ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юлька задумчиво наморщила лоб:

— Островский? Это который про Бальзаминова?

А где он такое писал?

Валентина вздохнула:

— Нет, это который про сталь… Неграмотное юное поколение!..

— Почему? — не обиделась Юлька. — Грамотное!..

Только в другую сторону…

Юная современница перестройки в России была русским продуктом совсем иной эпохи и закалялась в условиях реформы ЖКХ, смены президентов и построения капитализма.

27

Артем долго колебался, говорить ему с Настей по поводу ее странных визитов к врачам или не стоит. В конце концов, она действительно могла плохо себя чувствовать. Но что-то беспокоило и настораживало его в этой ситуации, а что именно — он объяснить себе не мог. И считал унизительным для себя контролировать и проверять режим своей жены и график ее жизни. Не может ведь она действительно сидеть дома, как кастрюля…

Однако скандал с Жанной вместо нового любопытного развлечения — ах как президент был по жизни любопытен! — вывел его из себя. Он всегда плохо переносил резкие смены ситуаций, был по природе стрессонеустойчив и терпеть не мог срыва личных программ.

Он приехал домой слишком рано. Квартира встретила его оглушающей тишиной. Ну ладно, Клякса у тещи и тестя, а где эта?.. Его драгоценная, дорогостоящая половина?.. Куда смылась в очередной раз?.. К какому доктору?..

Тарасов начинал закипать. Он прошел по квартире босиком, посмотрел на разбросанные игрушки и вздохнул. Да, ему для жизни нужна одна лишь Клякса… Почему же тогда?.. Он психанул и резко набрал Настин номер.

— Ты где? Я хотел бы тебя видеть! И поскорее! — бросил он, сильно споткнувшись на первом местоимении.

Настя изумилась. Почему такая срочность?..

— Что с тобой? Что-то случилось?

— Ты где?.. — заорал Артем. — Ты не ответила на мой вопрос!

— Ты тоже! — отпарировала Настя. — И потише ори! Сашка спит…

Рядом дремал Игорь.

— Ты у родителей?.. — остывая, буркнул Тарасов. — А почему это Клякса так рано легла спать?

Не заболела?

— Набегалась! — флегматично отозвалась Настя. — Я буду через час. Если не застряну в пробке… Еда в холодильнике. Ты слишком рано сегодня вернулся…

У тебя все в порядке?

— Все! — снова гавкнул президент. — Я тебя жду!

Будем ужинать вместе!

Вместе?.. Ужинать?..

Настя в замешательстве отложила мобильник.

Игорь мирно посапывал рядом. Настя прикоснулась щекой к его щеке и стала тихо собираться домой. Тарасов легко может ее проверить, позвонив .по городскому и поговорив с Сашкой. Но он этого делать не станет. Он никогда не унизится до таких ревизий.

Доехала она довольно быстро. Артем вышел ей навстречу в переднюю, услышав звук ключа. В мятой футболке, грязных джинсах и, по обыкновению, босиком. А она все-таки очень плохая жена… Почему у нее всегда такой неухоженный муж?..

Тарасов замер, прислонившись к косяку, наблюдая, как она раздевается.

— Я ждал тебя, — нетерпеливо и раздраженно сказал он. — Ужин готов…

Настя внимательно посмотрела на мужа. Нет, так просто в жизни ничего не происходит…

Настя вымыла руки и вошла в гостиную, стараясь выглядеть равнодушной. Села к столу. Артем явно ожидал ее изумления и восторженных похвал: ах, Тема, какой ты заботливый и чуткий, нежный муж! как нам хорошо вдвоем! Но он просчитался: Настя молчала. Она умышленно злила его, ей хотелось отыграться у него на нервах, расплатиться за прожитые рядом с ним холодные годы.

Артем разлил вино и тоже сел. Напротив.

«Не рядом, — отметила Настя. — Хорошо это или плохо?»

— Как там Клякса? — спросил он.

Неужели она ждала другого вопроса?..

— Хорошо, — отозвалась Настя. — А почему ты никак не пригласишь к нам в гости ее лучшую и единственную подружку Таню? Я, кстати, тоже ее до сих пор не видела, только слышала. И слышу о ней постоянно.

Артем странно сжался.

— Как-нибудь, — пробормотал он. — Ты права…

Это надо сделать. Мы вообще очень редко видимся…

Клякса часто у бабушки и деда… Ты где-то блуждаешь… Я работаю…

Настя поставила локти на стол, опустила на них подбородок и опять пристально осмотрела мужа.

— А ты хочешь видеться чаше? Странно… Раньше, насколько я помню, у тебя подобного желания не возникало.

— Настена… — Он задохнулся на первом слоге.

Почему он так нервничает?..

— Ты как себя чувствуешь?.. Как твоя" спина?

И вообще…

Ну да, понятно, значит, эта синеглазая, милая девочка проговорилась… Настя так и предполагала.

А что, собственно, она могла ему сказать?.. Со свечой не стояла…

— Тоже хорошо, — сказала она. — За что мы пьем?

Ты придумал, пока я ехала сюда?

— Тебя не было у родителей, — сказал он, едва справившись с волнением. — Я туда звонил.., ты врешь…

Настя задумчиво поиграла салфеткой. А стол накрыт профессионально, на самом высоком ресторанном уровне… Чувствуется отличное знание дела.

— Ну кто из нас кому врет, я думаю, мы выяснять не будем. Это лишнее. Давай выпьем за правду! Если ты не возражаешь и в кои-то веки решил выпить… Ее всегда было очень мало в нашем доме.

Он смотрел на нее исподлобья, мрачно, изучающе. Потом тоже поднял бокал. Они соединили два звонких хрустальных красавчика и выпили.

— Встань! — неожиданно рявкнул Артем, запнувшись на первой букве.

Настя недоумевающе поставила бокал на стол.

Бить муж ее собирается, что ли?

— Встань! — повторил он, снова теряясь перед коротким словом.

Она пожала плечами и настороженно встала.

Он двинулся к ней — медленно, косолапо, напомнив чем-то дикого зверя, разбуженного неясным зовом нехорошего, непонятного, неосознанного чувства…

Артем подошел к ней, на секунду замер и вдруг сжал ее руками больно и жадно, словно давно ждал этого момента и никак не мог дождаться… Настя усмехнулась:

— А вставать-то было зачем? Ты меня даже напугал! Так бы прямо и говорил: ляг! Это яснее…

И потянулась к нему давно соскучившимся ртом…

«Товарищ мужчина, а все же заманчива должность ТВОЯ…»

* * *

Он понял главное: жена теперь другая… Именно это ему и требовалось узнать и проверить. Совсем другая… С иными движениями, ласками, даже с другими поцелуями. Это был чужой, приобретенный опыт… И ему требовалось это срочно узнать и опробовать. В нем проснулся азарт игрока, любопытство теоретика-исследователя, испытателя, хорошо понимающего, — все проверяется практикой, экспериментальным путем. Он не мог удержаться от искушения…

Но что же теперь делать?.. Обратного пути нет…

Назад им уже не вернуться… Да и надо ли пробовать возвращаться?.. Это нелепость. И во всех несуразностях и тупиках их жизни виноват он сам.

Виноват в который раз… Зато теперь они квиты.

И в случае чего он тоже может припомнить кое-что Насте. Это радует.

Артем встал и пошлепал в ванную. Почему у Кнопки вечные проблемы с горячей водой? Надо, в конце концов, заняться этим вопросом и по звонить в диспетчерскую. Надоело!.. Даже в родном Солнечногорске и то с этим делом лучше.

Во сколько он забил стрелку с Тиной?.. Ядовитая сероглазка… А Кнопка ждет завтра… Нет, уже сегодня… Он взглянул на часы и усмехнулся. Настя мирно спала.

Тарасов быстро набрал пока не слишком знакомый ему номер. Милый, чуточку сонный голосок отозвался сразу же…

— Простите за поздний звонок! — сказал президент. — Я вас не разбудил?

— Нет, — отозвалась Тамара, — я недавно вернулась из института.

— А если я навещу вас в пятницу? — предложил Тарасов. — У вас ведь, насколько я помню, нет занятий в этот день.

У него была хорошая память. Президент все еще формировал, и никак не мог остановиться, свою собственную, преданную ему, маленькую команду, без которой ему не жить, с неуставными отношениями. Среди нее обязательно должны оказаться неучтенки.

— Вы правильно помните! — усмехнулась наглеющая с каждой минутой Томочка. — Дорогу найдете?

59
{"b":"17687","o":1}