ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И вдруг она увидела, что вниз по течению плывет нечто вроде круглого плода кажу.

— Ах, вон она, голова! — сказала Носишка радостно. — Теперь уж я тебя починю, Жоан, мой родненький…

И она побежала вниз по холму. Борясь с волнами, она вытащила голову деревянного человечка и снова ловко приделала к туловищу, так что Представь Себе мог теперь спокойно рассказать о своей битве с осой.

Но в самом интересном месте рассказа кусты снова зашевелились, и…

— Закрой скорее глаза! — вскричал Представь Себе. — Кто знает, может быть, это опять осы или еще какие дикие звери…

Носишка крепко-крепко закрыла глаза, чтоб спастись… И спаслась…

Когда она снова открыла глаза, то увидела, что сидит в саду, на «своем корне», а на коленях у нее — Представь Себе, такой же неживой и немой, как прежде… Она встряхнула его, как встряхивают часы, которые внезапно остановились, но деревянный человечек не пошел… словно в нем лопнула пружинка.

— Как жалко! — пробормотала Носишка. — Я опять изменилась. Теперь я такая же, как обычно, и не вижу вокруг ничего особенного.

И она побежала домой, потому что день уже клонился к вечеру.

— Бабушка! — кричала она, взбегая на крыльцо. — Представь Себе был живой целый час и разговаривал со мной и показал мне чудесные вещи! И я видела души листьев, и как черепаха играла на дудке, и я сломала ее дудку, и из нее вылетели осы, и одна оса не…

— Остановись, остановись, деточка! — воскликнула донна Бента, затыкая уши. — Ты меня просто оглушила, и я абсолютно ничего не понимаю.

— …не улетела и хотела меня ужалить, и я закрыла глаза крепкокрепко, и Представь Себе вытащил гвоздь и убил ее, и она улетела, гадость эта, и Представь Себе потерял голову, и она покатилась по холму, и я…

— Перестань, слышишь! — рассердилась бабушка. — Пойди расскажи эту историю Педриньо, а меня оставь, пожалуйста, в покое.

Педриньо как раз возвращался из лесу, хмурый, надутый… Обманули, вокруг пальца обвели… И кто?… Педриньо обдумывал план мести. Носишка кинулась ему навстречу в крайнем возбуждении:

— Важные новости, Педриньо! Представь Себе был живой больше часу и проявил себя очень благородно, знаешь? У него характер гораздо лучше, чем у Буратино, не сравнить. Умней, во-первых, и потом — какой храбрый, какой верный друг!

Педриньо совершенно растерялся: как мог Представь Себе прожить целый час, если был сделан из ненастоящего говорящего дерева?

— Да жил же, я тебе говорю! — настаивала Носишка. — Но, чтобы увидеть его живым, надо обязательно измениться.

— В каком смысле?

— Да я сама не знаю, как тебе это объяснить. Я знаю только, что иногда люди изменяются, и тогда они видят тысячу чудесных вещей, которые всегда вокруг нас и которых мы не замечаем…

Эмилия, стоя в дверях веранды, слушала рассказ Носишки и удивлялась. Удивлялась все больше и больше и все шире раскрывала свои глаза -раскрывала, раскрывала, пока они — трр-рр — не лопнули.

Глаза у Эмилии были вышиты шелковыми нитками, и, когда она уж слишком удивлялась, с ними всегда случалось одно и то же — они лопались…

Часть 6.

Бродячий цирк.

Глава 1.

Предложения Эмилии.

Вскоре после конкурса на проект брата Буратино в Домике Желтого Дятла был объявлен новый конкурс: «Кто придумает самое интересное?» Победила… вы не догадываетесь?… Ну конечно, Эмилия. Поблескивая новыми глазами из голубого шелка, вышитыми накануне, она выдвинула великолепное предложение: устроить праздник, на котором будет выступать «Бродящий циркуль». Донна Бента, назначенная судьей конкурса, нашла, что идея превосходная, но очень смеялась над тем выражением, которое Эмилия употребила.

— Не «бродящий», а «бродячий», Эмилия. И не «циркуль», а «цирк». Циркуль — это прибор для черчения.

— А мне так больше нравится, — сказала Эмилия.

— Очень жаль, что у тебя все всегда не как у людей.

Эмилия упрямилась, упрямилась и наконец приняла только половину поправки:

— Если вы, сеньора, придаете такое назначение, то хорошо — пусть будет «цирк», но непременно «бродящий».

Донна Бента объяснила, что не «назначение», а «значение», и сказала, что «бродящий цирк» — такого названия нет.

— Нет, так будет! — сказала Эмилия. — Более звучно; вам что, одну букву жалко, что ли?

Донна Бента не соглашалась, но Педриньо нашел, что, правда, более как-то звучно, и решил так афишу и писать. Начали обсуждать план представления и распределять роли. Эмилия будет наездница и будет прыгать через обручи верхом на лошади. Жоан Представь Себе будет фокусник — ему придется глотать шпаги и есть огонь. А клоун? Главного-то и нет, кажется. Что ж за цирк без клоуна?

— Граф будет хорошим клоуном, только пускай не выражается поученому, — сказала Эмилия.

Пошли к графу. Домик графа находился на книжной полке: стены его составляли два толстых тома «Словаря португальского языка». Столом служила обложка какого-то древнегреческого трактата, кроватью — «Энциклопедия Смеха», замечательное снотворное средство. Другая мебель — шкафы, кресла, полки — тоже была из книжек в кожаных переплетах, унаследованных донной Бентой еще от ее дяди Агапито Заприкозу де Оливейра…

В этом домике граф проводил почти все свое время за чтением.

— Как ты думаешь, Эмилия, зачем он читает все эти старые книги? -шепотом спросила Носишка, подходя к домику графа. — По-моему, это очень опасно, правда?

Эмилия кивнула.

— Хорошие книжки, — продолжала Носишка, — это те, где рассказывается правда — как люди живут, разговаривают… И где есть над чем посмеяться… Правда?

Эмилия кивнула и, задрав голову, крикнула:

— Выходите, граф! Бросьте ваши старые книги, вы нужны для нового дела.

Граф, вздыхая, спустился с полки: он ни в чем не мог отказать знаменитой кукле…

Репетиции начались в тот же день. Педриньо был доволен своим учеником.

— Граф будет прекрасный клоун, — говорил он. — Даже лучше, чем этот такой знаменитый, которого тетушка Настасия так хвалит. Носишка, ты должна сшить ему какой-нибудь особенно потешный костюм.

— Я думаю, надо сшить костюм, как у настоящего клоуна: с большим желтым солнцем на спине.

— Ладно, ты займись солнцем, а я буду афишу писать.

Афиша вскоре была готова. И какая афиша!

"Знаменитый бродящий цирк.

Пешие и конные номера под управлением кавалера Ордена Желтого Дятла Педро Пустикозу де Оливейра.

Известная наездница Эмилия покажет художественную школу езды на своем коне Петуший Хвост.

Фокусник-иллюзионист-шпагоглотатель огня пожиратель (Дрожите!)

Прославленный клоун Куку Курузо. Смейтесь, смейтесь, смейтесь!

Пантомима «Сон в саду»

Представление закончится потрясающим сюрпризом.

Каждый зритель имеет право получить в фойе одну сладкую кокосовую лепешку и одно миндальное печенье типа «сахарные пальчики» — изделия знаменитой мастерицы сластей Настасимовой.

Не бойся начала, а жди конца.

Спешите! Только сегодня! Спешите!

Цена: ложи — 1 крузейро, партер — 10 сентаво.

Примечание: вход за кулисы категорически воспрещается"

— Все очень красиво, — одобрила Носишка, — только что это за фамилия «Пустикозу»?

— Это мое предложение, — тотчас же откликнулась Эмилия, — ты на меня, конечно, не обижайся, но ваша фамилия Заприкозу как-то неблагозвучна. Зачем ее запирать, в самом деле. Пускай гуляет!

Носишка нашла, что в рассуждениях куклы есть много верного, и в награду за то, что она такая умная, послала ее погулять по саду.

— А как же будет с музыкой? — спросил Педриньо, когда они остались вдвоем. — Ты не можешь заняться музыкой, потому что будешь встречать гостей. Тетушка Настасия тоже не может, потому что будет раздавать угощение. Кто же тогда?

— Я думаю, Рабико, — подсказала Носишка. — Слух у него не ахти какой, но ничего, сойдет.

— Нет, ни в коем случае! Рабико мне нужен для другого. — И Педриньо что-то зашептал на ухо сестре.

21
{"b":"17689","o":1}