ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юля поболтала ими в воздухе и сняла с себя платье, освободив Артема от почетной обязанности ее раздевать. Малышка снова угадала: эту обязанность, которую дамы обожают даровать как великую честь, да еще ожидая при этом обязательных восторгов, он не выносил. Она ему претила и раздражала хотя бы одними идиотическими поисками застежки, слишком часто оказывающейся не там, где ты ее, дурачина и простофиля, упорно тщетно разыскивал.

— Начнем вместе учиться! — весело объявила Юля.

Он прекрасно видел, что она боится: ее собственные фантазии оказались ей не по плечу.

— Представь, что мы пришли в первый класс!

— В таком виде? Это круто! И на редкость своеобразно! — усмехнулся Артем и сел рядом с ней. — Бедные учителя!

На Юльке был маленький лифчик и узкие трусики, едва скрывающие юную, загорелую кожу. Светлые косички улеглись на кругленькие плечики и смотрелись там очень мило. Похоже, Юли об этом прекрасно знала и ее имидж был тщательно продуман.

— С чего же мы начнем?

— С самого начала! — сказала Юля. — Будем учиться целоваться!

Артем чуть не выпалил: «Точно!», но вовремя удержался. Невозможно бесконечно признаваться и расписываться в собственной беспомощности.

Юля встала на коленки, притянула к себе лицо Артема и языком открыла ему рот. Неумеха бедная!..

— Кнопка… — пробормотал Тарасов, привычно теряясь перед согласными.

— Как ты меня назвал? — живо заинтересовалась она, забыв о поцелуях, и чуть-чуть отодвинулась.

— Кнопка,.. — медленно повторил он и вернул ее на прежнее место.

Юлька хихикнула, на минуту задумалась, потом моментально расстегнула его рубашку, просунула маленькие, совершенно ледяные и такие приятные в жару ладошки ему за спину и стала беспорядочно тыкать пальчиками в лопатки. Очевидно, изображая настоящую, опытную даму. Было смешно и щекотно.

Артем с трудом удержался, чтобы не засмеяться — такая забавная, милая, светленькая зверушка!

— Ну делай же что-нибудь! — обиженно сказала ему Юля, на минуту оторвавшись от его губ. — Что ты сидишь истукан истуканом? Не притворяйся, что ты действительно ничего не умеешь! Или ты ничего не хочешь? Тогда зачем…

Артем осторожно взял в рот ее нижнюю губу, почему-то соленую на вкус, и расстегнул маленький лифчик, на редкость удачно справившись с застежкой. На него недоуменно уставились две лупоглазые, оставшиеся без контроля, небольшие твердые грудки с темными сосками. Кто ты таков? Откуда взялся? Нежные и тихие, страстью не тревожимые. Вроде своей хозяйки. Их можно было легко забрать обе в одну его ладонь. Но Артем жил все еще прошедшей минутой и никак не мог шагнуть в следующую.

Он задержался на грани мгновения не потому, что оно было столь прекрасно. Отнюдь. Он просто вдруг подумал, что как раз здесь, возле Юли, этой маленькой девочки, найденной им на площади, он может быть большим и сильным. Именно рядом с ней он станет наконец человеком, а не прихлебателем, примаком, непрерывно просительно заглядывающим в рот тестя. И постоянно стоящим с протянутой рукой.

Хотя Артем сам выбрал себе такую судьбу..

Но рядом с Юлей он сможет ничего не бояться, себя не стесняться и не презирать. Только возле нее…

Он подхватил Юлю, поднял на вытянутых руках она была почти невесомая — и опустил себе на колени. Она завертелась, устраиваясь поудобнее, и прилипла грудками к его груди. Яркая синева придвинулась еще ближе, совсем прикоснулась к его лицу и заслонила собою все окружающее…

В висках пронзительно зазвенело. Пленка пота на спине стала плотнее и жарче. И он напрочь забыл о том, что у него никогда ничего не получается толком в постели…

6

Юля явилась к нему в офис через день. С теми же косичками, в том же побледневшем от стирок платьишке и в тех же пыльных туфлях.

— Наш новый исполнительный директор! — представил Артем малышку Жанне Петровой. — Юлия Леонидовна Рыкова!

Ушлая, несмотря на молодость, мадам пристально, сдвинув на нос очки, осмотрела Юлю и тотчас изобразила приторную улыбку.

«А шеф у нас неформал!» — подумала Жанна и запела:

— Очень приятно! Я очень рада! Пока нам придется делить один кабинет на двоих, но это временные неудобства. В дальнейшем Артем Максимович обещал нам роскошные апартаменты!

И она наградила шефа выразительным и лукаво-хитрым взглядом. Взгляд соглашался стать сообщником, обещал хранить тайну начальника, ее оберегать и помогать ей. На первых порах. У тайны слишком беззаботный вид, — отметила про себя Жанна.

— Я тоже.., очень рада… — смущенно пробормотала Юля.

Артем нахмурился, открыл дверь к себе в кабинет и пригласил Юлю к себе. Ей следовало многое объяснить. Одного дня для этого будет недостаточно.

Жанна, наклонив голову, внимательно и недобро посмотрела им вслед.

Сообразительная Юля освоилась удивительно быстро. Уже через неделю она радостно и шумно носилась по коридору, раздавая ценные указания, поспевая всюду и отслеживая сразу множество событий. Она могла говорить по мобильнику с менеджером, одновременно что-то диктовать секретарше, смотревшей ей в рот, и ругаться с шофером, опять не успевшим вовремя отвезти рекламу в редакцию «Бурды».

Косы исчезли довольно быстро, волосы распустились и разлохматились, сделали Юлю старше, взрослее," платье поменялось, но светлый вихрь по коридору оставался неизменным. Она напоминала вечный двигатель. Нон-стопка. С ее приходом в фирме тотчас многое сначала неуловимо, а потом очевидно изменилось, «завертелось, закружилось и помчалось колесом». Ритм жизни стал куда быстрее, чем раньше дела проворачивались значительно успешнее, и Артем неожиданно понял, что пришел его настоящий помощник, и облегченно вздохнул. Кроме всего прочего, у него была тяжелая, неизлечимая аллергия на телефон, и Юля, охотно перехватившая права и обязанности с утра до ночи вести телефонные переговоры, просто спасала своего босса.

Юля казалась ему прозрачной. Его маленький ординарец… Он словно видел под тонкой, загорелой кожей ее мерно пульсирующее, полудетское сердце, ее беззвучно работающие на вдох и выдох легкие, ее слабо переливающиеся кровью, больные сосуды, не желающие доставлять алую жидкость до кончиков слабых пальцев. Он никогда раньше не чувствовал другого человека, даже мать. Он жил сам в себе, один, не нуждаясь ни в ком и ни в чем. Разве что в озере… Сейчас ему вдруг показалось, что он понял эту малышку, проникся ею, ушел в нее со всеми потрохами, как любила повторять его мать, увидев сына с очередной книгой в руке. Грубо, но точно. Чужие мысли и иная суть стали своими, близкими, родными. Это случилось впервые. И не было на свете никого нужнее этой светленькой девочки, случайно найденной им на площади Белорусского вокзала.

Только… Только где все-таки она была ему необходима больше — в постели или в офисе?.. И не искал ли он просто еще одного, но более преданного, чем тесть, помощника?..

Тарасов не стал долго размышлять над этим. Пустое… У него дела.

Он потратил несколько дней, вдалбливая в довольно смышленую, но рассеянную Юлькину голову азбуку компьютера и сам разработал для нее забавную компьютерную программу. Они сидели рядом возле Юлиного компа, и Артем с великим трудом отводил глаза и ладонь от чересчур смирных коленей исполнительного директора. Она ему тихо улыбалась и нашептывала, что надо потерпеть до шести… И тогда…

Так они оба учились: Юлька — обращаться с компьютером, а президент — ждать…

При самых простых ошибках отданный в личное пользование исполнительного директора комп, сурово обученный шефом, писал: «Кнопка, сначала думай, а потом жми на кнопочку!» При более серьезных оплошностях он начинал сердиться и выдавал фразу погрубее: «Кнопка, ты что, резко поглупела?»

При недопустимых промахах он ругался: «Таких, как ты, чересчур кнопистых юзеров, нельзя подпускать близко к технике!»

Юлька почитывала очередные послания президента и смеялась. Она была веселая девочка, рассчитанная и запрограммированная на улыбки.

9
{"b":"17687","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Тень горы
Первые сполохи войны
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Монах, который продал свой «феррари»
За закрытой дверью
Тайна Голубиной книги
Палатка с красным крестом