ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А дальше я сама разберусь!

— А если алкоголик? Судимый? Страшный, зеленющий и заплесневелый, как коряга болотная? — с детским интересом выспрашивала Юлька.

— Девочки, мне совершенно все равно! — повторяла обездоленная провинциалка. — Лишь бы с квартирой…

Но Жанне было далеко не все равно.

* * *

В «Метрополе» Юлька никогда не была, поэтому, заложив руки за спину, оглядывала дневной полупустой зал с младенческим неуемным любопытством.

Чуточку позже ее внимание переключилось на стол, заставленный всевозможными закусками.

Два элегантных седовласых грузина, сидящие в темном уголке, внимательно, со знанием дела, присматривались к Юльке. Но, увидев угрюмое лицо огромного Тарасова, не сулящее ничего хорошего, мгновенно сменили объект наблюдения. Юлька их словно не заметила.

— А как ты будешь пить за мое здоровье? — спросила она. — Ты же за рулем!

— Один глоток, — пробормотал мрачный Тарасов. — Я вообще не люблю… И рестораны тоже…

Только ради тебя!

— Мне нравится эта формулировка! — объявила Юлька, с аппетитом набрасываясь на семгу. — Не хмурься! Ты вообще — золотой муж! Не пьешь, не куришь, все деньги — в дом… Ух ты, какой салатик!

Шик!.. И дочку любишь!

Артем возражать не стал, хотя Настя подобную точку зрения никогда не разделяла.

— Почему ты ничего не ешь? — Синеглазик быстренько и со вкусом опустошила две тарелки.

— Не хочется… — вяло пробурчал Артем, не отрывая от нее глаз. — Можешь съесть и мои порции…

— А зачем же ты тогда заказал на двоих? — укорила экономная Юлька. — Обошлись бы меньшим количеством… Съешь хотя бы вот это! — И она подвинула Артему черную икру — Давай я сделаю тебе большой, отменный бутерброд! Ты здорово обленился и действительно привык есть лишь из моих рук!

Она недалеко ушла от истины. Привык… Прикипел намертво… Он рассматривал увлеченную едой Юлю так, словно встретил ее сегодня утром. На площади Белорусского вокзала… Будь же она благословенна во веки веков!

— Ты знаешь, — сказала Юлька с набитым ртом, — я, вероятно, всю жизнь голодала и теперь словно отъедаюсь за прошедшие годы! Кормежка здесь блеск!

А может, это у меня чисто нервное!

— То есть? — не понял Артем. — Тебя что, дома не кормили? Вроде у вас была далеко не нищая семья…

— Дело не в этом! — махнула рукой Юлька. — Просто там никто никогда не обращал внимания на завтраки и обеды! Считали жратву унижающей человеческое достоинство темой. У нас часто был совершенно пустой холодильник. Но мои дорогие родственники лопали на работе, а что делать было мне? В школе, правда, кормили, но мне всегда не хватало… А когда я вышла замуж, то уже так привыкла к полуголодному существованию, что учиться готовить было лень.

Только вот немного с тобой… Намазался «Нивеей фо мен»? Тоже ради меня? Пахнешь здорово!

Юля взглянула на Артема и замолчала, проворно уничтожая второй крабовый салат.

— Родственники с утра обзвонились! — доложила она через две минуты. — Поздравляли, желали, целовали… Брала трубку даже молодая жена отца и лепетала по-английски: happy birthday to you. Я рассыпалась в благодарностях так усердно и долго, что просто язык опух! Как всегда, спрашивали, когда я к ним вылетаю. Интересовались числом и номером рейса…

Юлька хихикнула. Число тарелок с едой на столе стремительно уменьшалось. Артем любовался бодро и без остановки жующей девчушкой.

— Смотри не объешься! — предупредил он. — Потом будешь жаловаться на живот!

— Не волнуйся! Живи с улыбкой! — успокоила его Юля. — Во всяком случае, к тебе со своим животом я приставать не буду. — И она поставила перед собой горелку с большим антрекотом.

— Ну, кажется, ты наелась надолго… — наконец хладнокровно заметил Тарасов, оглядывая сильно опустевшее возле Юли белоснежное скатертное пространство. — Едем?

— Ты что?! Как это — едем?! — изумленно протянула Юлька. — А мороженое?!

Президент усмехнулся:

— Ах да, прости! Совсем забыл! — и щелкнул в воздухе пальцами, подзывая официанта.

По пути к Юлькиному дому они встретили свадьбу. Юля недовольно исподлобья осмотрела дурацкие ленты и кукол и насупилась.

— Плохая примета! — пробурчала она и достала сигарету.

— Кнопка, — усмехнулся Тарасов, — а ты, оказывается, суеверная! Я не верю в приметы!

— Не веришь — и не надо! — пробормотала Юля, закуривая. — Я и без всяких примет знаю все наперед…

Президент покосился на нее и промолчал.

* * *

Поздно вечером Настя неожиданно опустила ладони ему на плечи. Артем оторвался от чашки кофе и удивленно взглянул на жену Что еще за новый непредвиденный момент обольщения? Вот уж некстати…

— Я тебя редко вижу… — сказала Настя.

Артем хмыкнул: это правда!

— Ты слишком много работаешь…

И это верно…

Продолжения Настя, видимо, придумать не сумела, поэтому замолчала в растерянности. Артем со странным для него самого интересом ждал, как родная жена собирается соблазнять его дальше. И дождался… Буквально вытянул из жены необходимые ему слова.

— Я соскучилась без тебя… — пролепетала Настя и полыхнула, как яркое, предзакатное солнце.

Артем допил кофе. Жена могла бы купить сорт и получше.

— А как поживает твой радикулит? — вежливо справился он.

— Да я уже давно забыла о нем! — радостно сообщила Настя. — Когда это было!

— Видишь, а ты боялась доверить мне свою спину! — заметил Артем. — Неужели тебе нравится быть со мной в постели? Только не ври и не сочиняй опять про свою скуку без меня! Сегодня не первое апреля!

Ты тоскуешь не без меня, а просто потому, что вообще никого нет рядом. Я неодушевленный предмет.

Ты ошиблась во мне когда-то… По молодости, по неопытности, по глупости…

Он пристально взглянул на жену. Она снова залилась румянцем.

— Но… — неуверенно попыталась она возразить.

— Вот пожалуйста, ты сразу начала с «но», хотя обычно им фразу заканчивают! Например: «Я очень люблю Артема Тарасова, но он напоминает мне глыбу январского льда!» Айсберг в океане! Еще одно утро в Арктике, где для разнообразия пьют кофе без кофеина! Настена, дверцу холодильника надолго не открывают! Его надо держать закрытым. А муж, увы, совершенно не похож на зиму, которая потрещит себе морозами, потрещит, да и уйдет благополучно восвояси! Наше кофепитие действительно затянулось!

Он понимал, что это хамство: в конце концов, Настя никакого зла ему никогда не причиняла, но… Им всегда заканчивают фразу.

— У тебя появилась женщина… — утвердительно сказала Настя.

— Появилась, — внезапно для себя охотно согласился Артем. — Ты мыслишь в правильном направлении! Работает в моей фирме. Красотка из какого-то маленького городка. Не помню, как он там прозывается… Кострома или Ульяновск…

А может, Ярославль… Моя первая помощница во всем. Жутко образованная баба и коммерсантша по натуре! С двумя высшими образованиями! Собирается в аспирантуру… Банальный, заурядный служебный роман, растиражированный Рязановым. Да где еще встретить свою нечаянную любовь, если не на службе?..

О привокзальной площади он, конечно, умолчал.

Почему он вдруг назвал Жанну? Не поддается никаким объяснениям… Глупо до крайности… Одна ложь родила другую, такую же бессмысленную и жалкую… Он сам себе был противен. И на глазах превращался в плейбоя. Он изолгался, исподличался… Так что стоит ли идти на попятную?.. Но как же его работа?.. Влиятельный тесть?.. Дочь, в конце концов?!.

Настя отошла в сторону, села на табуретку и задумалась, тупо глядя в стену перед собой. Артем исподлобья наблюдал за ней. Что она теперь будет делать?

Побежит жаловаться отцу? Подаст утром на развод?

Или выцарапает глаза Жанне? А может, сразу и то, и другое, и третье?..

— Пойдем спать, — сказала Настя и встала. — Уже поздно, а тебе рано вставать.

До утра она старательно делала вид, что безмятежно видит красочные сны. Артем заснул по-настоящему лишь тогда, когда прямоугольник окна начал вырисовываться все настойчивее, четко светлея за темными шторами.

21
{"b":"17687","o":1}