ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я поеду, — улыбнулась Валентина и встала.

Значит, семьи и любви там нет и никогда не было… Это хорошо…

— Сушечка, извини… — пробормотала сияющая Юлька.

— Да за что? — искренне удивилась Валентина.

Как бы скоро ей самой не пришлось просить прощения у Юли.

14

Они молча лежали рядом. В комнате было темно.

Из-за окна доносился гул автомобилей. Какая глупость, думал Тарасов куда-то нестись и рваться, зачем-то гореть, если все рядом, под рукой, родное и теплое, маленькое и нежное…

Юлька пошевелилась и легла на него. Она знала, что делала. Артем больше всего любил именно эти минуты, когда она не шевелясь лежала у него на груди. И ему уже не требовалось ничего другого… Просто чтобы она вот так лежала, не двигаясь… Маленькая, она занимала так мало места… И не понимала главного… Артем ловил себя на нехорошей мысли: ему казалось, что это Клякса… Она тоже обожала разлечься на нем, раскинув маленькие руки, и затихнуть. А он блаженствовал и мог бы так валяться часами, которых у него, к сожалению, не было. Разве что в воскресенье…

— Кнопка… — пробормотал Артем. — Тебе там не виден будильник?.. Который час?..

Она обречена на этот вопрос. И ненавидела его больше всего на свете.

— Еще не пора, — прошептала Юлька. — Ты успеешь добраться до дома вовремя… И тебя никто ни в чем не заподозрит… Ты сейчас на таможне.

— Где я сейчас? — удивленно спросил Тарасов и слегка приподнял голову.

— На таможне. Тамара в курсе. Занимаешься растаможкой партии купальников из Польши. На мобильник туда дозвониться трудно, я проверяла.

Так что не подкопаешься… У тебя почти железное алиби! Я не просто твой исполнительный директор, но еще забочусь о твоей репутации. Ты должен мной гордиться, хвалить меня и вообще радоваться, что я у тебя есть…

Тарасов молчал. Видимо, радовался… Его маленький полномочный представитель… Юлька тоже приподняла голову Он отвел глаза.

— Иногда мне кажется, что я нужна тебе только по работе… Всякие там дела фирмы, которые я уже хорошо изучила в деталях и подробностях… Бумаги, которые надо подписывать…

— Это не так… — пробормотал, запинаясь на букве "т", Артем. — И я тебе об этом не раз говорил…

— Ну мало ли что! Говорить можно что угодно! — логично возразила Юлька. — Я ведь тоже говорю в офисе, что ты едешь вместе со мной разбираться с капризными покупателями! Никто и не верит! Разве что новенькие…

— Чего ты добиваешься? — Босс начинал раздражаться.

— Своим враньем? — хихикнула Юлька. — А ты сам догадаться никак не можешь?

— Не делай из меня идиота! — вспылил президент и крепче прижал Юльку к животу. — И не уползай в сторону! Лежи смирно как лежала! Так к чему все эти разговоры о собственной ненужности?

Необходимо было дать ей понять: развод невозможен. И всякий раз боялся это делать или делал до того нескладно, что сам ужасался своей безжалостности… Как только Кнопка его терпела и выносила его жестокость?..

Тарасов понимал, что она когда-нибудь прямо спросит: а не собирается ли господин президент жениться на ней? На синеглазой девочке с площади Белорусского вокзала, ставшей незаменимой в его офисе, в его постели, в его жизни?.. И если нет, то почему?.. Он с ужасом ждал этого вопроса, но она пока его задавать не торопилась, ограничиваясь размышлениями о своем почти бессмысленном и очень одиноком существовании на земле. И, в сущности, была абсолютно права…

— Вот там живет загадочный, даже подозрительный человек, — неожиданно решила сменить тему Юлька и протянула ладошку в сторону окна. — Вон видишь красные шторы в доме напротив?

— И в чем же его загадка? —" — пробасил президент, не проявив к ее словам особого интереса.

— Я заметила это случайно, — объяснила Юлька. — Он слишком часто включает и выключает свет, иногда несколько раз подряд. У него почти никогда не раздвигаются шторы… Как ты думаешь, что он там делает в темноте?

— Одно из двух: либо печатает фальшивые доллары, либо принимает дам. Например, работает жиголо.

Впрочем, может, это из любви к искусству… Также не исключено, что резидент подает условные сигналы.

Тебе что, нечего делать?! Поменьше смотри в окно!

— Да я туда совсем не смотрю! — задумчиво отозвалась Юля. — Говорю же, это получилось случайно… Просто так…

Тарасов провел пальцами по ее волосам.

— Кнопка, ты не замерзла?.. Мне пора,… Надо ехать…

Она лежала не шевелясь, словно не слышала…

— Вся жизнь проходит в этих «надо»!.. Провались они пропадом! Неужели мне не светит услышать другие слова?.. Интересно, как ты думаешь. Бланка понимает, чем мы здесь вдвоем без нее занимаемся?

Она ведь у меня девственница! И, по-моему, даже не рвется к знакомству с котами.

Президента не волновала девственность Бланки и ее непростые взаимоотношения с противоположным полом. Он осторожно отодвинул Юльку и встал.

— Среди вечных «надо» проходит не одна твоя жизнь… Это удел многих.

Юля осталась лежать, искоса наблюдая за шефом.

— Почему у тебя всегда мятые рубашки и зависевшиеся в шкафу пиджаки? — вдруг спросила она. — Ты живешь на самообслуживании? Давай я поглажу!

Никогда раньше об этом не затоваривала, будто не замечала…

— В другой раз, сейчас некогда, — снова раздражаясь, буркнул Тарасов. — И не забудь потом закрыть за мной дверь, иначе твоя драгоценная кошка может выскочить следом. Она уже несколько раз пробовала это сделать.

— Вряд ли. Она боится лестницы, подъезда, а больше всего — улицы. Разве что она влюбилась в тебя… А ради любви чего только не сделаешь!.. Хотя пока ты ей совершенно безразличен…

Юлька лениво потянулась и села, набросив на себя халатик. Очень злая синева в упор…

— Я тебе приготовила курицу с чесноком, как ты любишь… А ты даже не попробовал…

— В другой раз, — нетерпеливо повторил президент. — Завтра с утра мне надо заехать к турецким поставщикам. Буду около двух. Если что, звони на мобильный…

Бланка тихо сидела под дверью в коридоре, скучая без телевизора, сегодня оставленного хозяйкой в комнате, и терпеливо ждала, когда о ней вспомнят.

— Купи для нее второй «ящик», чем без конца туда-сюда таскать этот! — посоветовал президент по пути в ванную. — Жалко зверя… Вон как мучается!

— Обойдется одним! — буркнула Юлька. — Еще второй ей покупай! Фанатка! Раба телика!

— А какие передачи она больше всего любит?

Уже из-за двери ванной…

Юлька вздохнула и ответила, уткнувшись носом в щелку.

— «Детектив-шоу», триллеры и «Момент истины». С удовольствием смотрит клипы, рассчитанные на детишек, еще не прочитавших ни одной книжки.

Правда, после этих клипов книги им будут уже ни к чему… Неравнодушна к Сталлоне. А еще к «Империи страсти». Но это очень поздно. Пока они все там разденутся!.. Раздевайтесь с нами, раздевайтесь возле нас, раздевайтесь лучше нас… Раздеваемся все! Зрелище потрясающее! Я не выдерживаю напряжения этих безумных страстей, тоже раздеваюсь за компанию и засыпаю. Приходится выключать. Киса очень горюет. У нее переживательный характер!

— Странные и противоречивые вкусы, — заметил президент из ванной. — Чтобы кошка — и политика?! Впервые слышу… Ну раздевалки — это еще куда ни шло… У тебя что, опять нет горячей воды?!

— У меня вместо горячей воды непрерывная реформа ЖКХ в действии! Чтобы не забывались! — ответила Юлька. — Зато жизнь сразу приобретает глубокий смысл! Ожидание горячей воды — и потом ни с чем не сравнимое блаженство при ее неожиданном появлении! По-моему, одни россияне понимают, что такое настоящее счастье.

— Кроме меня… — пробурчал президент, выходя из холодной, как морозилка, ванной. — Меня такие смысл и счастье совершенно не устраивают! А ты у меня молодец! Оптимистка!

Он на секунду остановился и снова провел рукой по волосам:

— До завтра. Кнопка… Не грусти…

Бланка сидела на пороге и внимательно смотрела ему вслед.

* * *
27
{"b":"17687","o":1}