ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тамара, — тихо, запутавшись с первым слогом, сказал в трубку босс, — Петрову немедленно ко мне!

Тина, ты останься!

Она снова меланхолично пожала плечами. Денежные документы Валя случайно обнаружила на днях на столе новой бухгалтерши-растрепы… И взяла себе: хотела либо посоветоваться с Юлькой — как лучше себя вести? — либо подождать ее выхода… Но ждать было больше нельзя.

* * *

Они остановились в коридоре возле темной и, как предполагалось, пустой комнаты… Но там не ко времени оказалась непутевая офисная уборщица Зина, вдруг решившая привести несчастную каморку в очередной раз в порядок…

Болтливая баба не утерпела. Валентина вошла в комнату своих подчиненных в тот момент, когда они все, задыхаясь от восторга, слушали явно приукрашенный, изобилующий множеством присочиненных деталей и подробностей рассказ уборщицы Зины о том, как «эта ваша вся из себя важная Жанна Александровна — не подступись! — прямо вешалась — ни стыда, ни совести! — на президента».

— А он что? — спрашивали с горящими глазами менеджерши.

Сейчас моментально разнесут повсюду эту свежевыпотрошенную новость…

— Да что — он? — пожимала плечами Зина уборщица. — Мужик — он и есть мужик! Ему жена не жена, дети не дети! Эта ваша Жанна его так облапила, что он прямо весь, бедный, затрясся!

— От злости? — спросила юная менеджерша.

— Дура ты! — сказала Зина. — Молодая еще, глупая! Чего выдумала — от злости! Как же! Ты мужиков-то в натуре видела? Сказал, что в шесть заберет ее у магазина на углу… Сама все слышала!

— Зина, вы слишком много слышите! — холодно заметила до этого никем не замеченная Валентина. — Идите и работайте! И вам, коллеги, я тоже советую заняться делами!

Она вышла, вернулась к себе, быстро нашла необходимые бумаги и взглянула на часы. Было без пятнадцати шесть…

* * *

— Где ты нашла эти документы? — спросил президент у Валентины, пока ничего не подозревающая Жанна шла по коридору к кабинету.

Валентина замялась. Сказать правду — значит подставить новую бухгалтершу, которая теперь здесь долго не задержится… Хотя у нее все равно конец один — бумаги ею завизированы.

— В бухгалтерии, — нехотя сказала она. — Валялись неприбранные… Нужно как можно скорее вылечить Юлию… Я не хотела тебе говорить, но Петрова давно уже абсолютно ничего не делает! Ленивая, бездарная и гладкая, как кафельная плитка. Не за что зацепиться.

И подумала про себя: делает, конечно, и еще как делает — интенсивно ищет себе мужа-москвича…

Солидно-обеспеченного. А жена для нее не препятствие.

Вошла Жанна. Рекламное сияние на ее лице слегка потускнело, а потом и совсем исчезло при взгляде на президента.

— Почему вы это подписали, не согласовав со мной? — спросил он, совершенно не справляясь с неподвластными словами.

«Дело сделано! — торжествующе определила Валентина. — Он никому никогда не простит желания даже на мгновение подменить его и стать выше…»

Воплотить в жизнь новогодний совет Ольги Николаевны выпало на долю Валентины.

— У вас есть гарантии, что это все будет оплачено?

Письменные? Где они?! Вам не кажется, что вы слишком много на себя берете?!

Ему с трудом дались эти несколько фраз. Валентина опустила глаза: когда он волновался, его тревога передавалась и ей.

— Вы не беспокойтесь, Артем Максимович! — попыталась кое-как выйти из положения Жанна. — Я все улажу! Там нас не обманут…

У президента окаменели скулы:

— Обмануть могут где угодно!

Вот уж настоящая правда…

— Но не это главное! Главное, что вы, я смотрю, довольно успешно осваиваете несвойственные вам функции! Вы прекрасно знаете, что я распорядился каждый — каждый! — финансовый документ согласовывать со мной! Я этих бумаг не видел! Кроме того, они вообще валялись абсолютно бесхозные на столе в бухгалтерии! Вы за бухгалтерией не следите?

А это ведь одна из ваших прямых обязанностей!

Главный бухгалтер с завтрашнего дня свободна!

Срочно ищите новую! Справьтесь, как себя чувствует Юлия Леонидовна! Нам ее очень и очень не хватает! Кстати, я вас тоже у нас в фирме не задерживаю…

Валентина боялась поднять глаза, чтобы Жанна не увидела в них то, чего ей все-таки при любом раскладе видеть не стоило. Впрочем, Жанне было не до Валентины…

— Я хотела бы объяснить… — попробовала Жанна сделать еще одну попытку что-то исправить.

Но она знала шефа куда хуже, чем Валентина и Юлька. Исправить здесь уже ничего было нельзя.

— Мне больше ваших объяснений не требуется! — Президент встал, считая аудиенцию оконченной. — Валентина Семеновна, задержитесь ненадолго…

Валя с трудом сдержала смех, вспомнив Мюллера и Штирлица, но тотчас притихла под бешеным взглядом шефа. Жанна неслышно исчезла.

— Что ты хохочешь?! Тебе смешно? — спросил Тарасов. — Я чуть не грохнул по ее милости за здорово живешь прорву денег, а ты веселишься!

Он мялся и терялся перед каждой буквой…

— Но ведь не грохнул же! И как раз по моей милости! — вывернулась Валентина.

Он едва улыбнулся:

— К походу готова, находчивая?

— Всегда, президент! А что передать Юленьке?

«Мой конь притомился, стоптались мои башмаки?..»

Он снова стиснул тяжелые кулаки:

— Какие вы все, бабы, ядовитые! И ты. Тина, не исключение! Просто язык чешется брякнуть какую-нибудь гадость! Дамские штучки!

— Значит, я так ей и передам: ты очень ее любишь и жестоко скучаешь без нее! Просто погибаешь в невыносимых страданиях! И моратория объявлять не собираешься! Она будет счастлива!

И Валентина вышла из кабинета. Тихий океан серых глаз…

Тарасов сидел за столом, уперевшись взглядом в стол, изнемогающий под бременем тяжелых, в любой момент готовых к бою кулаков.

Результат имеет силу приговора.

* * *

Юля в настоящем детском восторге выслушала подробный отчет Валентины об отставке Жанны.

— Сушечка! — На радостях Юлька расцеловала Валю. — Я уж не чаяла, когда это произойдет и случится ли вообще! Ты такая молодчина! А вдруг она передумает и заберет свое заявление назад?

Валентина прикусила губу:

— Сделай так, чтобы он его не отдал! Сумеешь?

— Я постараюсь! — проворковала Юлька и, не стесняясь Валентины, вне себя от радости, набрала знакомый номер. — Мне Валечка все рассказала! — выдохнула в трубку Юля. — Подробности, которые называются деталями. Я скоро выйду на работу! Дня через два! Ты когда вырвешься?

Юлькина мордашка слегка поскучнела. Валентина отвела глаза.

— Да, конечно, хорошо… — бормотала грустная Юлька. — Позвони…

Она положила сотовый на стол и снова уставилась на подругу. Несколько удивленно.

— Девушка, разрешите с вами познакомиться! — вдруг сказала она, словно только что рассмотрела Валентину. — Ты шикарно выглядишь! Может быть, и мне тоже ходить с тобой вместе в походы"? Раз это так здорово отражается на лице и фигуре! А куда ты ходишь? Это далеко?

Валентина вздрогнула… Маршрут известный: «На ясный огонь, моя радость, на ясный огонь, езжай на огонь, моя радость, найдешь без труда…»

И это было бы просто отлично — всем вместе…

Просто гвоздь нашей общей программы…

— Вообще это довольно сложно… В нашем тур-клубе сейчас слишком много желающих… Тренер не хочет брать дополнительную нагрузку… Но я все равно о тебе поговорю…

— Поговори! — просительно сказала Юлька. — Я буду себе там потихоньку прыгать за вами с кочки на кочку, как сумею! А Настя больше не появлялась?

— Да нет! — пожала плечами Валентина. — Что она у нас забыла?

— А знаешь, Сушечка, — неожиданно сказала Юлька, — по-моему, моя жизнь проходит очень нелепо… В этих сражениях… Я борюсь за то, что просто невозможно завоевать. Это бессмыслица…

— У всех есть свои собственные бессмысленно прожитые годы, за которые потом становится стыдно, — пробормотала Валентина. — Не только у тебя…

Об этом еще Островский писал.

58
{"b":"17687","o":1}