ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иногда мать уставала беседовать сама с собой и обращалась напрямую к сыну:

— Виталик, а что тебе сказали друзья отца?

— Обещали помочь, я ведь тебе говорил. Ищут… — флегматично отзывался Виталий.

— Они обязательно найдут мальчика! — однажды воодушевилась мать. — Ты молодец, что сразу обратился к ним! Они всю жизнь помогали нам, тебе и мне, значит, помогут и теперь! Кто же, если не они…

Виталий хмыкнул:

— Твоя правда! К кому здесь и обращаться с просьбой о помощи, как не к ним!.. Парадокс! Истина жизни! Простая, как зимний снег! Подождем от них известий… Говорят, все приходит к тому, кто умеет ждать. — Мать скорбно вздохнула. — Ты сразу найди меня, если они объявятся, — попросил Виталий. — Звони на кафедру, проси, чтобы мне передали… В общем, не медли. А то Кристина совсем завяла. Боюсь, заболеет.

— Сынок… — неуверенно начала мать, — ты столько о ней проявляешь заботы, так часто ее вспоминаешь…

— Все, мать, хватит, — прервал ее Виталий. — Я понял. Сейчас опять начнешь ныть насчет нашего возможного примирения. Не надо, не трудись! Это нереально! И кроме тебя и ее родителей, скажем прямо, никто об этом не мечтает. А вас троих, конечно, слишком мало для счастливого воссоединения супругов и безоблачной семейной жизни. И вообще на свете всегда была, есть и будет своя законная пора самообольщений. Но всякий самообман должен иметь свой четко ограниченный срок. Иначе он станет вредным. Для всех. И прежде всего, для тех, кто долго тешится пустыми иллюзиями.

Через несколько дней позвонил Георгий. Он постарел за прошедшее время, и голос стал звучать несколько иначе — глуше, почти по-стариковски. Но сдаваться возрасту Георгий, судя по всему, упрямо не собирался. Люди стареют, когда этого хотят и перестают сопротивляться силе времени. А оно далеко не так всемогуще, как принято думать и как уверены многие.

— Кажется, мы нашли мальчика, — сообщил Георгий, поздоровавшись. — Нужна еще одна его фотография. Для проверки, на всякий случай. Вдруг мы ошибаемся, и это не он… Найди поскорее и получше качеством.

— Сделаю моментально! — откликнулся Виталий. — А где и у кого оказался Алешка? Он здоров? Его кормят?

— Мальчик в полном порядке, — отозвался Георгий. — Живет в хороших условиях, с неплохими людьми, хорошо ест и нормально спит. В тепле и уюте. Вообще мы пока не догадались и не выяснили, кому и зачем понадобилось его украсть. А вот где он и кто люди, у кого он живет, я пока тебе, извини, не скажу. Рано. Мы узнали о них далеко не все. И возможна ошибка — вдруг не тот мальчик?.. Да и спугнуть преступников боимся. Один просчет может нам дорого обойтись, и мы снова потеряем след ребенка.

— Вы ведете расследование прямо как настоящие сыщики! — восхитился Виталий. — Лубянка отдыхает!

— А она вечно отдыхает рядом с нами! — без ложной скромности согласился Георгий. — Хотя, по-моему, если у тебя голова на плечах, пусть она и работает! Иначе зачем тебе котелок? У нас приходится доказывать многие очевидные вещи. И все законное обставляется всяческими трудностями. Словно специально для того, чтобы люди действовали незаконно. И вы бы искали мальчика до его совершеннолетия, если бы обратились за помощью в милицию.

— Вообще-то Кристина туда обратилась… — признался Виталий.

— Ну-ну? — живо заинтересовался Георгий. — Каковы успехи?

— Никаких, — откликнулся Виталий. — Ищут… Делают все, что могут. Но могут чересчур мало. Или нет желания. Хотя мой бывший тесть отваливает эмвэдэшникам здоровенные куски. Денег хватает… Вот только ребенка как не было, так и нет.

Георгий довольно засмеялся:

— Я так и думал! Скажи Геннадию Петровичу, чтобы перестал прикармливать из своих рук дураков и бездельников! Чем меньше люди делают, тем меньше им надо делать. Пусть лучше академик хранит деньги в Сбербанке! Желательно в государственном.

— Он именно там их и хранит, — отозвался удивленный Виталий, впервые услышавший о том, что Георгию знакомо имя Воздвиженского, а возможно, и он сам. — А откуда вы знаете моего бывшего тестя?

Георгий вновь засмеялся:

— Для тебя — бывший тесть, а для нас — старый и хороший знакомый! Ты что думаешь, случайно попал к нему после института? Нет, дорогой, мы эту случайность хорошо продумали! Подготовили и организовали.

— Вот оно что… — пробормотал ошарашенный Виталий. — А я-то дурак…

— И верно, дурачок! — охотно подтвердил Георгий. — Помнишь, я уже когда-то уверял тебя, что без нашей помощи ты и шагу не ступишь? Так оно и вышло. Но зачем тебе знать обо всех наших делах? Их слишком много. Позвони матери мальчика, успокой. Но больших надежд пока не давай, вдруг мы промахнулись… Предупреди. И возьми фотографию.

Виталий тотчас позвонил Кристине и, стараясь не слишком обнадеживать, изложил суть. Она, кажется, даже перестала дышать.

— Эй, ты там жива?.. — забеспокоился Виталий. — Подай голос! Я, конечно, тоже побаиваюсь ошибки и ложного следа. Только почему-то доверяю этим ребятам. Что теперь делать, крепись… Подождем еще немного.

Знала бы Кристина об этой необъяснимости его доверия… Но она ничего не спрашивала о неожиданных помощниках, не допытывалась кто, откуда и почему… Ей было, в сущности, все равно, лишь бы нашли Алешку.

— Ищи фотографию! — подытожил разговор Виталий. — Я приеду через час-полтора. Все-таки мой внутренний голос подсказывает, что они нашли именно твоего пацаненка. И он здоров. Значит, довольно скоро ты его увидишь… Не реви, а иди перебирать семейные альбомы!

Виталий повесил трубку, а зареванная Кристина поплелась искать еще один снимок сына. Ворошить фотографии ей было слишком тяжело, невыносимо. И она со времени пропажи Алеши — а миновало уже четыре месяца — старалась альбомы не открывать. Ту, первую фотографию Виталию дала Маша. Сейчас Кристина со страхом открыла альбом, бережно хранивший снимки сына…

Вот Алешка совсем маленький, грудной, на руках у Кристины… Вот в коляске, смеющийся и чем-то перемазанный… Кажется, кефиром, который он очень любил… Вот на руках у сияющего Егора…

Кристина отодвинула альбом в сторону и задумалась.

Интересно, сколько может ошибаться человек за всю жизнь? Сколько совершить ошибок? Бесчисленное количество, счету и анализу не поддающееся… Но ведь в тот момент, осенью в Москве, она почему-то была убеждена, что любит Егора, а он ее, что она наконец-то нашла свою судьбу, счастье, новую семью…

Только есть чувства, которые нельзя имитировать, иначе получается фарс. Любовь прежде всего.

Она тогда не подозревала о многих простейших истинах. Например, о том, что нередко сегодня человек ищет и любит то, что уже завтра начнет проклинать и ненавидеть. Сегодня он мечтает о том и жадно добивается того, чего завтра будет отчаянно избегать. Она не догадывалась, что вскоре ее станет ужасать одна лишь мысль о человеке, жить с которым она так стремилась… А ведь он не сделал ей ничего дурного. Просто вступил в силу суровый и непреложный закон жизни, увы, неизвестный Кристине: то, что вчера казалось великим и важным, страшно необходимым, сегодня становится ничтожным и смешным. А то, чего ты хотел вчера, сегодня не желаешь совершенно. И вчерашний друг — сегодня враг…

Почему ей втемяшилось в голову выйти за Егора?.. После ее неразумного решения — как отец противился ему! — все и началось…

Кристина опять разревелась.

Приехал Виталий. Решительно отобрал у нее альбом, выбрал подходящую фотографию и велел умыться и высморкаться.

— Видок у тебя, как у алкоголички с перепоя! Надо снова натравить на тебя академика! Пусть воздействует!

— Папа ничего не может со мной поделать, — пролепетала Кристина. — Да и что тут сделаешь?..

Виталий покосился на нее:

— Да, с Ильичем ему куда проще… Нет, я все-таки не понимаю, почему ты так неожиданно распрощалась со своим мужем! Этот урод имел все основания на победу. Сапог сапогом… Твой папаня помог вам с Германией, потом запросто добился для твоего танка генеральского звания…

— Он не танкист, а общевойсковик, — пробормотала Кристина.

22
{"b":"17686","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Войти в «Поток»
Игра Джи
Восхождение Луны
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Серафина и расколотое сердце