ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ухожу от тебя замуж
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Узнай меня
Предложение, от которого не отказываются…
Счет
Невеста Черного Ворона
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Неоконченная хроника перемещений одежды
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
A
A

Но родителей никто ни в чем не разубеждал. Зачем? Настино лицо говорило красноречивее всего, и мать становилась все грустнее и грустнее, а отец с возрастающей день ото дня ненавистью произносил имя зятя.

К городу вплотную придвинулась пока еще нестойкая зима, намекнув о себе первым, тотчас расползшимся в грязь, раскисшим снегом, новыми травмами пешеходов, авариями на проспектах и радостным, быстро разгулявшимся ветром.

В такси, медленно проползающем метр за метром, Сашка вытерла носом все стекло, пользуясь безразличием матери, и радостно лепетала про снежную бабу. Настя автоматически кивала, почти не вслушиваясь в детские восторги.

— Папа обещал мне слепить бабу! — доложила дочка, неразлучная с отцом.

Да, он ее обязательно слепит… И даже не одну…

— А еще он купит мне лыжи, и мы будем кататься!

Папа меня научит! Мама, а ты тоже умеешь бегать на лыжах?

— Что? — с трудом выбралась из своей задумчивости Настя. — На лыжах? Да, умею… Но не так хорошо, как папа!

— Тогда мы с тобой будем учиться вместе! — сказала Сашка.

Лучше бы они поехали на метро… Скорее бы добрались. Настя посмотрела в окно: их со всех сторон зажали заляпанные грязью по самую крышу машины с обезумевшими водителями, которые уже давно куда-то опоздали. Пробки в городе стали его главной отличительной особенностью.

Настя вздохнула: они обречены то стоять, то едва-едва тащиться в этой снеговой жиже еще не меньше часа. Но теперь никуда не денешься… Это безнадежно… Не брести же ей сейчас с ребенком до ближайшей станции метро… А главное — зачем ей понадобилось навещать родителей? Каждый ее визит туда — новая боль. Было нестерпимо видеть страдающие, соболезнующие глаза матери, уверенной в невыносимой тяжести дочкиной жизни и смотрящей на Сашку как на сиротку при живом отце. Было ужасно читать в отцовском взгляде: а я ведь предупреждал тебя, дочка! Но ты не пожелала слушать! Вот теперь… А что теперь?!

Ей хотелось заорать им в лицо, чтобы они раз и навсегда оставили свои сострадания и сопереживания, отвели эти горькие, тоскующие по ее несчастной, загубленной жизни глаза! Она, в конце концов, еще не покойница! И не нужно над ней рыдать и ее оплакивать! Она не нуждается в этом непрерывном сочувствии и жалости! Они ей донельзя противны, просто невыносимы!

Настя боялась, что все это закончится когда-нибудь грандиозным скандалом, да еще при Сашке.

Она не хотела ссор и разладов, боялась их, а поэтому, незаслуженно обижая родителей и каждый раз раскаиваясь, оставляла Сашку и торопилась поскорее исчезнуть с глаз долой.

— Папу не дождешься? — с привычной грустью справлялась мать. — Он так скучает без тебя… Ой боже, Настенька!.. Как же ты плохо выглядишь… Что-нибудь случилось?.. Хотя с таким мужем даже если и ничего не случается…

Настя отрицательно качала головой. Нет, она не дождется отца… Зачем? Ей и так плохо… Вот только домой ехать тоже не хочется…

Настя поцеловала Сашку, уже радостно прилепившуюся к бабушке, пообещала приехать за дочкой через два дня и вышла под мокрый снег. Он быстро залепил ей волосы, выбивавшиеся из-под капюшона, налип на куртку и брюки. Настя стояла в раздумье: куда деваться? Похоже, ей больше нет на этой земле места… И вообще, у нее никого нет… Ни родителей, с которыми невозможно разговаривать, ни мужа… Даже Сашка больше привязана к отцу и ни за что так просто с ним не расстанется.

По лбу текли холодные капли, совсем недавно кокетливо порхавшие в воздухе изящными, ажурными снежинками. Вспоминая о прошлом, они возмущались непредсказуемостью судьбы и быстротечностью жизни и злились за несправедливость по отношению к ним. Поэтому им доставляло особое наслаждение морозить и пачкать щеки, размачивать прически и смывать тушь с ресниц и век.

Но это только начало… Зима еще возьмет свое и в марте бросит вымотанных, измочаленных холодами и темнотой, хилых горожан в ледяные руки анемии и депрессии… Но Настя как раз любила зиму, пронзающую легкие остывшим воздухом и создающую тебя словно заново. Она поплотнее натянула на лоб капюшон и подняла руку. Остановился частник.

— Куда поедем? — спросил он, распахивая дверь.

— На «Юго-Западную», недалеко от метро.

— Садитесь! — кивнул водитель. — Цены знаете?

Настя кивнула, и машина медленно потащилась в обратном направлении.

Через пять минут они уже встали. Водитель открыл окно и закурил.

— Не мешает? — спросил он Настю.

Она равнодушно пожала плечами.

— Это как минимум на полчаса, — прикинул водитель на глаз их ближайшее будущее. — Поставить Россию на ноги теперь уже ни за что никому не удастся. Сплошные колеса… В самом широком смысле этого слова. Вы не торопитесь?

— Нет, мне все равно, — сказала Настя. — Хоть час!

Уж лучше сидеть в машине, чем слоняться из угла в угол в пустой квартире и оплакивать свою неудавшуюся жизнь…

Водитель внимательно посмотрел на Настю. Он не походил на обычного бомбилу, хотя, вероятно, извозом промышлял нередко. Да сейчас многие так живут… Хорошо и со вкусом одетый, с маленькой узкой бородкой и темными волосами по плечам, он напоминал художника или поэта, испытывающего временные финансовые затруднения.

Из стоящего рядом «Рено» рванулась громкая, дикая музыка, отдаленно напоминающая африканскую. Водитель поморщился и поднял стекло.

— Вам не душно?

Настя снова передернула плечами. Ей не хотелось отвечать, двигаться, чувствовать… Идеальный вариант — просто сесть где-нибудь в укромном, обязательно темном уголке и замолчать на веки вечные. И не видеть никого, и не слышать, и ничего не знать, и не думать ни о чем… И не нужны ей никакие дети, мужья и родители… Ей вообще отныне больше никто не нужен… Надоели…

Мокрый снег прилипал к стеклу назойливым спутником, от которого теперь не отвязаться до самой весны. Он знал свою немалую будущую силу и радовался в предвкушении долгого полновластия.

Я еще и в мае идти буду! — грозился он. И может, даже в июне… А что?.. Запросто…

— По-моему, вам нужен врач, — неожиданно сказал водитель.

Как все обожают лезть не в свое дело!..

— С чего вы взяли? — пробормотала Настя, сняла с пальца перстень и рассеянно повертела его в руке. — Вы психиатр?

— Нет, рентгенолог, — сказал бородатый.

— Одно и то же… — буркнула Настя. — Просвечиваете человека насквозь… Только с помощью техники.

У меня просто начинается грипп. А мы тут неудачно застряли… Рискуете от меня заразиться… Подрабатываете?

Водитель усмехнулся:

— А вы хорошо себе представляете, сколько получает врач?

— Примерно… — пробормотала Настя и смутилась.

Ей иногда становилось стыдно за свое счастливое, безбедное существование, за то, что она знать не знает и ведать не ведает, как экономить, считать рубли, покупать дешевку на рынке и при этом еще страшно радоваться каждой нищенской покупке, на которую долго собирали, откладывая жалкие десятки.

Водитель поискал в кармане и протянул Насте визитку:

— Если понадобится врачебная консультация, буду рад вас видеть…

— Вообще-то я могу сфотографировать свои легкие и у себя в поликлинике, — пробубнила Настя.

Знал бы он, в какой поликлинике лежит медицинская карточка его случайной пассажирки…

— А при чем здесь ваши легкие? — снова усмехнулся водитель. — У вас есть мобильник? Могу одолжить. Позвоните домой, скажите, что застряли в пробке.

— Мне некому звонить, — раздраженно объяснила Настя и вернула перстень на место. — Меня никто не ждет…

И вдруг осознала, что это не пустые, отдающие мелодраматизмом слова, а правда… Простая и грубая. Ее действительно никто не ждет: Сашка у родителей, Артем — на работе рядом со своей этой.., как там ее?.. верной помощницей… Им хорошо вдвоем…

Насте вдруг захотелось резко развернуть машину и поехать к нему в офис, чтобы увидеть ее наконец.

А зачем? Увидеть и что сказать?.. Взглянуть и промолчать… Или не промолчать… Устраивать скандал на работе?.. Нет, это невозможно. А дома? И дома не стоит… Что же тогда?.. Что ей делать?!.. Как себя вести?!..

23
{"b":"17687","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шестнадцать против трехсот
Отель
Тео – театральный капитан
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Каждому своё 2
Ледяной укус
SuperBetter (Суперлучше)
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Путь самурая