействуют на подсознание, исключая даже мысли об измене, исправляют работу недобросовестных коллег. В общем, наколдуют чего пожелаете. Кроме того, заговаривают от алкоголизма, лечат страх, депрессии и другие заболевания, гадают, в том числе и по фотографии. У них безупречная репутация. На всю работу дается пожизненная гарантия. Разрешение на магическую деятельность выдано правительством Москвы.

Текст объявления сочинял Игорь, весело приговаривая: «Колдуй, баба, колдуй, дед…» Алевтина прочла и в целом одобрила.

— Хорошо написано, убедительно. Люди должны завлечься. Только вот насчет разрешения… Чего-то ты тут, по-моему, погорячился. А вдруг кто-нибудь это разрешение захочет прочитать?

Игорь сиял. Блеск черных глаз номер один. Он легкомысленно махнул рукой.

— Не спросят. А если что, делай изумленные глаза и оскорбленное лицо и спрашивай трагическим шепотом: «Вы нам не верите?!» У народа тотчас проснется совесть, станет неловко, неудобно, и все вопросы сами собой завянут.

— Да?.. Ты уверен? — с сомнением протянула Аля. — А не переоцениваешь народ по поводу совести?

Но Игорь всегда хранил-безграничное убеждение в непреложности своих оценок и мнений. Собственно говоря, других мнений и оценок, кроме его личных, для него и не существовало. Он их никогда попросту не принимал во внимание, словно не слышал.

Объявления вышли сразу в нескольких газетах, и к новоявленным магам и чародеям потянулись люди. Сначала в основном женщины.

Несчастные дурочки верили в то, что любовь можно вернуть, возродить, реанимировать. Думали, что несложно заставить человека жениться, уйти от любимой, что порча и сглаз — вещи распространенные — насылаются сплошь и рядом и снимаются тоже без особого труда. Был бы колдун поопытнее. А что насильно мил не будешь или сердцу не прикажешь — эти истины давным-давно отправлены в архив до лучших времен.

Вся страна вконец одурела от неограниченной свободы, и люди кинулись во все тяжкие — кто гадать, кто изображать жриц и сладких богинь любви и русских красавиц, кто делать эротический массаж… Кто во что горазд.

— Ты считаешь, что умеешь предсказывать будущее? — позвонил как-то Юрий. — А ты в силах возвращаться в прошлое?

— Да зачем мне это нужно, блин? — удивился Скудин.

— Нет? Значит, ты не можешь и предсказать будущее! — заявил Воробей. — Поскольку прошлое и будущее — две стороны одной медали. Если кто-то сумеет вернуться назад, он сумеет угадать, что нас ждет. Но таких людей пока на земле нет. Следовательно, и будущее никто не предскажет.

— Иди на фиг, скептик! — отослал друга Игорь.

Алевтина успела понахвататься тонкостей особой магической обстановки. Она как-то раз даже прогулялась к одной известной гадалке якобы за помощью и успела все вокруг обсмотреть и запомнить. Особенно Аля настаивала на иконах, свечах и Библии на столе. Дескать, маги — люди православные, можете сами убедиться.

Игорь спорить не стал, ей виднее, этой юной ведьме.

Попробовав гадать и лечить самостоятельно, Алевтина быстро поняла, что надолго ее не хватит. Нет нужного запала и жара, необходимой горячности и дара убеждения. И вообще люди не слишком ей верят. Это только вначале они потянулись на новенькую. И тогда ей пришло в голову испытать Игоря… Эксперимент вышел более чем удачным.

Игорь прекрасно умел заговаривать зубы. Черные глаза сияли и ворожили уже сами по себе. Так что Алевтина не ошиблась и удачно нашла себе помощника под стать.

— Вы сами удивитесь, как быстро последует результат! — вешал он лапшу на уши милой простенькой девушке, тоскующей без любимого. — Главное — делать все, как я сказал!

Маг блестел черными глазами и сиял блуждающей смутной улыбкой, поскольку с утра успел неслабо приложиться к пиву.

— Муж обязательно к вам вернется, — внушал Скудин солидной матери семейства. — Только не забывайте выполнять все мои распоряжения!

Наставления о непреложности его приказаний Игорь повторял не случайно. Он все хорошо продумал заранее. В случаях неудач — а почему бы им не быть? — он сразу выдвинет этот суровый аргумент: его не послушались, а потому ничего не вышло. Вот если бы делали все, как он сказал…

Алевтина помогала в качестве ассистентки, передав ему ведущую роль, хотя знача куда больше чем супруг. Но обманывать так мастерски, искусно и ловко, как Игорь, Але не удавалось.

С присущим ему чудовищным самомнением Скудин любые достижения и завоевания приписывал исключительно себе. Вот как все может быть гладко, если у человека есть извилины, самодовольно думал он. Он не лажанулся когда-то, не прокололся в выборе и подошел в Парке культуры к Алевтине не случайно. Именно эта огромная, чудовищная разница между Анютой и Алей ему и понравилась. Игорь стремился к противоположным полюсам. Потому что понимал — не стоит дважды "наступать на одни и те же грабли. Теперь надо выбрать совсем другие, иного качества, содержания и формы. Другого цвета. Пусть даже розового. Цвета утраченных надежд…

И если сделал ошибку — не нужно терять голову и хладнокровие. Надо суметь выпутаться. Иначе хана…

Но завышенная самооценка обманывала Скудина. Это вообще его основной жизненный принцип.

Пусть Игорь ловко ворожил, лечил и манипулировал людьми, доверчиво приходящими к нему за помощью, дома всем руководила жена, направляя кудесника властной и сильной рукой туда, куда хотела.

Мужчины всегда смешны, когда воображают, будто женщинам необходимо учиться их хваленой мудрости. И легко попадаются на женские простенькие удочки, когда жены и подруги робко спрашивают у сильной половины человечества, что им делать… В ответах они не нуждаются. Женщины сами все отлично знают. Но им нужно заморочить гордые мужские головы, что дамы и проделывают без всякого труда.

Как-то заехала Надежда Михайловна, все такая же бодрая и вытравленная перекисью. Подивилась на всю эту ерунду в виде символов и благовоний, посмеялась и отбыла к мужу и дочери. Аля ей не понравилась, о чем она прямо и заявила сыну в телефонном разговоре.

— Но ведь не тебе с ней жить! — отозвался Игорь. — Мне тоже твой разлюбезный муженек давно поперек горла, но я же не выступаю, а молчу!

— Молчит он! — заорала мать. — Да если бы ты молчал, мы бы так не жили, на два дома!

Игорь понял, что мать теперь уже навсегда, после смерти бабушки Анюты, перешла в стан врага. И бороться с этим невозможно. Надо смириться.

Он окончательно потерял мать, хотя она продолжала иногда заезжать и звонить.

Зато деньги у молодой пары появились тотчас. И почти в немереном количестве. Многие хотели избавиться от сглаза, болезней и заполучить любовь.

Старательно пересчитывая полученную от клиентов «зеленку» и «деревянные», Аля всякий раз изумлялась. Нехило! За неделю они с Гариком зарабатывали теперь столько, сколько замученные жизнью, издерганные детьми и зачумленные нервными коллегами и властным начальством «фирменные» дамы получали в своих тесных шумных офисах за два-три месяца.

Но что больше всего потрясало Алю"— так это действительные результаты. Игорь, со свойственной ему самонадеянностью, иного и не ждал. Со скромностью у него был серьезный недобор. Он явно переоценивал свои возможности. А самодовольство в девяноста девяти и девяти десятых процента бывает ошибочным.

59
{"b":"17685","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Кровавые обещания
Дети судного Часа
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Шаг над пропастью
Сука
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский