ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В лицо Валентине метнулся испуганный снег из-под колес.

* * *

Они курили, дымя в разные стороны, как делали это уже не первый месяц каждый день несколько раз.

Опять заглянула бдительная Жанна, понимающе улыбнулась и исчезла.

— Служба слежения! — проворчала Юлька. — По-моему, охрану пора уволить! Сэкономим на них! Надо предложить А-эм-тэ! Идея хорошая.

Валентина рассеянно кивнула. Она вполуха слушала Юлькины комментарии и плохо отслеживала происходящее вокруг. Ее мысли навязчиво возвращались к вымороженной квартире в Солнечногорске.

Валя привыкла к Виталию, как привыкают к соседям и шуму за окном. Она когда-то любила его или во всяком случае так думала. Только любовь не желала никакого однообразия. Валентина теперь почти не вспоминала о муже. Она хотела одного: снова вернуться туда, в ту же самую промороженную насквозь квартиру… И чтобы…

Сигарета обожгла пальцы. Юлька беззаботно болтала о чем-то.

— Ты задумалась, Сушечка? Я говорю, нас опять нагрели на последней партии пеньюаров… Чтобы снова…

* * *

Он вел себя странно. Будто впервые в жизни оказался в постели с женщиной… Он прикидывался неопытным — ему так больше нравилось. Словно ждал — а что же покажет, чему научит его новая партнерша? Он вел игру не на равных, а заранее в поддавки — посмотри, взгляни, любимая, милая, как я еще неискушен и по-детски наивен, ты помоги мне. Либо… Но этой мысли Валентина не допускала всерьез: не может здоровый мужик под тридцать все еще путаться в первой позиции… А вдруг может?.. А как же тогда Настя и Юля?..

— Работаешь под дурачка? — спросила она его в их первый общий вечер.

Сначала она не сомневалась: его просто забавляла эта роль.

— Нет, почему?.. — обаятельно, нарочито кокетливо затянул он начало обоих слов.

Они лежали рядом в согревшейся наконец квартире… Он нежно обнимал Валентину… На ее долю выпала уже испробованная когда-то роль учительницы.

Только ученик у нее взрослый. Ну что же, она справится. Тихая и незаметная, она в совершенстве умела расположить к себе, внушить другому собственные мысли, так что он начинал принимать их за свои.

И разве кто-нибудь замешкается перед несложным выбором между бойкой пропагандисткой свободной любви и задумчивой скромницей, застенчиво и доверчиво взирающей из-под пушистых бровей?..

* * *

Валентина внимательно взглянула на соперницу, лопочущую о каких-то никому не нужных бельевых финансовых проблемах. Да, Юлька еще совсем девочка, настоящий ребенок… Но именно эти девочки дают прикурить зрелым дамам так, что искры из глаз сыплются…

Виталий был опытным партнером, он быстро научил жену всему, что умел и знал сам, и так же стремительно остыл. Хотя раньше иногда все-таки протягивал к жене вечером руку и сжимал плечо:

— Валюш, ты как, не против?

Она обычно против не была…

Прошлое, связанное с Виталием, стало далеким, вроде первого посещения школы с огромным букетом гладиолусов, которые оказались размером чуть ли не больше Вали…

Теперь ей нужно вернуться в промороженную насквозь квартиру… И Валя туда обязательно вернется.

Несмотря ни на что…

Она снова посмотрела на мирно воркующую Юльку.

Да, несмотря ни на что.

* * *

Игорь стал периодически позванивать Насте.

А она — периодически наведываться в его квартирку.

По легко сложившейся традиции, по новому ритуалу.

Постирать ничего не надо? — всегда собиралась она поинтересоваться на пороге, но вспоминала его недоброе предсказание и вовремя себя останавливала. Похоже, ей просто нравилось играть в измену, как играют в шахматы или в кегли. А Игорь устраивал ее деликатностью, скромностью, бесшумностью. Но быстро надоел, как только приелась игра в «себя другую».

Она до сих пор все-таки надеялась, на самом краю отчаяния — до него оставалось всего ничего! — что Артем вдруг вспомнит о ней, о ее жалком существовании, что он обернется к ней, улыбнется, как было когда-то очень давно, и скажет… Ну это не важно, совершенно безразлично, что он скажет, лишь бы сказал хоть что-нибудь…

— Ой боже! — повторяла мать. — Мужиком родился — мужиком и умрет! Не пойму, что тебя связывает с твоим замечательным мужем?!

— Сашка! — привычно отзывалась Настя.

Мать вздыхала. В этом ее вздохе звучало привычное, невысказанное: «И это все, Настенька?!»

А что? Разве этого мало? Темноголовая Темина дочка Сашка по прозвищу Клякса, которая любит вставать и тихо блуждать ночами маленьким призраком по квартире…

Настя никогда не помышляла о разводе. Она по-прежнему надеялась на неожиданные перемены к лучшему.

У Игоря оказалась довольно приличная врачебная практика: он слыл неплохим диагностом и давно обзавелся домашней клиентурой. Он почти никогда не раздвигал свои красные шторы: любил полумрак, часто гасил всюду свет и устраивал иллюминацию только при визитах больных.

— Настенька, извини, ты не подождешь на кухне? — робко спрашивал Игорь. — Очень просили срочно проконсультировать человека… Звонили близкие друзья.

И Настя послушно удалялась на кухню с книгой в руках.

Игорь, казалось, пришел в этот мир для того, чтобы его везде и всюду обманывали. Продавцы, едва завидев его бородку интеллигента и длинные волосы, тотчас воодушевлялись и вытаскивали из-под прилавков залежавшиеся товары. Игорь в восторге приносил их домой, как свои самые удачные приобретения.

Насте несколько раз удавалось спасти доверчивого, лопоухого доктора на краю гибели, выбросив в мусоропровод отливающее весенней зеленью мясо и подозрительно потолстевшие консервные банки с грибами и кукурузой.

Она понемногу привыкла к своему недотепе и часто с удивлением пыталась догадаться, как же он остался живым до ее появления в его квартире.

Роман продолжался.

* * *

— Ты меня только, пожалуйста, извини заранее за мою дерзость великую! Но, по-моему, ты говорила, что мечтаешь покататься на лыжах? Вдоль красной реки и до синей горы?

Мобильник басил чересчур знакомо, слегка запнувшись на первом слове.

— А когда я мечтаю покататься, я случайно не говорила? — справилась Валентина.

— Что-то такое на границе между субботой и воскресеньем… Или воскресеньем и понедельником.

Так, кажется…

— Довольно неопределенно. Но во втором случае мы почти сразу попадаем на работу.

— Ах да, прости! Совсем забыл! Ты ведь у меня любительница поспать… Тина, по некоторым причинам мне удобнее в воскресенье. — Он стал серьезным. — Придется тебе выспаться в машине.

Идет?

— Идет, — согласилась она.

— Какая ты у нас нынче кроткая да терпеливая, — неожиданно съязвил он. — Даже снова соглашаешься на пытку холодом! А кто-то, помнится, сказал, что я настоящая скотина! Как же ты соглашаешься опять ехать с таким в лес? Да что там — в лес! Это полбеды!

Как ты соглашаешься с таким мерзавцем спать?!

И ведь уже не в первый раз!

— Жаль, что у меня нет под рукой большого сугроба… — пробормотала Валентина.

Тарасов засмеялся.

— Ладно, твоя взяла! Я подъеду к одиннадцати.

Результат имеет силу приговора.

Утром в понедельник Юлька, как обычно, вбежала к Тарасову в кабинет, шлепнулась на стул, открыла было рот для приветствия и замерла в недоумении. На батарее нагло развалились огромные ботинки президента.

«Что они там делают?» — подумала Юлька.

Он поймал ее удивленный взгляд.

— Сохнут, что же еще? — раздражаясь, буркнул Тарасов.

— Юлька глянула под стул президента: Тарасов сидел в одних носках.

— Утонул! — пробормотала Юлька. — Очевидно, бродил по неведомым тропинкам со следами невиданных зверей… Не успел высушить в машине?

Жанна Александровна ходит с тобой на лыжах? Не знала…

— Не ходит, а бегает, — недобро поправил он.

Да, он не успел… Сказал Насте, что заночует у матери… Что сказала своим Валентина, попавшая домой только утром, — осталось невыясненным.

51
{"b":"17687","o":1}