ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Побежал, побежал.:. — сказала Валя и засмеялась.

— Что? — не понял Тарасов.

— Да так, ерунда, вспомнила… — объяснила Валентина. — Я с Танькой лежала на сохранении, и со мной в палате оказалась одна женщина… Очень забавная. Она съест или выпьет что-нибудь и говорит, положив себе руку на живот: «Витаминчики побежали, побежали и тут задержались…»

Президент улыбнулся и протянул Вале бутерброд.

И она его взяла, и смолотила в семь с половиной секунд, и попросила второй, лучше с сыром, потому что с колбасой она не любит…

Тарасов согласно кивнул. Ему нравилось кормить Валентину. И он вспомнил, как с Юлькой все было наоборот, там они менялись ролями… Да неужели он никогда не перестанет вспоминать и сравнивать?!

— Когда ты должна вернуться домой?

— А ты? — возвратила ему вопрос Валентина.

— Я первый спросил! — усмехнулся шеф.

— Желательно не очень поздно, — уклончиво ответила она.

— Тогда мы заедем ненадолго в один дом… Ты не возражаешь? — Он внимательно взглянул на Валентину Она не возражала. Тарасов завел двигатель, и в этот момент запел мобильник. Артем положил голову на баранку. Он давно со страхом ждал этой минуты…

— Ты не выключил? — удивилась Валентина.

— Ну так, на всякий случай… Мало ли что… — покаянно отозвался президент. — Сейчас…

Он хорошо видел высветившийся номер телефона. Да, напрасно он не блокировал сотовый…

— Я слушаю тебя! — сказал президент. — Но сначала еще раз с Новым годом!

— Да уж, послушай меня! — недоуменно отозвалась Юлька. — Ты меня просто ошарашил одним своим подарком! Нет, с конфетами и шампанским все нормально, там яда не оказалось! Но зачем ты взял мне такой дорогостоящий купальничек на вырост?

Спасибо, конечно, это классная фирма, не какое-нибудь фуфло, ты в этом деле специалист, но я ничего не поняла! В эти трусишки я просто провалилась с головой, а лифчик… — Юлька хихикнула. — Артем, ты что, ни разу в жизни не видел меня голой? У меня никогда в жизни не было и, думаю, уже никогда не будет такого размера груди! По-моему, в одну эту чашечку можно свободно засунуть мою голову! Я хотела примерить трусишки Бланке, но она жутко возмутилась и промяукала в твой адрес очень нехорошее. Я передавать тебе ее слова не буду Неужели хлестанул перед выбором подарка?.. Ты ведь к бутылке не прикладываешься… Или переработал?..

Артем молчал: он сразу все понял. О мама миа!..

Складки на щеках врезались в скулы почти до костей и стали малиновыми. Валентина взглянула с тревогой. Он махнул ей, чтобы молчала.

— Извини, провыбирался… Все исправлю сразу после праздников. Ромка, негодяй, заболтал, вместе были… Еще его вечные говорливые девки в придачу… Финтифлюшки паршивые! Они в пакеты и укладывали. Не проверил за ними.

— Ты приедешь завтра? — спросила Юлька и хихикнула. — Работать над ошибками…

— Да, — подавился буквой "д" президент. — Я позвоню, Кно… Извини, сейчас очень неудобно…

Он резко выключил сотовый. Ну надо же уродиться такому клиническому болвану! Все просто… Он перепутал пакеты, перевязанные нагло-розовыми ленточками: Юльке достался купальник, предназначенный Валентине, и наоборот… Соответственно сейчас на заднем сиденье лежит подарок, который не налезет Вальке с ее формами даже на один сосок… Идиот!..

— Все нормально, — ответил он на беспокойный взгляд Валентины. — Попей еще чаю! И съешь что-нибудь… Тут ехать минут десять…

И, злобно нажав на газ, рванул испуганную машину с места.

* * *

У Юли к полуночи правое ухо раскалилось, как спираль дешевого обогревателя. Родственники без конца поздравляли, обнимали, целовали, желали, звали, ждали, приглашали… Все, как обычно, только умноженное на новогодние обстоятельства. Она хотела переложить трубку к левому уху, но было очень неудобно, и пришлось мучиться до упора.

— Бланка тоже поздравляет и желает! — сообщала Юлька родным, посматривая на тихо сидящую рядом, переполненную немой укоризной Бланку, и виновато разводя руками.

Потерпи еще немного, киса, что же делать! Их слишком много и еще не все отзвонились.

Наконец телефон умолк, и Юлька помчалась накрывать на стол и кормить Бланку новогодним «Вискасом» и дорогой рыбой.

После скучных развлекалочек, натужных острот и бессмысленных песен великих мастеров российской эстрады, разгулявшихся по всем каналам ТВ — правда. Бланка мило и терпеливо любовалась всеми подряд и внимательно все выслушивала с иронической блуждающей усмешкой, — Юлька зевнула, посмотрела на часы и развернула последний нераскрытый пакет из подарков босса. Она специально решила себя порадовать уже в наступившем новом году. И порадовала…

Сначала Юлька засмеялась, приложила к себе трусики и фыркнула, развеселившись окончательно.

Что это случилось с Тарасовым? Или это такая шутка? Даже вполне удачная…

— Иди ко мне, киса, — позвала Юлька, — я дам тебе поносить один интимный женский предмет…

Ну давай посмотрим, как ты будешь в нем выглядеть!

Ведь ты же ходила в Петькином костюмчике! Помнишь, он тебе сшил? Такой красненький, с брючками! Не делай изумленных глаз, ты все прекрасно помнишь! Правда, ты его не очень любила… Но это из-за Петьки! Что это случилось с нашим А-эм-тэ?

Юлька снова приложила к себе подарок. Здорово вышло! Нарочно не придумаешь! Ей до него расти и расти вверх и в ширину. Особенно вширь.

А может, это девки в магазине так поиздевались над Тарасовым? Мужчина ведь не станет вытаскивать из пакета, не отходя от прилавка, бюстгальтер и проверять на ощупь его номер. Тогда шеф их всех там завтра поубивает… Ух, что будет! А если…

И Юлька задумалась, удивленно вздернув тонкие пшеничные бровки и глядя на тарасовский сюрприз.

Сюрприз в полном смысле этого слова. Настя тоже худая… Тогда… Она быстро выстроила перед собой в ряд всех офисных дам… Кто подойдет?.. Фотомодели сюда не годились: им даже Юлькины вещи великоваты. Но кто же тогда?.. А, ну да… Вот у кого такие пышные формы — все напоказ… Берешь в руки — и маешь вещь…

Неужели она ему нравится?.. Да нет, этого не может быть… Эти единообразные очки… Интересно, она их снимает, когда ложится в постель с мужчиной?.. И что она там видит?.. А что там нужно особенно видеть… Главное — слышать…

Нет, этого не может быть! А почему не может?..

Недаром Юлька ее всегда так ненавидела…

— Киса, — сказала Юлька, — а вдруг нас с тобой навсегда бросили и больше совсем не захотят с нами водиться? Что нам тогда с тобой делать? Ехать к моей добропорядочной мамуле, не допускающей секса до брака, или к такой же праведной тетке? Они тебе подойдут по характеру…

Бланка оторвалась от прыгающих по экрану «нанайцев» и строго глянула на Юльку. «Я тебя предупреждала! — говорил ее взгляд. — Разве можно доверять всем этим проходимцам? Жила бы как я — и никаких тебе забот и хлопот!»

— Да, ты во всем права, — прошептала Юлька. — Чего теперь и казниться… Как нам с тобой тут недавно по «ящику» пели?.. Надеюсь, ты запомнила? «Он умчался в ночь на газонокосилке, от кустов остались .пеньки да опилки, от любви мозги набекрень у дурилки…» Это правильно. Знаешь, что самое страшное в жизни, киса? Привыкнуть к тому, что твой телефон никогда уже больше не зазвонит по воле Артема Тарасова… Нечего на меня зыркать! Тебе неплохо бы научиться рычать! Потому что на каждое «гав!» стоит отвечать вежливым «р-р-р!». Так утверждает президент.

— Мысль справедливая. А все-таки я не в силах понять, что могло ему понравиться в этой мымре… Надо будет у него спросить… Пусть объяснит! Это мне пригодится на будущее… С Новым годом, киса! Становись еще .пушистее и глазастее! Только, пожалуйста, я тебя очень прошу, отвались ты в новом году от этого проклятого телевизора! Так можно испортить себе свои красивые глазки! Ты же не мечтаешь об очках…

Сказала — и осеклась… Об очках мечтал президент… И видимо, давно и всерьез.

— Солнце мое! — говорила соседка Ольга Николаевна Жанне. — Вы заслуживаете куда большего и совсем другой жизни. Но это все придет и наступит немного позже.

46
{"b":"17687","o":1}