ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сильно задохнулся на первых фразах.

— Но больше, увы, похвастать мне пока нечем, на данный момент это все! О дальнейших моих успехах и продвижениях на любовных фронтах обещаю сообщать тебе в неукоснительном порядке! Могу в письменной форме! Мой почерк подтвердит графическая экспертиза при деле о разводе! Как тебя больше устраивает?!

Проснулась Сашка и позвала отца.

— Клякса… — растерянно пробормотал Тарасов. — Вот остолоп!.. Разбудил ребенка! Он торопливо зашлепал босиком в детскую. — Кляксик, у тебя папа — дурак, зато он тебя очень любит! — прошептал Артем, подхватывая Сашку в огромные ладони. — Ты меня, пожалуйста, прости!

Сжимая малышку, он потащил ее сначала зачем-то к окну, видимо, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, потом начал носить по комнате, усердно баюкая. Сашка доверчиво, сонно улыбнулась ему и обхватила за шею. Она была черненькая, в отца…

Такая же замкнутая, возбудимая, нервная…

Настя стояла в дверях детской, пристально наблюдала за мужем и думала, что сначала он женился на ее отце, а потом — на Сашке…

Когда же, наконец, он женится на своей жене Насте?!. И произойдет ли это когда-нибудь вообще?

* * *

— Сушечка, знаешь, на что похож ее взгляд? — спросила Юля о Жанне и заложила руки за спину, осматривая кабинет Валентины.

Валя вопросительно посмотрела на исполнительного директора.

— У тебя когда-нибудь брали желудочный сок?

— Нет, у меня здоровый желудок, — удивленно пробормотала Валя.

— Да? Это хорошо, а у меня часто болит! Наверное, на нервной почве. У меня неустойчивая нервная система! — И Юля ласково погладила ладошкой живот. — Так вот Жанкин взгляд — в точности та самая кишка, которую засовывают тебе в рот, чтобы вытянуть из пуза все твои последние соки! И вытягивает! Запросто!

Юля хихикнула. Валя засмеялась.

— Ну ты понемножку приживаешься у нас? — весело справилась Юля. — По-моему, да! Не бросай нас, Сушечка! Ты нам нравишься!

И вылетела из комнаты. Огневушка-поскакушка…

У Валентины тяжело застучало в висках. Кому это «нам»? Что она имела в виду, эта проворная, боевая Юлия Леонидовна? Или выпалила просто так, не подумав?.. Хотя Валя давно заметила, что резвая девочка ничего не делает и не говорит просто так и слов на ветер не бросает.

Валентина не собиралась рассказывать Юле о том, как вчера, после ее отъезда в машине вместе с Тарасовым, Жанна Александровна грациозно вплыла в Валин кабинет.

— Ну как? — заботливо поинтересовалась она. — Привыкаете к нам понемногу?

Вале уже порядком надоели эти допросы, ее смущали подобные визиты, но нагрубить в ответ невозможно.

— Да, конечно, — без всякого энтузиазма пробормотала она.

— У вас уже неплохие результаты, — поощрительно отметила Жанна. — Реклама в «Бурде» вышла просто отличной! А с президентом вы поладили?

Валя удивилась вопросу: у нее пока просто не возникало повода нарваться на скандал, да и по характеру Валентина тихая, неконфликтная.

— Только придется частенько задерживаться, — сказала Жанна, поигрывая золотой цепочкой на своей груди. — Бывает много дел… И еще когда господин президент уезжает «рыкаться», — она усмехнулась, — здесь обязательно должен кто-нибудь быть, кроме меня. А это случается нередко…

Она снова мило улыбнулась и пожала плечами, приглашая к пониманию: дескать, сделайте, Валюша, скидку на чувства, на неумеренные, неуправляемые страсти, на нечаянную любовь! Люди молодые, отчаянные… Простим им эту горячку юных лет!

Пококетничала, поиграла глазами — проблесковые огни! — и отчалила.

Но ее откровения на этом не закончились.

Президент редко покидал свой кабинет. Зная его крутой нрав, сотрудники даже радовались. Пусть лучше сидит себе бирюк бирюком за закрытыми дверями которые изредка решается тревожить только Юлька. У одной Жанны было другое мнение.

— Чего он даже в выходной до вечера торчит у себя в кабинете? — пооткровенничала она вчера с Валентиной уже перед уходом домой. — Что он там делает? Онанизмом заниматься так долго — устанешь…

Даже при его могучем здоровье. Работы у него особо нет — девки на фирме пашут будь здоров. Особенно первая помощница…

Валентина брезгливо поморщилась. Привязанность президента ни для кого не секрет. Но зачем же так откровенно? И тайной поверенной Жанны ей становиться не хотелось. Хотя та явно стремилась сблизиться с Валентиной.

Да если бы даже президент захотел перейти полностью на нелегальное положение, с Юлькой этот номер не прошел бы ни под каким видом: на этом ясном, чисто умытом, детском личике все тайны видны как на ладони. Она не умеет ничего скрывать.

Хотя ей уже пора этому учиться.

Валя постаралась выбросить из головы лишнюю, ненужную ей информацию и стала набирать на компьютере примерный текст новой рекламы. И почему-то все ждала, что в комнате внезапно низко разнесется:

— Вам у нас не нравится? Это пройдет!..

Она уже прекрасно понимала, что «это» не пройдет… Не первый день замужем…

9

Немолодая бухгалтерша плакала, и Юля тут же влетела в кабинет президента.

— Что случилось? — выпалила она с порога. — Опять невнятки?

— Она увольняется, никаких невняток! — холодно бросил хмурый шеф, не глядя на Юлю.

На скулах четко затвердели желваки. Дурной знак…

— Почему?

— Отказалась кое-что подписать…

Юля хорошо знала, о чем идет речь. Она села в кресло, положив ногу на ногу, хотя ее в кабинет не приглашали и задерживаться здесь не просили. Артем наконец взглянул исподлобья. Его взгляд ничего хорошего не обещал. Но исполнительный директор привык к таким перепадам настроения. Ничего особенного…

— Но ведь эта партия… — Юля поискала нужное слово и не нашла его, — она ведь.., в общем, ты бы лучше не связывался с этим товаром…

— Кнопка… — тихо и выразительно сказал президент, запнувшись на первом слоге. — Эти бумаги придется подписать тебе…

Юля выпрямилась.

— Как это — мне? Я не главный бухгалтер!.. И вообще…

— Без всяких «вообще»! Через «вообще»! — резко оборвал ее угрюмый босс. — С сегодняшнего дня ты будешь исполнять обязанности главного бухгалтера!

Временно! Пока я не подберу другого человека! Мне так удобнее! А право подписи у тебя и так уже есть!

Да, конечно, ему так удобнее… И ей тоже… Но…

Юля молчала. Иначе сейчас заговорит едва дремлющий и всегда готовый к пробуждению вулкан по имени А-эм-тэ… И ох как заговорит!.. Ничего нового…

— Запомни ключевые слова, — уже спокойнее сказал президент, — «есть такая партия!» И все! Революционный момент! Других в данном случае не существует!

Исполнительный директор Юлька, отдавая честь, приложила пальцы к правому виску. Маленький, расторопный ординарец…

— Служу российскому бизнесу! — весело отчеканила она, подавив все сомнения. — Ну улыбнись…

Артистически поставленный, низкий голос…

Юля, девочка с площади Белорусского вокзала…

Тарасов усмехнулся:

— Кнопка, улыбаться — это всегда хотя бы немножко показывать зубы… Спасибо тебе за все… Что бы я без тебя делал?..

Она хотела бухнуть, что нашел бы другую, на какой-нибудь другой площади, но поостереглась подавать опасную идею.

* * *

Ближе к вечеру к нему заглянула помощница Жанна. Отчиталась о проделанной работе, заключенных контрактах и продажах — он удовлетворенно кивнул, Жанна работала почти безупречно! — и вскользь, между прочим, ласково заметила:

— Артем Максимович, у Юленьки ведь нет образования!..

Тарасов потемнел лицом. И медленно вытащил из карманов тяжелые кулаки. Морщины впечатались в скулы резче и глубже. Жанна не сводила с него испытующих глаз. Похоже, она ничего и никого здесь не боялась. Но не осмелится ведь она на шантаж…

А почему, собственно, нет?..

В общем, президент сам отлично знает, что есть и чего нет у Юленьки. Как бы откровенно это ни звучало…

15
{"b":"17687","o":1}